Ещё не «новая индустриализация», но…

Николай Проценко
3 декабря 2012, 00:00
  Юг

В этом году в экономике юга России наметился ускоренный промышленный рост. Ряд регионов демонстрируют очень высокую динамику индекса промпроизводства, а количество новых инвестпроектов в сфере промышленности ЮФО и СКФО исчисляется десятками. Это приятный сюрприз — потому что системная политика, направленная на создание промышленных кластеров, в регионе ещё не запущена

Иллюстрация: Дмитрий Горунов

Усиление роли промышленности в экономике Юга мы отметили ещё год назад, в рейтинге крупнейших компаний ЮФО по итогам 2010 года. Тогда доля промышленности в совокупной выручке впервые перевесила долю торговли (40,7 против 39,4%) — для традиционно торгового Юга это был знак возможного начала структурной перестройки экономики. В рейтинге крупнейших по итогам 2011 года торговля вновь оказалась на первом месте, но её отрыв от промышленности получился символическим (40,7 против 39,5%) и в значительной степени был обусловлен приростом одной компании — сети «Магнит». Куда важнее то, что в 2011 году крупнейшие компании ЮФО росли значительно быстрее, чем крупнейшие компании России (32 против 23,4%), и вклад промышленности в этот процесс оказался весьма заметным.

Растём быстрее страны

Прошлый год для промышленности ЮФО вообще можно считать периодом окончательного преодоления кризисного спада — некоторые ведущие промышленные предприятия округа показали очень высокую динамику. Например, ОАО «Роствертол» продемонстрировало рост выручки на 45,3%, ОАО «Астон» — на 63,7%, комбайновый завод «Ростсельмаш» — на 60,7%, корпорация «Глория Джинс» — на 70,2%, ОАО «Новоросцемент» — на 45,9%, ОАО «Армавирский завод тяжёлого машиностроения» — на 92,1% и т.д. Отдельно отметим быстрый рост предприятий нефтеперерабатывающей промышленности ЮФО — Волгоградского НПЗ, контролируемого ЛУКОЙЛом (плюс 46,4% по итогам 2011 года), Новошахтинского завода нефтепродуктов (80,2%), Туапсинского НПЗ «Роснефти» (60,3%), Ильского НПЗ в Краснодарском крае (265,6%).

В этом году промышленный рост в ЮФО продолжился — индекс промпроизводства по округу в январе-сентябре составил 106,8% к аналогичному периоду 2011 года, в то время как по России в целом этот показатель был куда более скромным — 102,9%. Основной вклад в опережающий рост индекса внесли Астраханская (119,9%) и Ростовская (110,9%) области, а также Адыгея (106,6%). Рывок Астраханской области объясняется прежде всего активным освоением нефтегазовых месторождений Северного Каспия концерном ЛУКОЙЛ при одновременном развитии смежных отраслей (в первую очередь судостроения). В Ростовской области лидерами промышленного роста стали транспортное машиностроение (в том числе производство автобетоносмесителей ЗАО «КОМЗ-Экспорт» и магистральных электровозов на НЭВЗе), производство электрического, электронного и оптического оборудования (здесь особо отличились предприятия ВПК), химия и металлургия, текстильная промышленность.

На Северном Кавказе ряд промпредприятий по итогам прошлого года тоже продемонстрировал высокие темпы. Лидеры промышленного роста — черкесская автомобильная компания «Дервейс», увеличившая выручку на 121,5%, заводы «Кавказкабель» (44%) и «Гидрометаллург» (130,3%) в Кабардино-Балкарии, ставропольский производитель стекла «Югроспродукт» (62,6%), крупнейший в России производитель сотового и монолитного поликарбоната «Юг-Ойл-Пласт» из Карачаево-Черкесии (56,2%). Несмотря на то, что в этом году совокупный показатель промышленного роста в СКФО за 9 месяцев практически не превзошёл результаты того же периода прошлого года, отдельные субъекты округа показали значительную динамику промпроизводства. Например, в Кабардино-Балкарии его индекс в январе-сентябре составил 125%, в Карачаево-Черкесии — 115,7%.

Промышленный портфель потяжелел

В структуре крупнейших инвестпроектов ЮФО доля промышленности также растёт, в первую очередь в нефтегазовом сегменте. Если в 2011 году проекты в этой отрасли занимали, согласно данным исследования аналитического центра «Эксперт ЮГ», долю в 30,4%, то в этом году она доросла до 36,3%, благодаря начавшейся модернизации нескольких крупных южных НПЗ. Определённый рост присутствует в металлургии и промышленности строительных материалов ЮФО — за год доля инвестпроектов в этих отраслях выросла с 5,7 до 7%.

На Северном Кавказе промышленные инвестпроекты за последние пару лет вообще стали появляться один за другим, причём не только в Ставропольском крае, где доля промышленности в экономике традиционно высока. Заметную роль в этом процессе сыграло создание новых механизмов господдержки для инвестпроектов на территории СКФО, хотя главный из них — система госгарантий правительства по заёмным средствам — пока не заработал в полную силу. Тем не менее, в списке из 20 проектов, первыми получивших право на госгарантии в прошлом октябре, промышленность показала серьёзный перевес, что тоже можно считать проявлением индустриального тренда в экономике Юга. В результате промышленность также значительно укрепилась в структуре портфеля инвестпроектов Северного Кавказа. Производство строительных материалов, химпром и металлургия в нашем исследовании 2012 года заняли 16,7% в совокупной стоимости крупнейших инвестпроектов СКФО, а годом раньше на них приходилось всего 8,2%. Характерно, что и в ЮФО, и в СКФО обратной стороной роста доли промышленности в портфеле инвестпроектов становится снижение удельного веса туризма — традиционной отрасли южной экономики.

«То, что на юге России появились значимые промышленные проекты, не вызывает никаких сомнений, — констатирует ведущий эксперт УК “Финам Менеджмент” Дмитрий Баранов. — Особо можно отметить, что за последние пять-семь лет инвестиционные проекты в ЮФО и СКФО возникают в количестве не нескольких штук, а нескольких десятков в год. Это свидетельствует о готовности инвесторов вкладывать деньги в юг России, и это весьма отрадный факт. Значит, здесь работают над повышением инвестиционной привлекательности, создают благоприятные условия для желающих вложить деньги в различные проекты, понимают важность этого для комплексного развития региона и поэтому вправе рассчитывать на растущий поток инвестиций в местную экономику».

В поисках «новой индустриализации»

Тем не менее, предупреждает доцент кафедры экономической географии МГУ Владимир Горлов, количественный рост инвестпроектов в промышленности — это ещё не чаемая «новая индустриализация»: «Этот термин относится, судя по мнению большинства специалистов, к восстановлению и развитию сложных отраслей — в первую очередь к машиностроению». Руководитель проектного направления Центра стратегических разработок «Северо-Запад» Дмитрий Санатов, анализируя характер развития экономики Краснодарского края за последние 5–7 лет, говорит, что, с одной стороны, основной его тренд вполне можно назвать новой индустриализацией. И по темпам роста инвестиций, и по темпам роста объёмов промышленного производства край значительно опережал другие регионы России, обеспечивая в отдельные годы кратное увеличение основных экономических показателей — до 200-300% годового роста инвестиций в основной капитал в обрабатывающих секторах. Но, с другой стороны, нынешнее промышленное развитие Кубани может оказаться простой достройкой того, что не было сделано на предыдущем шаге развития — многие текущие проекты носят инфраструктурный характер при низком уровне инновационной составляющей, а значит, не обеспечивают перехода к наиболее быстрорастущим рынкам.

«Новые проекты в Краснодарском крае реализуются прежде всего в строительной, нефтегазовой, пищевой промышленности и индустрии строительных материалов, что не обеспечивает создания большого числа новых рабочих мест в секторах с высокой добавленной стоимостью, — подчёркивает Дмитрий Санатов. — А мировой опыт — от Советского Союза 30–40-х годов до азиатских “тигров” девяностых — показывает, что главной целью индустриализации всегда являлось привнесение на территорию наиболее быстро растущих в мире новых видов экономической деятельности, в том числе за счёт импорта целых технологических платформ». И если Краснодарский край не перейдёт к масштабной реализации сложных проектов в сфере высоких технологий, резюмирует г-н Санатов, то создаваемый сейчас производственный каркас не сможет обеспечить региону экономической устойчивости в долгосрочной перспективе. Хотя в случае реализации крупных проектов в нефтегазовой и портовой инфраструктуре в крае фактически будет сформирован новый промышленный каркас территории, на базе которого в будущем можно будет разворачивать уже более сложные стратегии роста, например, включающие развитие новых секторов инновационной экономики.

Завод «Дервейс» в Карачаево-Черкесии — один из редких случаев, когда на юге России был с нуля реализован успешный проект в машиностроении yug_239_016.jpg Фото: Владимир Козлов
Завод «Дервейс» в Карачаево-Черкесии — один из редких случаев, когда на юге России был с нуля реализован успешный проект в машиностроении
Фото: Владимир Козлов

С подобной точкой зрения соглашаются и местные эксперты. Так, по мнению руководителя государственного автономного учреждения Ростовской области «Региональный информационно-аналитический центр» Романа Шеховцова, особенность новой волны индустриализации в регионе проявляется прежде всего в модернизации производства и инфраструктуры тех крупных отраслевых комплексов, в которых донские производители были традиционно сильны: «Это можно отследить по составу инвестиционных проектов, которые предлагается реализовать в ближайшие пять лет — доминируют проекты в сферах АПК, промышленности, глубокой переработки угля, производства строительных материалов, логистики, энергетики. Учитывая транзитный характер Ростовской области, традиционно велика доля инвестпроектов в сфере потребительского рынка и логистики — это обусловлено не какими-то особенностями новой волны индустриализации, а экономгеографическими особенностями и отраслевыми специализациями области».

В создании принципиально новых отраслей индустрии достижения юга России пока действительно невелики. Среди промышленных проектов, которые сейчас реализуются или заявлены в регионе, доля того же машиностроения незначительна, а успешные новые проекты в этой отрасли можно пересчитать по пальцам. Прежде всего отметим черкесский автозавод «Дервейс», чьё руководство во время кризиса выбрало схему развития, исключающую иные варианты будущего, кроме быстрого роста. Капвложения в создание предприятия осуществлялись за счёт проектного финансирования Сбербанка в размере 120 млн долларов под залог собственного имущества, но для пополнения оборотных средств (90 млн долларов) президент автозавода Хаджи-Мурат Дерев принял решение передать 51% компании ООО «Сбербанк-Капитал» с правом обратного выкупа доли до ноября 2016 года. Пока эта стратегия себя явно оправдывает — в прошлом году выручка предприятия увеличилась более чем вдвое, а в августе минэкономики Ставропольского края сообщало, что «Дервейс» рассматривает возможность создать на площадке Невинномысского индустриального парка новый завод мощностью 100 тысяч автомобилей в год и объёмом инвестиций 4,3 млрд рублей.

Парковая дилемма

Для ряда регионов сегодня основным механизмом развития промышленности стали индустриальные парки. Генеральный директор Агентства инвестиционного развития Ростовской области Игорь Бураков говорит, что конкурентная среда в борьбе регионов за инвестиции стала очень агрессивной, поэтому впору говорить о «парковых войнах» между субъектами. В самом деле, на Юге сегодня осталось мало регионов, которые ещё не создали у себя индустриальные парки или называющиеся как-нибудь иначе площадки для размещения новых промышленных производств (см. карту на стр. 13). Примечательно, что едва ли не каждый регион идёт здесь по собственному пути — какого-либо общего знаменателя для индустриальных парков на Юге не существует.

Так, в реестре сертифицированных членов Ассоциации индустриальных парков России Юг представлен всего одним действующим (РИП «Невинномысск») и двумя проектируемыми (ИП «Волгоград» и ИП «Фармацевтика» в Ставрополе) парками. Ставропольский край раньше других южных регионов закрепил понятие «индустриальный парк» на институциональном уровне — ещё в конце 2009 года здесь был принят закон «О региональных индустриальных, туристско-рекреационных и технологических парках». Аналогичный закон был разработан в Волгоградской области после того, как главой правительства в этом регионе стал бывший мэр Невинномысска Константин Храмов. По данным минэкономики Ставропольского края, сегодня в Невинномысском парке значатся 10 резидентов, в Георгиевском — 5, в Будённовском — 2, в Изобильненском и парке «Фармацевтика» — по одному. Для управления сетью индустриальных парков создана Управляющая компания инвестиционного и инновационного развития Ставропольского края.

Ростовская область, где местным Агентством инвестиционного развития зафиксировано семь индустриальных парков, пошла по другому пути — здесь нет специального закона об ИП и управляющей компании, развитие парков идёт в рамках закона «Об основах государственно-частного партнёрства». «На самом деле нет никакого стандарта индустриального парка, для нас индустриальные парки — это только один из инструментов решения главной задачи — генерации трафика инвесторов, — поясняет Игорь Бураков. — Из практического опыта ясно, что за последние год-полтора непосредственная работа по развитию парков значительно опережает создание специальных документов по данной проблематике. Колоссально возросла скорость перемен в процессах глобальной экономики. В других регионах в основном стараются создать максимум условий на конкретных площадках, закрепляя это всё законодательно. Мы же расширяем опции — по сути, идём не за парками, а за инвесторами. Наша конечная цель — это не количество развитых индустриальных парков, и вообще не индустриальные парки, а как можно большее количество действующих заводов и фабрик».

Ростовская область и Ставропольский край среди всех регионов Юга сегодня добились наибольших успехов в создании индустриальных парков, и подтверждением тому стали намерения Сбербанка России сотрудничать именно с этими двумя регионами в рамках его программы «Новая индустриализация». В конце октября Сбербанк заключил первое соглашение по этой программе с Октябрьским индустриальным парком Ростовской области (основные резиденты — компания «Евродон» и её смежное предприятие «Металлдон»; здесь же будет реализован проект британской RockTron Group по переработке золошлаковых отходов). Соглашение предполагает совместную разработку схем финансирования проектов управляющей компании и резидентов парка и строительства арендного жилья для сотрудников резидентов парка, а также информационную и консультационную поддержку. В Ставропольском крае объём выделяемых Сбербанком средств в рамках «Новой индустриализации» может составить порядка 8 млрд рублей. К 2014 году Сбербанк намерен профинансировать по всей стране 30 проектов по созданию индустриальных парков на сумму около 100 млрд рублей, предложив как специальные продукты для управляющих компаний и резидентов индустриальных парков, так и тиражируемое «коробочное» решение — типовой индустриальный парк.

Другим путём

Ещё одна возможность стимулирования промышленного роста отрабатывается в Астраханской области, где планируется создать промышленно-производственную особую экономическую зону (ОЭЗ) при судостроительных предприятиях региона. Соответствующую заявку руководство области намеревалось подать в Минэкономразвития РФ в ноябре. Инвестиционный потенциал ОЭЗ оценивается в 50 млрд рублей, объём требующейся государственной поддержки проекта — в 1,6 млрд рублей. В сентябре на инвестиционном форуме в Сочи с несколькими потенциальными резидентами ОЭЗ были подписаны договоры о намерениях на общую сумму 2,5 млрд рублей.

По такому же пути могут пойти и в Кабардино-Балкарии, где в этом году началась реализация крупнейшего в республике инвестпроекта строительства завода чистых полимеров «Этана» стоимостью 15,7 млрд рублей. Предприятие, которое будет производить все виды полимеров для упаковки пищевых продуктов, изначально задумывалось как центр большого кластера сельхозпереработки и пищевой промышленности. В результате доработки проекта, как сообщил «Эксперту ЮГ» генеральный директор ООО «Завод “Этана”» Сергей Ашинов, было принято решение подать в Минэкономразвития РФ заявку на формирование в Майском и Прохладненском районах КБР особой экономической зоны «Агроиндустриальный парк PLANA» площадью около 40 кв. км; сейчас ведётся работа по подготовке документов.

По словам председателя правления аудиторско-консалтинговой группы AV Group Алексея Крыловского, особая экономическая зона — это принципиально иной по сравнению с индустриальным парком формат развития промышленности, позволяющий максимально задействовать федеральные ресурсы, как финансовые, так и нематериальные. В сравнении с другими вариантами организации промышленных инвестплощадок создание ОЭЗ количественно ограничено, в то время как индустриальных парков только на сегодняшний день в России заявлено более 200. Однако именно в формате ОЭЗ в регионах возможно создание крупных территориально-производственных ком­плексов, которые дадут развитие сразу нескольким отраслям промышленности.

В подготовке материала участвовали Юлия Дементьева и Арина Барсукова