«Театр, как ни крути — развлечение»

Культура
Москва, 25.02.2013
«Эксперт Юг» №8 (247)
Один из самых талантливых актеров Краснодарского академического театра драмы Арсений Фогелев рассказал о том, как чувствует себя через полгода после основания популярный сегодня в городе экспериментальный арт-проект «Один театр»

Фото: Татьяна Зубкова

Год назад в самом центре Краснодара, в районе Театральной площади, появился Центр современных искусств «Ангарт». Он сразу же стал своего рода арт-инкубатором — сюда потянулись танцоры, художники, фотографы, режиссёры и участники различных творческих групп, начали работать студии и мастерские. Именно здесь в августе прошлого года стартовал уникальный для города проект «Один театр».

Идея организовать новую театральную площадку принадлежит молодым актёрам Краснодарского академического театра драмы Арсению Фогелеву, Екатерине Сокольниковой, Виталию Борисову и Алексею Мосолову. К ним примкнули Михаил Золотарёв, Алла Мосолова и Татьяна Башкова. Все они уже давно и успешно играют на сцене главного театра города, а собственным проектом занимаются в свободное время.

«Хотелось бы, чтобы в сутках было 36 часов, а в месяце — 50 дней», — говорит Арсений Фогелев, автор спектак­лей, режиссёр и актёр «Одного театра» в одном лице.

Даже наша встреча проходила в коротком промежутке между репетицией и спектаклем. Впрочем, нехватка времени едва ли умаляет энтузиазм труппы «Одного театра»: за полгода эти очень занятые на основной сцене актёры успели сделать пять спектаклей, в том числе два пластических.

Я вспоминаю, как ещё осенью попала на одну из их самых популярных сегодня постановок — спектакль «Тебя». В социальной сети нашли какую-то страницу с минимумом информации, разыскали телефонный номер, по которому нужно было заказывать билеты. Потом предстояло разыскать этот самый «Ангарт», который, хоть и расположен в центре, но надёжно спрятан в тёмном дворе за неприметной дверью. А за дверью самый настоящий полуподземный ангар: высокие потолки, арматура, трубы — словом, совершенный андеграунд.

Мы попадаем в зрительный зал, который представляет собой большое цеховое помещение с расставленными напротив сцены трибунами. Правда, сцена — понятие условное, всё действо попросту происходит перед зрителем, декораций — минимум. Спектакль «Тебя» придумали, поставили и сыграли Арсений Фогелев и его жена Татьяна Башкова. Без единого слова, в движениях и мимике, в танце актёры показывают, как зарождаются, вырастают и меняются отношения мужчины и женщины. Сам режиссёр говорит, что такой простой, даже, может быть, примитивный сюжет был выбран осознанно — чтобы создать новую форму, поговорить с аудиторией на своём языке.

Другие символы

— Что такое «Один театр»: попытка заполнить какую-то нишу, хобби, бизнес?

— Мы воспринимаем это как театральный проект. Почему проект — потому что в данном случае предполагается начало и конец. Мы создали площадку, чтобы объединить театральные инициативы города, сделать то, что нам интересно, привлечь творческих людей на сцену. Скорее, «Один театр» — это движение, и не исключено, что мы придём в итоге к каким-то новым формам и займёмся чем-то другим. Ну, а насчёт бизнеса и вовсе пока говорить не стоит: за полгода мы заработали всего полмиллиона рублей, и ещё не отбили затраты на декорации и освещение.

— Тяжело ли было начать такой проект, привлечь зрителей?

— Конечно, проблем было немало. Мы впервые сталкиваемся с организационными сложностями, формируем репертуар, сами всё контролируем. Не скажу, что мы открыли театр идеально или что у нас изначально была какая-то стратегия. Учились на своих ошибках. Усложняло дело то, что о нас никто не знал: первое время мы работали вообще без какой-либо рекламы и продвижения. Тем не менее, первый спектакль «Невеста» собрал зрителей, вызвал интерес. На тот момент у нас была цель сделать несколько проб в малых формах — то есть мы репетировали короткие постановки, в связи с чем и сроки выпуска спектаклей сжимались. Это было сделано, во-первых, для того, чтобы у нас появился какой-никакой репертуар, а во-вторых, чтобы понять реакцию зрителя, понять, как и о чём говорить. В итоге появились и стали наиболее успешными спектакли без слов — «Тебя» и «Параллели». Последний спектакль — это авторская работа Алексея и Аллы Мосоловых. В этой постановке они говорят о том, что им дорого, ценно, о вещах, что происходят за гранью привычного быта. Спектакль «Тебя» — это идея Татьяны Башковой — рассказывает о простой ситуации — и она до такой степени проста, что примитивна, но при этом ей не позволяет быть примитивной именно то, что все этой ситуации сопереживают. Подготовка к этому спектаклю заняла недели две, но задумывался он за полгода до реализации — именно как клип-микс, существование под песни или танец, действие, не осложнённое текстом. И этот спектакль рождает разные эмоции — от «ужас, так жить нельзя» до «это классно, у меня так было». Наша же позиция остаётся за кадром.

— «Один театр» решил полностью отказаться от традиционных театральных форм?

— Скорее, мы поняли: можно делать и комедии, но не в том формате, в котором люди привыкли их смотреть в драмтеатре. То есть они должны быть поданы с альтернативного ракурса. Мы уже поставили спектакль по творчеству Чехова «Предложение», который вышел не таким смелым, каким его нужно было сделать. В итоге не вижу смысла продолжать его.

Вообще, хочу сказать, что театр — как ни крути, развлечение. Даже если это трагедия, даже если речь идёт о классической постановке. Но часто бывает так, что театр становится каким-то тихим, консервативным, что ли. А он не может быть привычным, театр — это пророк, он должен говорить о том, что здесь и сейчас, что будет, задавать вопросы, заставлять думать. Потому хотелось бы перестроиться на другие символы. Вспомните, когда в начале ХХ века появился театр Станиславского, всё пришло в движение — это была новая реальность. Потом Мейерхольд, потом рождение «Современника» — постоянно появлялись какие-то новые формы. Театр приходит к своему естественному состоянию: это зеркало жизни. Только не просто зеркало, не реконструкция событий. Когда нет авторской трактовки, свежего взгляда, нет и сопереживания. Нельзя задуматься об истории, в которой никого не жалко. И сейчас театру — театру вообще — нужно вернуться к правде жизни. Ведь зачастую уже невозможно понять, что тебе хотят сказать.

Будем углубляться в эксперименты

Над чем вы сейчас работаете?

— В дальнейшем мы хотим сделать два новых проекта: «Медею» Жана Ануя и постановку по произведению Виктора Пелевина «Затворник и Шестипалый», но тут ещё нужно решить вопрос с авторскими правами. Мы собираемся максимально в них вложиться: поработать в пространстве, в котором другие театры не работают.

— Что это значит?

— Почему люди ходят в кино? Потому что там правды жизни больше, чем в театре, вовлечённость зрителя очень сильна. И мы хотим попробовать сделать так, чтобы актёры максимально напряжённо тянули на себе историю, чтобы зритель верил, чтобы это не было явной игрой. Нужно добиться максимального сопереживания. И если с этой задачей справимся, дальше появится проект, который будет, как мне кажется, очень интересен зрителю. В следующем сезоне мы решили взяться за «Евгения Онегина», показать классику в современном изложении. Все знают этот роман, «Онегин» — это веха в русской литературе, оригинальная история, которая заставляет задуматься. Кроме того — это стихи, пространство, где можно найти какие-то новые формы и эмоции. В конечном итоге мы хотим вовлечь зрителя в процесс, и когда он поймёт, как мы разговариваем, мы будем углубляться в эксперименты. К примеру, в «Невесте» планируем сделать несколько финалов, и зритель на входе будет голосовать за тот или иной вариант развязки.

— Вы специально привлекаете к работе непрофессионалов?

— Да, у нас недавно прошла премьера спектакля «Дело чести», который поставили братья Игорь и Олег Селивановы, до этого не работавшие режиссёрами. Премьера прошла хорошо, получилось интересно. Но это не значит, что к нам может прийти любой человек и что-то сделать. Наша задача — искать подходящих нам людей. Конечно, можно рассуждать так: любой проект может быть успешным, даже если он не достоин внимания. Плохой фильм может собрать кассу. Мы можем показывать комедии, конкурировать с крупными площадками — но зачем? Чтобы денег заработать? Тогда надо снять ДК и продавать типовые спектакли. Но мы ищем людей с особым мировоззрением, с новым подходом к театру. Наша задача — сделать площадку «Одного театра» разнообразной, но чтобы мы при этом не выходили за рамки концепции. Мы будем говорить о чём-то важном — пусть даже на языке комедий, но это в любом случае должно цеплять.

— Те постановки, что есть у вас сейчас, уже привлекли внимание к «Одному театру» — только на странице Вконтакте у вас уже более 14 тысяч подписчиков. Помимо наработки репертуара, планируете ли вы как-то расширять площадку?

— Сейчас у нас зал рассчитан на сто мест, пока дополнительные трибуны ставить не будем. Но под новые проекты мы планируем провести рекламную кампанию, и тогда, возможно, увеличим количество мест.

— «Один театр» сегодня — наиболее доступный по цене вариант для краснодарских театралов. Возросшая популярность ваших спектаклей приведёт к повышению цен на билеты?

— Если мы выпустим проект, который будет заслуживать того, чтобы его продавать дорого, мы поднимем цены. Но пока что у нас самый дорогой билет стоит 600 рублей, и мы всё же хотим делать театр для всех, так что поднимать цены не собираемся. Вообще, дело не в ценах — нам нужно выйти на уровень настоящего театра, чтобы у нас было хотя бы 10–15 спектаклей в месяц. Рано или поздно мы планируем выйти на уровень, который позволит платить достойные гонорары актёрам, привлекать столичных режиссёров и так далее. Впрочем, у нас и сейчас уже есть возможность позвать режиссёров российского уровня — это молодые ребята, выпускники Льва Додина и Кирилла Серебренникова, которые могут приехать и что-то сделать. Тут вопрос лишь в договорённости и каких-то минимальных гонорарах. Но пока не буду вдаваться в подробности — постепенно реализуем всё задуманное.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №8 (247) 25 февраля 2013
    Северный Кавказ
    Содержание:
    Подковёрное нападение на Кавказ

    Северный Кавказ оказался на передовой в борьбе двух команд, имеющих разное представление о том, как нужно развивать страну в целом и регион в частности. Результатом схватки может стать разрушение механизмов для достижения целей, прописанных в стратегии развития СКФО, а также серьёзное изменение самой стратегии, принятой всего два года назад. В частности, сегодня налицо попытка дискредитировать ключевую для округа тему туризма

    Реклама