«Мы не ожидали такого резонанса»

Общество
Москва, 08.10.2012
«Эксперт Юг» №40-41 (230)
Поиски восьмилетней Даши Поповой, похищенной в Ростове-на-Дону и найденной через восемь дней, повлекли беспрецедентную по своей массовости гражданскую реакцию на чужую беду — в поисках девочки так или иначе приняли участие около 20 тысяч человек, из которых всего около 30 выполняли роль координаторов. «Эксперт ЮГ» пообщался с одним из руководителей поискового отряда

Бах! — и пробка от шампанского покатилась по осенней листве: группа молодых людей на ступеньках послевоенной двухэтажки радостно разливают шипучий напиток. Это штаб добровольческого поискового отряда «Лиза алерт Юг» на улице 20 лет Октября в Ростове-на-Дону. Юноши и прослезившиеся девушки обнимаются — этот момент стал счастливой развязкой в трагедии пропажи и изнуряющих поисков восьмилетней Даши Поповой, которую нашли невредимой на девятый день. Парни в камуфляже, с уставшими красными глазами, скупо улыбаются и просят собравшихся отпустить их домой — почти все они последние несколько суток спали лишь короткими урывками в промежутках между поисками и своей работой.

Поисковый отряд в эти дни собрал под своё знамя не менее 20 тысяч человек, утверждают координаторы сообщества. Как коренной ростовчанин, не могу вспомнить, чтобы столько народу единовременно откликнулось на чужое горе. Можно утверждать, что эта поисковая операция была беспрецедентной для региона. На столбах, ларьках, в магазинах, кафе, на стёклах машин были расклеены ориентировки Даши. С участием волонтёров «Лизы алерт Юг» были прочёсаны десятки квадратных километров, вместе с полицией осмотрено 1300 квартир, 1600 гаражей, 15 бойлерных станций, не считая двух акваторий, сотен автомобилей, дачных строений, канализационных люков, чердаков, подвалов и прочих технических помещений.

Два года назад был создан столичный поисковой отряд «Лиза алерт» — в лесу Московской области не успели найти Лизу Фомкину, и она погибла от переохлаждения. З2-летний шахтинец Максим Максименко — один из основателей и соруководителей ростовских поисковиков — вместе с единомышленниками оказывал помощь в ликвидации последствий наводнения в Крымске, где и познакомился с участниками московского отряда. Поисковая группа «Лиза алерт Юг» появилась 6 августа этого года, на следующий день после пропажи Александры Целых в районе хутора Калинин.

Трагедия Даши Поповой закончилась хэппи-эндом — около полудня 27 сентября девочка была найдена живой и здоровой в автомобиле, принадлежавшем 57-летнему Александру Максимову, который, по версии следствия, похитил школьницу с целью получения выкупа. К обнаружению Даши волонтёры «Лизы алерт Юг» не имеют прямого отношения. Но женщина, сообщившая в полицию информацию о нахождении девочки, знала её по ориентировкам. О случившемся знал весь город, область, пожалуй, вся страна. Существует мнение, что такой резонанс и позволил сохранить жизнь ребёнку. В Ростове радовались все, кто знал о беде. В сети настойчиво повторялось: «Даша нашлась! Она жива!».

Максим Максименко рассказывает в интервью «Эксперту ЮГ», что в отряде не ожидали такой гражданской реакции; им буквально «на коленках» пришлось организовывать столь массовые поиски девочки. Добровольческая инициатива оформилась в довольно внятное сообщество, которое намерено наращивать материально-техническую базу для поисков пропавших людей в тесном контакте с правоохранителями.

— Какова численность волонтёров «Лизы алерт Юг»?

— Постоянное число добровольцев назвать невозможно. Костяк отряда — порядка тридцати человек. Это подготовленные, экипированные люди, которые несут организационные функции, выступают координаторами, а также старшими поисковых групп. Хотя конкретно в поисках участвует значительно больше людей. Координаторы, которые находятся как на телефонной связи, так и «в поле», направляют людей в нужные районы и отмечают эти участки на карте. По итогам поисков мы пишем отчёты, как для себя, так и для полиции.

— Расскажите о поисках Даши Поповой. Сообщалось, что в рамках поисковых инициатив «Лизы алерт Юг» действовало порядка двадцати тысяч волонтёров. Чем занимались люди всё это время?

— Когда пропадают дети — откликается большое количество людей. Действительно, участников поисков в том или ином качестве было не менее двадцати тысяч. Мы создали группу в соцсети «Вконтакте». За первые дни к группе присоединилось более трёх тысяч добровольцев. Не говоря уже о тех, кто своими перепостами и выкладками на разных форумах распространяли в интернете ориентировки на Дашу.

Честно говоря, мы не ожидали такого резонанса. С каждым днём звонило всё больше и больше людей. Нам предлагали различную помощь: транспорт, продукты, рации, фонари. К поисковым штабам, которые действовали в Александровке и на втором посёлке Орджоникидзе, подъезжали машины с людьми разного возраста и достатка. Кто не мог отправиться на поиски — привозили еду. Отклики приходили даже из-за рубежа. К примеру, перед испанским аэропортом нам предложили повесить баннер на тот случай, если ребенок вывезен за границу.

Большинство людей печатали и расклеивали ориентировки по городу. Конечно, с печатью нам помогали типографии, но ориентировок не всегда хватало. Результат — город чуть ли не в четыре слоя был обклеен информацией о пропаже Даши. Многие добровольцы вместе с нами участвовали в поисках девочки: прочёсывали пересечённые местности, осматривали заброшенные строения, промышленные объекты, чердаки, подвалы, квартиры, подозрительные гаражи. Работа велась день и ночь. При этом попутно был выявлен ряд сокрытых преступлений.

Как происходило взаимодействие с правоохранительными органами?

— Координация с представителями власти очень важна — у них больше полномочий и возможностей. Тем более что осмотр жилья и гаражей происходил только с участием полиции — таков закон. Вначале с нами работал конкретный сотрудник полиции, просил людей для поиска и осмотров в различных районах. Потом мы участвовали в совещаниях оперативного штаба, постоянно получали свежую информацию от правоохранителей, что позволяло эффективно проводить совместные поисковые мероприятия. Также мы контактировали с сотрудниками Следственного комитета. Такое массовое волонтёрское сотрудничество с полицией стало возможным потому, что мы объединили добровольцев и скоординировали их работу. Мы подробно инструктировали всех волонтёров, принимавших участие в поисках. Для полиции важно, чтобы такое содействие велось организованно и строго в рамках закона. Стихийные нескоординированные добровольческие поисковые инициативы, как показала практика, не всегда корректны и законны.

В рамках поиска Даши Поповой взаимодействие с полицией мы оцениваем на «отлично». Чего, к сожалению, не было во время поиска Саши Целых — мы практически не имели координации с оперативным штабом. Возможно, это было вызвано осторожностью полицейских. Но сейчас наше движение завоевало доверие, и мы очень надеемся, что дальнейшая работа «Лизы алерт Юг» будет вестись с правоохранителями так же тесно. Сейчас у нас есть контакты с высокопоставленными сотрудниками как Следственного комитета, так и полиции, которые всегда смогут помочь в нашей поисковой работе. Мы продолжаем обсуждать с правоохранителями перспективы сотрудничества.

В чём заключаются основные трудности во время поиска человека? Какие проблемы возникали при поисках Даши?

— Основная проблема — отсутствие координации. К примеру, я не служил в армии, да и ни у кого из нас не было опыта управления таким количеством людей, поэтому случались разные казусы, но мы их преодолели. Мы просто не ожидали такой массовой гражданской реакции. Для поисков Даши людей хватало, но поначалу мы испытывали трудности с оборудованием. Приходили добровольцы чуть ли не с телефонными фонариками и, естественно,без раций. К такому никто не готовился морально или технически; случилась беда — люди откликнулись. Нам сильно помогло ростовское интернет-сообщество — несколько форумов (ростовский автофорум, форум джиперов, байкеров, форум «Ростов-мама» и Сайт совместных покупок) организовали сбор денег и оборудования. К примеру, «Ростов-мама» купил нам 20 комплектов лучших в мире гражданских раций. Всё это днём и ночью люди привозили к нам в штаб. Низкий поклон им и огромное спасибо! Принципиальная позиция «Лизы алерт» по всей стране — не принимать денежных средств от граждан. У нас нет никаких расчётных счетов или виртуальных кошельков. Помощь мы принимаем в натуральном виде. Вот поэтому ребята с форумов пошли таким путём. Более того, участники ростовского форумного сообщества собрались покупать нам УАЗ, который будет оборудован под передвижной штаб с соответствующим оборудованием.

— Оказывает ли бизнес помощь отряду? В чём вы вообще нуждаетесь?

— Мы очень благодарны всем компаниям, которые оказывают нам помощь. К примеру, «МегаФон» выделил сим-карты и организовал для нас виртуальный call-центр — информсистему, к которой подключены номера координаторов, что существенно облегчило нам жизнь. Топливные талоны нам выделяют «Башнефть» и «Газпромнефть». Продуктовую помощь оказывают торговые сети «О`кей» и «Перекрёсток». В кафе «Рис» и «Ассорти» распространяются наши ориентировки, которые безвозмездно для нас печатают в ростовских типографиях.

Оборудованием сейчас мы вроде укомплектованы. Но какие-то потребности возникают постоянно. К примеру, на нашем штабном внедорожнике полетела коробка передач. Машина принадлежит Володе, одному из координаторов отряда. Вроде бы личная нужда. Но на этом джипе мы в любую погоду по глухому бездорожью ездили на поиски. Нашлись люди, которые вызвались отремонтировать машину. И это не мелочь, а большая помощь!

— Какие советы вы можете дать родителям?

— Может, это банально прозвучит, но ребенок должен понимать: мир прекрасен, но уродов хватает. Поэтому не нужно разговаривать с посторонними людьми. Ни с кем никуда ни за что не ходить. Если последовала попытка силового действия — вырываться, кричать, всеми возможными способами привлекать внимание. Более подробные инструкции есть на сайте lizaalert.org и нашей страничке vk.com/lizaalert_rostov. Сейчас мы планируем начать просветительскую работу в школах. Уже есть договорённости с департаментами образования Волгодонска и Шахт о встречах с сотрудниками школ, родителями и учениками. Очень надеемся на такое сотрудничество и в Ростове-на-Дону.

— У вас есть семья? Чем вы занимаетесь, кроме поисков пропавших людей?

— Во время поисков Даши у меня родился второй сын. Сейчас пытаюсь «проставиться» по этому поводу на работе. Но в последнее время я больше времени провожу в Ростове, чем дома, в Шахтах. А вообще занимаюсь предпринимательством в сфере грузоперевозок.

— Чем для вас является поисковая деятельность? Что вами движет?

— Пожалуй, это трудно передать словами. Что бы я ни сказал, будет звучать пафосно, но по-другому, наверное, не получается. Есть чёткая уверенность: если ты мимо пройдёшь, то и все пройдут. А так нельзя. Примерно такие же мысли по этому поводу у моих товарищей по отряду. Тем более мы все не так давно познакомились.                            

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №40-41 (230) 8 октября 2012
    Инвестиции Юга России
    Содержание:
    Южные регионы поменялись потенциалами

    По результатам Сочинского инвестиционного форума и результатов конкурса городов за право принять у себя Чемпионат мира по футболу 2018 года определился основной сюжет конкуренции между южными регионами. Отчасти Кубань сейчас меняется ролями с Ростовом и Волгоградом — она теперь в гораздо большей степени будет развиваться сама, тогда как соседи получат федеральную помощь и внимание, которых им не хватало

    Реклама