Первые всходы реального сектора

Спецвыпуск
Москва, 22.10.2012
«Эксперт Юг» №42-43 (232)
За год объём частных инвестиций в экономику Ингушетии вырос почти в пять раз. Республика постепенно преодолевает сложившийся образ хронически депрессивного субъекта федерации. О созданных в регионе механизмах господдержки инвестиционного процесса «Эксперту ЮГ» рассказал заместитель председателя правительства Республики Ингушетии Павел Пущин

Фото предоставлено правительством республики Ингушетия

— Какова динамика привлечения частных инвестиций в экономику Ингушетии за последние несколько лет?

— Общий объём инвестпроектов, находящихся в реализации, сейчас составляет 22,3 миллиарда рублей. По итогам этого года объём фактически освоенных частных инвестиций должен достигнуть 10 миллиардов рублей. Для сравнения, в прошлом году в экономику республики было вложено 2,2 миллиарда рублей внебюджетных средств, в 2010 году — 600 миллионов.

— Можно ли на основании этих показателей говорить о том, что инвестиционный климат в республике обрёл новое качество?

— Если сравнивать совсем недавние времена, когда люди боялись вечерами выходить на улицу, с сегодняшним днём, то прорыв колоссальный. Если же относиться к результатам самокритично, то хотелось бы большего. Нельзя забывать, что Ингушетия — это самый молодой субъект федерации, и до недавнего времени здесь практически полностью отсутствовал реальный сектор экономики, у него просто не было времени сформироваться. В советский период в любом регионе предполагалось наличие промышленного, сельскохозяйственного и научно-интеллектуального секторов. В Чечено-Ингушской АССР промышленная и научная база была сосредоточена в Грозном, а на территории нынешней Ингушетии находились аграрные районы. Поэтому остальные сферы экономики пришлось создавать с нуля, и за 20 лет в республике удалось только более или менее сформировать необходимую инфраструктуру. Наложили свой отпечаток и известные события девяностых годов и последующих лет.

— Что сейчас служит для бизнеса главным стимулом инвестировать в экономику Ингушетии?

— Бизнесу нужны гарантии, что он не потеряет свои средства, и мы стремимся обеспечить это при помощи институтов господдержки инвесторов. Например, в республике создана комиссия по снятию административных барьеров, задача которой — минимизировать сопротивление чиновников предпринимательским инициативам. Совсем недавно мы провели её первое заседание, рассматривали проблемы, с которыми сталкивается реализация инвестпроектов, — землеотведение, подведение коммуникаций. Я сам нахожусь в прямом контакте со всеми инвесторами — их пока не так много, поэтому есть возможности лично решать многие вопросы. Кроме того, с целью активизации работы с инвесторами мы утвердили новую структуру министерства экономики, уникальную для большинства российских регионов. Работа министерства благодаря новой структуре предметно ориентирована на результат, у каждого отдела чёткий функционал; в частности, в министерстве создан отдел содействия бизнес-инициативам.

— Какие наиболее крупные инвестпроекты сейчас реализуются на территории Ингушетии?

— Сегодня на стадию реализации вышли три масштабных проекта, суммарный объём вложений в которые — порядка 11 миллиардов рублей. Если эти проекты будут успешно реализованы, то в экономике республики произойдёт очень большой сдвиг. Необходимо также подчеркнуть, что все эти проекты — кластерного типа, каждое звено в их производственной цепочке может быть самоокупаемым. Во-первых, это кластер инновационных энергоэффективных строительных материалов ООО «Ин-Ария», для которого уже отведена площадка, подписан кредитный договор со Сбербанком России, в ближайшее время для этого проекта должны быть окончательно утверждены госгарантии российского правительства. В рамках проекта будет создано четыре предприятия, работы должны начаться в конце октября. Во-вторых, промышленный кластер ООО «Артис», предполагающий создание стеклотарного производства для завода по розливу минеральной воды «Ачалуки», работа на этой площадке уже идёт; также в рамках кластера создаются производства углекислого газа и ПЭТ-тары. В-третьих, элеваторно-мельничный комплекс ООО «Сатурн-1» в городе Карабулаке, где уже практически сданы в эксплуатацию зерновые элеваторы ёмкостью хранения зерна 40 тысяч тонн и 1,2 тысячи тонн и мукомольный завод мощностью переработки 2,4 тысячи тонн зерна в сутки.

— Насколько сложным оказалась работа республики в рамках программы предоставления госгарантий российского правительства для приоритетных инвестпроектов СКФО?

— Сама задача программы госгарантий заключалась в том, чтобы взрастить на Северном Кавказе финансовую и производственную элиту. Изначально у нас было понимание, что инвесторы в республике не начнут выстраиваться в очередь, поэтому надо использовать собственные ресурсы. В результате мы провели большую работу с выходцами из республики, которые создали бизнес за её пределами. Это был очень непростой процесс, и наиболее сложным его элементом оказалось взаимодействие с банками — их требования были достаточно высоки. Были и такие проблемы, как низкое качество профессиональных кадров в регионе. Но в течение года мы очень много сделали, чтобы помочь инвесторам привести свой бизнес в тот современный вид, который требуют банки. В результате проект «Ин-Ария» прошёл кредитный комитет Сбербанка, кредитная линия должна быть открыта в ближайшие дни.

— Проработан ли вопрос о рынках сбыта продукции создаваемых крупных предприятий?

— Это был один из основных вопросов, которые интересовали банки при рассмотрении заявок на кредитные средства. Поскольку производства задуманы очень масштабные, то рынком их сбыта будет вся Россия и даже зарубежные страны. Например, предприятие «Сатурн-1» станет вообще крупнейшим российским предприятием в своей отрасли, аналогов ему в стране сейчас нет. Предприятие будет ориентировано в том числе и на иностранных потребителей, поскольку у инвестора проекта, который занимается сбытом муки, имеются зарубежные контракты. Проект «Артис», безусловно, рассчитан прежде всего на Россию. Инициатором проекта «Ин-Ария» выступила достаточно крупная строительная группа, которая много строит по всей стране и окажется среди основных потребителей продукции кластера стройматериалов.

— А какие механизмы господдержки предусмотрены для предпринимателей внутри республики, которые хотели бы реализовать здесь небольшие или средние инвестпроекты?

— Небольшие проекты — более гибкие, они, как правило, более понятны для банков, и в этом году нами был создан приоритетный механизм финансирования для таких проектов. На международном экономическом форуме в Петербурге республикой подписано соглашение с дочерней структурой Внешэкономбанка — Российским банком поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП Банком). В рамках соглашения мы будем предлагать банку нишевые проекты стоимостью до 300 миллионов рублей на определённых условиях, а банк обязуется предоставлять для них низкие процентные ставки по кредитам с длинным сроком погашения. Через систему межбанковского кредитования средства будут поступать на счёт банка, уполномоченного со стороны МСП Банка.

— Есть ли примеры того, как работает эта схема?

— Уже три наших проекта прокредитовались через столичный РИА-банк. Это предприятие «Инпром-сервис» — мини-завод по переработке отходов мясного животноводства и расширению производства полуфабрикатов, а также два производителя мебели — ООО «Горизонт» и ООО «Мебельторг». Мы стремимся стимулировать малый бизнес республики к выходу на новый уровень. Например, некоторые из малых предприятий сейчас первый раз берут кредиты по 25-30 миллионов рублей, а ряд средних проектов представляют собой бизнес, выросший благодаря поддержке государства.

— Какие процентные ставки банки сегодня готовы предлагать для реализации малых и средних проектов в республике?

— В рамках описанной схемы с участием МСП Банка процентная ставка для небольших проектов составит порядка 12 процентов годовых на пять лет. Привлекательность этого кредита для малого и среднего бизнеса состоит ещё и в том, что в дополнение к банковскому кредиту республика будет предоставлять проектам все имеющиеся в её распоряжении формы господдержки. Это субсидирование процентных ставок по кредиту — в данном случае две трети, гарантийный фонд для предоставления залогов, возмещение части арендных платежей и затрат по лизинговым платежам. Для всех видов господдержки у нас зарезервированы средства, и предприниматели, как правило, пользуются этими возможностями в максимальной степени.

— В январе этого года Ингушетия была включена в состав туристического кластера Северного Кавказа. Что после этого сделано в республике для создания туристической инфраструктуры?

— В течение последнего года мы сделали всё, чтобы доказать, что являемся полноценным участником процесса развития туризма на Северном Кавказе. После того, как Ингушетия вошла в состав туристического кластера, был утверждён перспективный план развития особой экономической зоны площадью 26,8 тысячи гектаров, в рамках которого мы начали отрабатывать некоторые её элементы, в том числе инвентаризацию земель. Границы зоны сформированы, теперь необходимо произвести разграничение земель по типам собственности, после чего будет сформирован кадастровый план, который представим в Минэкономразвития. Но мы не ждём, пока будут выделены средства в рамках кластера, и уже начали строить в республике первые горнолыжные спуски в рамках государственно-частного партнёрства при активном участии частного инвестора — группы «Акрополь». Первая трасса длиной 1200 метров будет готова в конце года, одновременно идёт строительство дороги длиной два с половиной километра в районе Бейни — одном из предполагаемых мест развития курортной зоны.

— Каких первоочередных вложений сегодня требует развитие туризма в Ингушетии?

— Основные средства необходимы для создания инженерной инфраструктуры. Сейчас мы готовим соответствующие предложения по подготовке внешней инфраструктуры для госпрограммы по развитию Северного Кавказа. Эта программа заработает не раньше 2016 года, но активное развитие курортов Ингушетии может начаться значительно раньше. Дело в том, что особая экономическая зона в рес­публике изначально примыкает к объектам внешней инфраструктуры, это переносит основной акцент на создание инфраструктуры внутренней — подведение газа, электричества, воды, автодорог в пределах особой экономической зоны. На эти цели требуется, по нашей оценке, 17,9 миллиарда рублей, и сейчас мы будем добиваться увеличения уставного капитала ОАО «Курорты Северного Кавказа» на соответствующую сумму. При этом условии процесс развития туризма в Ингушетии пойдёт достаточно быстро, нужна только политическая воля.

— Каким образом планируется привлекать первых туристов?

— Мы уже начали работать с туроператорами Ставропольского края, которые принимают на Кавминводах гостей из разных концов страны. Для отдыхающих на Кавминводах традиционно предлагаются различные экскурсии, и в этом году такая экскурсия в первый раз добралась до Ингушетии, у нас побывало несколько групп — из Кабардино-Балкарии, Ставропольского края. Раньше крайней точкой таких экскурсий была Северная Осетия, поэтому можно сказать, что мы сделали очень важный первый шаг.                          

Новости партнеров

    «Эксперт Юг»
    №42-43 (232) 22 октября 2012
    Мобильные приложения
    Содержание:
    iРазработчики себя обнаружили

    Главный тренд телекоммуникационного рынка — экспоненциальное увеличение статистики входа в интернет с мобильных устройств, смартфонов и планшетных компьютеров. На Юге сейчас активно формируется рынок разработки мобильных приложений

    Реклама