Конец света муниципального значения

P.S.
Москва, 24.12.2012
«Эксперт Юг» №1 (240)

Несколько дней снежного коллапса, случившегося в середине декабря в Ростове-на-Дону, нельзя рассматривать как некую случайность, которая навалилась на город с небес. То, что происходило в Ростове в эти дни, — а ужасами абсолютно стоящего в мороз города интернет переполнен — на самом деле имеет во многом рукотворную природу. И дело здесь не только в том, что на улицы своевременно не вышла снегоуборочная техника, а сотрудники автоинспекции не перевели уличное движение во многих местах города в режим ручного управления. Причины коллапса куда глубже. Они — в той безответственной градостроительной политике, которую долгие годы проводил мэр Ростова Михаил Чернышёв. Остановившийся в снегу транспорт просто стал самой зримой оценкой деятельности главы города и его команды. Губернатор Ростовской области Василий Голубев уже выставил мэрии «неуд», Михаил Чернышёв сразу вслед за этим снял с должности своего зама по ЖКХ и нескольких чиновников помельче. Но не хотелось бы, чтобы «разбор полётов» на этом завершился.

Не будет преувеличением сказать, что за недавние годы Ростов сильно изменился. Вспоминаю, как несколько лет назад после продолжительного отсутствия я просто не узнал некоторых мест в центре города, где за сравнительно короткое время выросли небоскребы, многие — из безобразного синего стекла. Поднимитесь на смотровую площадку у памятника Стачки — и посмотрите, сколько новых многоэтажек появилось в городе. Уверен, после этого вы совсем по-другому будете воспринимать вечные сетования ростовской администрации на то, что в городе — острый дефицит земельных участков. Что-что, а манипуляции с землёй в донской столице освоены прекрасно.

Многоэтажное строительство напрямую связано с проблемой пробок в Ростове. Понятно, что люди, которые могут позволить купить себе жильё в центре города (ещё лет десять назад цены на квартиры на улице Пушкинской сравнивали с Парижем), передвигаются не пешком и не на общественном транспорте. А в последние пару лет банковский кредит на покупку автомобиля стал доступен чуть ли не каждому. Но парковочных мест в центре при этом не добавилось, а за фирменную ростовскую парковку (то есть во втором или третьем ряду) на моей памяти ещё никому ничего не было. Точечная застройка в центре привела к перегрузке основных городских магистралей, не рассчитанных на такое количество машин, и при первом же обильном снегопаде город стал так, как ещё никогда не стоял.

Одновременно в фазу хронического нерешения вошла проблема увеличения выездов из центра города в спальные районы. За те неполные 20 лет, что Михаил Чернышёв руководит Ростовом, здесь появилась, по большому счёту, только одна новая выносная магистраль — путепровод в створе улицы Текучёва. Но и тот с обеих сторон упирается в «бутылочные горла» узких улиц. Лишь недавно мэрия поставила вопрос о строительстве тоннеля, который бы связал центр города и Северный жилой массив, но когда (если) он будет построен, машин в Ростове накопится столько, что эта мера, боюсь, окажется тщетной. Делать это было надо как минимум вчера.

Зато мы хотим строить метро. Хотя всего десять лет назад официальные лица из городской администрации с озабоченным видом рассуждали о высоком уровне грунтовых вод, который исключает прокладку в Ростове метрополитена. «Только монорельс спасёт Ростов» — под этим слоганом даже, кажется, начали какие-то предварительные изыскания, но монорельса от них в городе так и не появилось. Зато под шумок на многих улицах искоренили трамвайные пути, дав горожанам понять, что трамвай — транспорт прошлого, а те, кто на нем ездят — люди даже не второго (эти в Ростове пользуются маршрутками и автобусами), а третьего сорта. И вот наконец на свет явился проект ростовского метро, с большим энтузиазмом лоббируемый мэрией. Оно и понятно. Первоначально начальник Управления метро Ростова Мурат Тлепцеришев заявлял, что ориентировочная стоимость километра подземного пути составит 2–3 миллиарда рублей. Но в этом году прогнозная оценка стоимости строительства первой линии метро протяжённостью 15 километров оценивалась в 76,6 миллиарда, то есть цена за километр уже перешагнула отметку в 5 миллиардов рублей — и это ещё даже до начала проектных работ. Последние пока оцениваются в 960 миллионов, но Михаил Чернышёв уже намекнул, что затраты могут вырасти до полутора миллиардов. А на горизонте уже замаячил Чемпионат мира по футболу 2018 года.

Рассказывают, что два года назад решение направить в Ростовскую область губернатора-«варяга» в администрации президента приняли после того, как Михаил Чернышёв в очередной — уже пятый — раз стал ростовским мэром незадолго до истечения последнего срока Владимира Чуба. (В скобках напомню, что во время предвыборной кампании город тоже стоял в снежных заносах, но ростовчане уже по привычке проголосовали за действующего мэра). Тогда, мол, на Старой площади и созрело мнение, что само собой в этом Ростове ничего не изменится — нужна внешняя фигура. Новый губернатор, Василий Голубев, сразу назвал работу с муниципалитетами одним из своих главных приоритетов, и кое-какие изменения в Ростове понемногу стали происходить. Но касались они в основном благоустройства города, а не «системных настроек» — земли, транспорта, градостроительства. Декабрьский снегопад в Ростове продемонстрировал, насколько эти проблемы в городе запущены. Отвечать за это должна вся команда, а не один заместитель по ЖКХ. И боюсь, что после случившегося транспортного коллапса кредит доверия к Чернышёву и его команде исчерпан — потому что это уже просто опасно. Показательная деталь: в первые дни, когда город задыхался в снежных пробках, мэр находился в Москве. Но нет худа без добра: ростовчанам теперь точно не страшен анонсированный на 21 декабря конец света (мы сдаём номер, ещё не зная, чем завершится эта история) — апокалипсис в отдельно взятом городе наступил на несколько дней раньше.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №1 (240) 24 декабря 2012
    Человек года на Юге России
    Содержание:
    Комбинатор из Калмыкии

    За те долгие годы, которые Кирсан Илюмжинов возглавлял Калмыкию, как-то забылось, что этот экстравагантный персонаж южной политики был одним из первых советских предпринимателей. Покинув пост главы республики осенью 2010 года, профессиональный шахматист Илюмжинов взял гроссмейстерскую паузу — чтобы в этом году вновь выйти на сцену большого бизнеса с внушительным набором крупных проектов

    Экономика и финансы
    Реклама