Дальше — сами

8 октября 2012, 00:00
  Юг

Редакционная статья

Проигрыш Краснодара в борьбе за право принимать Чемпионат мира по футболу 2018 года прозвучал неожиданно по самым разным причинам. Первая — потому что Краснодар, в отличие от большинства городов-претендентов, действительно заслужил мундиаль своей футбольной активностью и готов к нему — инвесторы в ключевые проекты определены. Вторая — крепкая связка Владимира Путина и кубанского губернатора Александра Ткачёва, которая всегда работала таким образом, что неожиданностей не предполагалось. До последних дней Ткачёв в публичном пространстве продолжал говорить о перспективах футбольного Краснодара, которые не вызывали никаких сомнений. Но не исключено, что усомнился в них сам президент страны — неофициально утверждается, что решение по окончательному списку городов, которые станут площадками для чемпионата, принимал именно Владимир Путин, а не ФИФА; об этом свидетельствует и целый ряд косвенных признаков. Например, рассказывают, что комиссия ФИФА вообще не долетела до Сочи — аэропорт не принимал по погодным условиям, а на пресс-конференции вопрос о принципах отбора городов представитель футбольной организации сразу переадресовал российскому министру спорта Виталию Мутко. И тот сказал, что главным был принцип «один регион — один город». Но по этой логике оставлять надо было бы Краснодар, а не Сочи. Городу-курорту чемпионат ничего не прибавит, а для Краснодара он стал бы ключевым драйвером развития на пятилетку вперёд. Иными словами, решение обойти вниманием столицу Кубани — это решение, выношенное в федеральных властных кругах, и, конечно, оно во всех смыслах политически значимо.

В этом году на Сочинском инвестиционном форуме впервые не было Владимира Путина. Раньше он ездил сюда и в качестве президента, и в качестве премьера. В нынешнем году Путин заменил Дмитрия Медведева на Петербургском экономическом форуме, а Медведев впервые приехал на сочинскую площадку. И его появление внесло явные коррективы в позиции Кубани и губернатора региона. Например, впервые в истории форума Александра Ткачёва не было среди выступавших на пленарном заседании. Там вообще царила «медведевская» команда, которая, обсуждая проблему конкурентоспособности страны, главными авторитетами в этой области посчитала приглашённых иностранцев. Мало того, Ткачёв ещё и получил по полной программе от Медведева за промахи в организации мероприятия, о которых премьер-министр не только не поленился несколько раз сказать во время пленарного заседания, но и вернулся к ним на следующий день на совещании в Сочи. В этом контексте отменённая пресс-конференция организаторов по итогам форума воспринималась чисто политически. Это потом мы узнали, что Кубань заключила меньше соглашений, чем год назад. Здесь же было понятно, что представителям края не дали выступить от имени троицы организаторов — это Дмитрий Медведев, Дмитрий Козак, Александр Ткачёв. Раньше, когда место Медведева занимал Путин, итоги форума всегда подводил от имени организаторов Краснодарский край. Конечно, сопоставление всех этих фактов заставляет сделать вывод о том, что федеральный центр в достаточно жёсткой форме, которая стала очевидной после выбытия Краснодара из борьбы за чемпионат мира, попросил Кубань по­двинуться. Вопрос: почему?

Вариант первый, тактический: нельзя было делать столь крупный подарок Ткачёву в период, когда ещё не схлынул вал критики в его адрес — Кущёвка, Крымск, казачьи дружины. Впрочем, Путин ведь не очень-то чуток к критике — но в данном случае его решение в некотором смысле подтверждает, что критиковать есть за что. Вариант второй, стратегический: у Кубани колоссальный отрыв даже от благополучных соседей по округу — и, с точки зрения федерального управления, стимулировать дальнейшее усиление этого отрыва неправильно. Дальше, мол, ребята — сами.