«Такого самодостаточного производства в России пока больше нет»

Спецвыпуск
Москва, 22.10.2012
«Эксперт Юг» №42-43 (232)
В Ингушетии формируется уникальный для Северного Кавказа промышленный кластер. Завод минеральных вод «Ачалуки» — одно из старейших производств в республике — планирует значительно расширить выпуск продукции за счёт создания ряда сопутствующих производств, прежде всего стеклотары

Фото: Анжела Иванченко

Проект «Развитие инфраструктуры завода по розливу минеральной воды в селе Средние Ачалуки Малгобекского района» стоимостью почти 2,3 млрд рублей, заявленный местной компанией «Артис», — один из самых масштабных в Ингушетии. В конце прошлого года распоряжением российского правительства был утверждён паспорт проекта, включающий софинансирование строительства инженерной инфраструктуры из Инвестфонда РФ в размере 236,4 млн рублей. Завод минеральных вод «Ачалуки» ставит задачу экспансии на российском рынке, и наличие собственного стекольного производства должно стать в этом процессе важным конкурентным преимуществом. О планах по развитию кластера «Эксперту ЮГ» рассказали генеральный директор завода «Ачалуки» Магомед Аушев и генеральный директор ООО «Артис» Магомет-Башир Аушев.

Водный бренд республики

— Вода «Ачалуки» пока не так хорошо известна потребителю, как другие минеральные воды Северного Кавказа. Каковы основные вехи в истории предприятия?

М.А.: — Минеральные скважины в селении Средние Ачалуки известны с 1860 года, завод по производству минеральной воды «Ачалуки» создан в 1929 году. В отличие от чисто лечебных сор­тов с определённой нормой потребления, воду «Ачалуки» можно пить столько, сколько требует организм, хотя в советский период эта вода продавалась только в аптеках. После 1944 года, когда завод был перемещён в помещение бывшей мечети и полумеханизирован, его производственная мощность составляла всего 400 тысяч бутылок в год. В 1970 году предприятие реконструировали, появились дополнительные складские помещения, тогда выпускалось до двух миллионов бутылок воды в год.

— Когда были установлены производственные линии, на которых предприятие работает сейчас?

М.А.: — С 2005 года мы провели полное переоборудование и модернизацию завода, ввели в эксплуатацию две линии розлива. Одна из них специализируется на розливе воды в стеклянные бутылки, вторая — в ПЭТ-бутылки производства итальянской компании SIG Simonazzi. Сейчас суточная производительность завода составляет более 500 тысяч ПЭТ-бутылок и 300 тысяч в стеклянной таре.

— Какое оборудование вы планируете установить в ходе расширения производства?

М.А.: — Мы ведём переговоры с немецкой компанией KHS по приобретению трёх линий розлива. Это линия ПЭТ для минеральных и сладких напитков мощностью 35,2 тысячи полуторалитровых бутылок в час, линия по розливу в стеклянные бутылки вместимостью 0,5 литра мощностью 36 тысяч бутылок в час и линия по розливу питьевой воды мощностью 3,4 тысячи пятилитровых бутылок в час. Планируется также поставить линии по розливу натуральных соков в стеклянные литровые бутылки мощностью 40 тысяч бутылок в час. Сейчас в нашем ассортименте 45 наименований, а на новом оборудовании мы сможем увеличить его до 150. Устанавливается оборудование по производству ПЭТ-преформ, а также углекислого газа и термоусадочной плёнки. Одновременно строятся новые цеха и складские помещения, полезную площадь предприятия предполагается увеличить до 42 тысяч квадратных метров.

— Вы проводили модернизацию предприятия на собственные средства или пользовались кредитами?

М.А.: — В основном вкладывали собственные средства. Сейчас мы обсуждаем со Сбербанком возможность привлечения кредита для приобретения нового оборудования под госгарантии. Мы рассчитываем на господдержку, потому что, помимо собственно увеличения объёмов выпуска, расширение завода позволит создать в глубоко дотационном Малгобекском районе ещё почти полтысячи новых рабочих мест. При этом на предприятии не стоит острый кадровый вопрос — работать на заводе престижно, поскольку кадровой политике мы уделяем особое внимание. Почему бы такой проект не поддержать?

— Как сегодня строится дистрибуция вашей продукции? В каких регионах продаётся вода «Ачалуки»?

М.А.: — После проведения мониторинга, который показал значительное увеличение спроса на нашу продукцию, мы шаг за шагом стали выходить за пределы республики. В 2006 году мы создали торговый дом в Москве, который занимается распространением и реализацией воды за пределами респуб­лики, и сейчас работаем в Ставропольском крае, Чечне, Ростовской области и других регионах, в таких городах, как Москва, Петербург, Тула, Воронеж, Саратов. Пока мы не вошли во многие крупные розничные сети, но планируем это сделать после получения нового оборудования. Также мы хотели бы экспортировать воду за границу, например, в арабские страны. Заинтересованность в сотрудничестве с нами выразил и Китай, китайская делегация не так давно посетила наш завод.

— Насколько существенна для вас конкуренция с лидерами рынка?

М.А.: — Нам удаётся расширять свои рыночные позиции за счёт высокого качества. Вот самый простой пример. Многие производители разливают воду в ПЭТ-преформы массой 39–40,5 грамма, а когда берёшь такую бутылку в руки, вода выливается, потому что бутылка мягкая. У нас преформа весит 42 грамма, это даёт твердость почти как у стекла. Это дороже, но удобнее. Тем более что с 2005 года отпускная цена у нас держится на одном уровне, за бутылку в полтора литра — 9 рублей, за стеклянную полулитровую бутылку — 15 рублей. Многие производители в соседних республиках повысили цены, а наша цена благодаря новому оборудованию не меняется. Кроме того, мы проводим диверсификацию ассортимента продукции. У нас есть линейка напитков на основе артезианской воды с добавлением натурального сока, они разливаются в стеклянную тару, а низкокалорийные напитки на основе сахарозаменителя — в пластиковую. Регулярно проводится добровольная сертификация ингредиентов напитков и всей продукции.

— Каковы предельные возможности скважин для расширения производства?

М.А.: — Завод производит три вида минеральной воды: «Ачалуки», «Голден Ачалуки», «Сильвер Ачалуки», а также питьевую воду «Ачалуки-Н». У нас три источника для трёх видов воды — обычной «Ачалуки», «Голден» и «Сильвер». «Голден» по составу минерализации сравнивают с минеральной водой Карловых Вар, а «Сильвер» — с боржоми. Дебит скважины «Ачалуки» — 680 кубометров в сутки, «Голден» — 280 кубометров, «Сильвер» — 230 кубометров, в одном кубометре — тысяча литров. В 2005 году мы провели мониторинг и установили, что такие объёмы можно разливать до 2029 года.

— Насколько существенным фактором риска для вас является сезонный характер спроса на воду?

М.А.: — Мы рассчитываем снизить этот фактор за счёт реализации питьевой воды в пятилитровых ёмкостях и 19-литровых кулерах, спрос на этот вид продукции, например, в Москве и Петербурге меньше зависит от сезона. Мы уже проложили для этого 24-километровый водопровод от месторождения, получили заключение экспертизы в Ставрополе и Москве о том, что вода имеет высшую категорию.

— Каким образом вы планируете снижать издержки за счёт создания сопутствующих производств?

М.А.: — Создание стекольного завода «Артис» позволит нам значительно сократить затраты на доставку тары — сегодня мы закупаем бутылку в городе Гусь-Хрустальном Владимирской области. Мы уже можем нивелировать издержки на транспорт за счёт собственного автопарка, а за счёт нового оборудования контролировать себестоимость. Также будем сами производить углекислый газ, которым сможем обеспечить не только завод, но и близлежащие регионы. Ещё будем делать термоусадочную пленку, уже делаем преформы для ПЭТ. Единственное, что придётся закупать на стороне, — это этикетка, пробка и гофротара. Такого самодостаточного производства в России пока больше нет. К сожалению, в республике не развито садоводство, иначе мы бы производили сиропы для натуральных соков из местного сырья, это было бы и дешевле, и выгоднее.

— Как вы решаете вопрос с персоналом для предприятия?

М.А.: — Главный инженер у нас из Ставрополя, есть специалисты из Краснодарского края. Соглашением с немецкими партнёрами, которые поставят нам оборудование, предусмотрено, что они производят сборку, пусконаладочные работы и обучение специалистов. Для этого будем набирать местные кадры.

Стекло для своих

— Каким образом планируется распределять продукцию предприятия между заводом «Ачалуки» и сторонними заказчиками?

М-Б.А.: — На предприятии будет три производственные линии, две из них станут производить бутылку для завода «Ачалуки», одна — выполнять эксклюзивные заказы. Мощность производства — 286 миллионов бутылок в год; мы рассчитываем, что 50–70 процентов из них будет забирать завод «Ачалуки», это позволит снизить себестоимость производства минеральной воды процентов на 15–20. Остальное пойдёт в соседние регионы. В Чечне, например, сейчас развивается производство соков — им будет выгоднее закупать тару у нас, чем в других регионах. Есть также договорённости о поставках в ближнее зарубежье.

Магомет-Башир Аушев yug_232_046.jpg Фото: Анжела Иванченко
Магомет-Башир Аушев
Фото: Анжела Иванченко

— Какая господдержка проекту была оказана в части инфраструктурного обеспечения?

М-Б.А.: — Инфраструктура к заводу — газ, вода, электричество — подводится за счёт федеральных средств. Решение построить здесь завод по производству стеклотары было принято давно, потому что в Ингушетии есть достаточные запасы сырья — кварцевого песка, месторождение которого находится в нескольких километрах от завода. Работы по строительству стекольного завода начинались ещё в 2004 году, потом несколько раз останавливались. В 2010 году, когда я возглавил проект, было проделано обоснование увеличения мощности печи до 300 тонн стекла в сутки. Общая стоимость проекта доведена до двух миллиардов рублей, на данный момент освоено уже более 693 миллионов, в 2013 году мы рассчитываем на запуск предприятия.

— Как быстро вы сможете вый­ти на заявленную проектную мощность?

М-Б.А.: — Стекольные заводы никогда не запускаются сразу, первые полгода работа будет идти в половину заявленной мощности, иначе печь можно загубить. Далее начнём сразу выходить на полную мощность, чтобы окупить вложения. Печь закупается немецкая, производственная линия — итальянская. По европейским стандартам печь обычно рассчитывается на 7–12 лет бесперебойной работы. Мы надеемся, что без остановки лет семь-восемь она проработать сможет, работа будет идти круглосуточно. Срок окупаемости проекта составит порядка семи лет.

— Стекольное производство относится к энергоёмким. Вы не планируете создавать собственные энергомощности?

М-Б.А.: — Мы будем строить свою газопоршневую электростанцию мощностью шесть мегаватт, но совсем отказываться от магистральных сетей не планируем, потому что в таком случае придётся зависеть от подачи газа. Оборудование для электростанции планируем закупать у компании Caterpillar.

— Как будет вестись подготовка персонала для предприятия?

М-Б.А.: — На самом производстве будет задействовано 258 человек, с учётом неизбежной текучки кадров — примерно 300. С технологическим персоналом вопросов, думаю, не возникнет — в Ингушском госуниверситете есть кафедра химии. Сейчас у нас есть договорённость с Гусь-Хрустальным о том, что наши специалисты смогут проходить там двух-трёхмесячные курсы переподготовки. А вот с обслуживающим персоналом — электрики, механики, КИПовцы — ситуация сложнее, потому что у нас будет большая необходимость в персонале для сопутствующих производств, например, тары, и в транспортном подразделении. В итоге в проекте планируется задействовать около тысячи человек.

Новости партнеров

    «Эксперт Юг»
    №42-43 (232) 22 октября 2012
    Мобильные приложения
    Содержание:
    iРазработчики себя обнаружили

    Главный тренд телекоммуникационного рынка — экспоненциальное увеличение статистики входа в интернет с мобильных устройств, смартфонов и планшетных компьютеров. На Юге сейчас активно формируется рынок разработки мобильных приложений

    Реклама