Дагестан стоит на двух и.о.

24 июня 2013, 00:00
  Юг
Фото: bezformata.ru
После назначения и.о. мэра Махачкалы Муртазали Рабаданова (слева) в Дагестане заговорили о приходе к власти «научного клана». Профессор Рабаданов является доктором физических наук, а глава республики Рамазан Абдулатипов (справа) — доктор философских наук. Но оба они пока сохраняют приставку и. о.

В Дагестане после недавнего ареста мэра Махачкалы Саида Амирова сложилась уникальная для российских регионов ситуация: и руководитель республики, и глава регионального центра находятся в статусе временно исполняющих обязанности. После непродолжительного пребывания во главе Махачкалы вице-мэра Баганда Магомедова врио президента Дагестана Рамазан Абдулатипов назначил исполняющим обязанности градоначальника Муртазали Рабаданова — ректора Дагестанского госуниверситета. Абдулатипов поставил перед ним задачи «провести глубокую ревизию всех систем жизнеобеспечения города, транспортной системы, энергоснабжения, обратить внимание на стоимость проезда на общественном транспорте и стоимость жилья».

До назначения ректором ДГУ в 2008 году доктор физических наук Рабаданов долго работал в Москве, заведуя лабораторией рентгеноструктурного анализа Института кристаллографии РАН. Директором этого учреждения был Михаил Ковальчук, брат близкого к Владимиру Путину бизнесмена Юрия Ковальчука; говорят и о тесных контактах Рабаданова с бывшими федеральными министрами Алексеем Кудриным, Германом Грефом и Андреем Фурсенко. В научном мире репутация ректора ДГУ высока — он автор 165 научных публикаций, победитель конкурса «Выдающиеся учёные. Кандидаты и доктора наук РАН» 2006 и 2007 годов.

С другой стороны, Муртазали Рабаданов принадлежит к известной даргинской фамилии, которая при Саиде Амирове стала контролировать в Махачкале значительные активы. По сообщению дагестанского еженедельника «Черновик», двоюродным братом врио мэра Махачкалы является бизнесмен Рабадан Рабаданов — основатель банка «Адам Интернешнл», в начале девяностых возникшего в орбите «Дагпотребсоюза», республиканского объединения кооперативов, которое некогда возглавлял Саид Амиров. Одной из дочерних компаний «Дагпотребсоюза» — ОАО «Адам Интернешнл», генеральным директором которого является Рабадан Рабаданов, — принадлежит ряд новых предприятий города: ковровая фабрика «Орнамент», шерстеперерабатывающая фабрика, кожзавод. Кроме того, одна из структур, подконтрольных Рабадану Рабаданову, входит в число акционеров ключевых предприятий ЖКХ Махачкалы — водоканала, электро‑ и теплосетей (а сам предприниматель является членом советов директоров этих компаний). Учитывая эти обстоятельства, назначение Муртазали Рабаданова и.о. мэра Махачкалы выглядит явным компромиссом с окружением Саида Амирова.

Вместе с тем фигура Рабаданова во главе Махачкалы изначально рассматривается как временная. «Я согласился только потому, что президент (Дагестана. — “Эксперт ЮГ”) лично попросил меня об этом, — сказал Муртазали Рабаданов в интервью “Известиям” сразу после своего назначения. — У меня нет политических амбиций, и я не намерен оставаться на этом посту надолго. По договорённости с президентом республики я буду исполнять обязанности мэра только до разрешения ситуации в ту или иную сторону».

Дальнейшее развитие событий в значительной степени будет зависеть от того, в каком направлении начнёт меняться схема управления Махачкалой. Система, которую выстроил Амиров, была сверхцентрализованной и базировалась на непродуктивном принципе разбухания города путём присоединения соседних территорий, что регулярно провоцировало земельные конфликты и напряжённую ситуацию в городском ЖКХ. Однако в дискуссии о будущем Махачкалы уже прозвучала здравая мысль усилить функции местного самоуправления во включённых в состав города посёлках и муниципальных районах. Кроме того, возможно, продуктивным может оказаться введение в городе системы двойного управления, когда полномочия делятся между главой города (он же — глава собрания депутатов) и главой администрации, или сити-менеджером, который выбирается по конкурсу. Некоторые политологи ещё несколько лет назад говорили применительно к Махачкале, что это мог бы быть приоритетный вариант смены власти при уходе такого харизматичного лидера, как Амиров. Иными словами, принципиальной управленческой задачей сейчас является сокращение необъятных полномочий мэра Махачкалы, формирование «сдержек и противовесов» его власти в городе — и это, возможно, несколько снизит предсказуемый накал борьбы за этот пост.

Арест мэра Махачкалы стал лишь самым громким эпизодом идущей в Дагестане кампании по смене глав местного самоуправления, которая по своим масштабам уже напоминает кадровую чистку. Первыми ещё в марте отправились в отставку главы высокогорных Цунтинского и Ахтынского районов, а также и. о. главы Кизилюртовского района Гаджи Махачев — один из главных политических старожилов Дагестана. За ними последовали ещё несколько муниципальных руководителей — в Акушинском, Бабаюртовском, Тляратинском (на малой родине Рамазана Абдулатипова) и Табасаранском районах. В последнем случае ситуация была и вовсе анекдотичной. Глава Табасаранского района Нурмагомед Шихмагомедов, которому неоднократно предлагали покинуть свой пост по собственному желанию, попытался бежать в Азербайджан, но был задержан на границе по подозрению в хищении бюджетных средств. Наблюдатели не исключают, что смена муниципальных кадров продолжится и дальше, хотя и отмечают при этом, что в ряде случаев на смену бывшим руководителям приходят их родственники или люди из их окружения.

Значительные кадровые изменения произошли и в правоохранительных органах Дагестана. Впервые за долгое время прокурором республики был назначен дагестанец — Рамазан Шахнавазов, ранее работавший в Нижегородской области. Также был отправлен в отставку глава следственного управления СК РФ по Дагестану Александр Саврулин — его не раз подвергали критике в связи с противодействием работе республиканской комиссии по адаптации членов незаконных вооружённых формирований. В Дагестане это было однозначно воспринято как знак повышения доверия федерального центра к республике.