Энергетика в сухом остатке

Николай Проценко
16 сентября 2013, 00:00
  Юг

Количество южных проектов в энергетике за последний год уменьшилось почти наполовину — за счёт завершения олимпийских строек и резкого сокращения доли альтернативного сегмента. Удержать общую стоимость портфеля на прошлогоднем уровне удалось только за счёт резкого увеличения стоимости крупнейшего проекта в южной энергетике — строительства новых энергоблоков Ростовской АЭС. Но зато теперь портфель выглядит как никогда реалистично

Фото: ECOREPORTER.RU
Проект Кудепстинской ТЭС — самого крупного из запланированных объектов «олимпийской» генерации — вызвал серьёзное сопротивление местных жителей и был свёрнут, так и не успев начаться

Список проектов в энергетике ЮФО в нынешнем исследовании заметно похудел — если год назад наша база насчитывала 22 объекта, то в этом году их всего 13. Тем не менее, суммарная стоимость проектов почти не изменилась (10,4 млрд долларов в этом году против 10,75 млрд в прошлом), а удельный вес отрасли в общей базе даже немного вырос (11,83% против 10,72%). Этому способствовал всего один проект в атомной энергетике, заявленная стоимость которого за год выросла более чем вдвое. Это обстоятельство радикально повлияло и на среднюю стоимость проекта в энергетике, которая выросла с 0,49 млрд до 0,8 млрд долларов.

Впрочем, эта «средняя температура по больнице» никак не отражает качественные изменения, которые произошли за год. Заключаются они в первую очередь в том, что из базы выпало значительное количество проектов в сфере альтернативной энергетики (солнечной и ветровой), реальность которых и ранее воспринималась неоднозначно. Ещё одним фактором значительного сокращения базы стал ввод в эксплуатацию энергетических объектов, которые строились к Олимпиаде в Сочи. Учитывая, что те из них, которые будут сданы в конце этого года, до сих пор присутствуют в базе, в следующем году южный энергетический портфель может оказаться ещё меньше. Для сравнения, в исследовании 2011 года в отрасли насчитывался 41 проект, их общая стоимость составляла 16 млрд долларов, а доля в общей базе превышала 16%. Таким образом, в энергетике ЮФО налицо завершение предшествующего инвестиционного цикла, причём без заметных стратегических перспектив — новых проектов в базе за минувший год появилось всего два.

Олимпийские итоги

Крупнейшим олимпийским объектом энергогенерации, успешно покинувшим базу за прошедший год, стала Адлерская ТЭС установленной мощностью 360 МВт. Реализацией этого проекта стоимостью почти 24 млрд рублей занималась ОГК-2 (контролирующий акционер — «Газпром»); ожидается, что мощность Адлерской ТЭС покроет более трети прогнозируемой пиковой нагрузки во время сочинской Олимпиады. Запуск электростанции в эксплуатацию состоялся в январе этого года с участием премьер-министра Дмитрия Медведева. Ещё один успешно реализованный олимпийский проект — расширение Краснодарской ТЭЦ ООО «ЛУКОЙЛ-Кубаньэнерго» с установкой ПГУ-410 стоимостью почти 16,8 млрд рублей — тоже выбыл из базы.

Следующая на очереди — Джубгинская ТЭС в Туапсинском районе Краснодарского края установленной мощностью 180 МВт (две газотурбинных установки типа LMS100 PB производства General Electric). Этот объект входит в структуру ОГК-3 (контролируется «Интер РАО ЕЭС») и ожидается к сдаче в эксплуатацию в октябре. Для его запуска ФСК ЕЭС был реализован вспомогательный инвестпроект, также покинувший нашу базу, — строительство воздушных линий электропередачи (220 кВ) стоимостью почти 100 млн долларов. В июне линия Джубгинская ТЭС — Горячий Ключ длиной 41 км была успешно протестирована.

Однако самый мощный из запланированных проектов олимпийской энергогенерации — газопоршневая Кудепстинская ТЭС на границе Хостинского и Адлерского районов Большого Сочи мощностью 367 МВт и оценочной стоимостью 11,6 млрд рублей — так и остался на бумаге, хотя предполагалось, что это будет крупнейший объект в своём классе. Перспективы строительства электростанции были туманны изначально (ответственный за реализацию проекта менялся три раза), но из всех олимпийских строек она вызвала едва ли не наибольшее сопротивление общественности, которое в конечном итоге увенчалось успехом. Основной пункт претензий заключался в том, что в проекте Кудепстинской ТЭС в несколько раз превышена предельно допустимая концентрация по выбросам серы, азота, а также норма по звуковым децибелам. Экологи также заявляли, что, поскольку трубы ТЭС будут ниже, чем расположенные на горах жилые дома, все выбросы пойдут в их сторону.

Длительное противостояние завершилось в конце апреля, когда на площадке строительства произошла массовая драка между организовавшими здесь пикет жителями и сотрудниками ЧОП. Экоактивистам удалось добиться поддержки лидера КПРФ Геннадия Зюганова, который направил в федеральное правительство запрос на исключение Кудепстинской ТЭС из программы строительства олимпийских объектов. Вскоре после этого в Минэнерго РФ состоялось совещание, фактически предрешившее судьбу проекта. «В связи с пересмотром Министерством энергетики прогнозной электрической нагрузки в Сочинском энергоузле и снижением её с 1380 до 850 МВт на совещании в Минэнерго обсуждался вопрос о целесообразности строительства ТЭС не рядом с посёлком Кудепста, а в другом энергодефицитном районе России», — сообщалось в пресс-релизе корпорации «Газэнергострой», ответственного исполнителя по строительству ТЭС.

Теперь, вслед за снижением прогнозной нагрузки в Сочинском энергоузле, возникает закономерный вопрос, выдержит ли новый прогноз проверку реальностью. В 2007 году, на момент старта олимпийского проекта, нагрузка по Сочинскому энергорайону составляла всего 365 МВт. Два года спустя в исследовании, выполненном по заказу Минэнерго институтом «Энергосетьпроект», говорилось, что энергетический баланс, закладываемый в основу программы строительства и реконструкции объектов энергетики для Сочинского энергоузла, составляет по экономичному варианту не более 1000 МВт. В период проведения Олимпиады пиковая нагрузка по всему энергорайону прогнозировалась на уровне 1030 МВт (с нагрузкой собственно олимпийских объектов в размере до 650 МВт). И даже при условии ввода новых энергомощностей (нового энергоблока Сочинской ТЭС, Адлерской, Джубгинской и Кудепстинской ТЭС) в олимпийский проект изначально закладывался дефицит мощностей в размере 224 МВт. В связи с этим в схему внешнего снабжения Олимпиады были включены также Волгодонская АЭС и Новочеркасская ГРЭС в Ростовской области, а затем был пересмотрен и сам прогноз энергопотребления. Насколько эти расчёты соответствуют действительности, станет известно совсем скоро.

Почти без альтернативы

Ещё одно заметное изменение базы инвестпроектов в энергетике коснулось альтернативного сегмента генерации, который заметно сократился. Если в прошлом году в нём насчитывалось шесть проектов на общую сумму свыше 3,9 млрд долларов (более четверти общего портфеля проектов в отрасли), то теперь альтернативная энергетика, причём лишь в одном её сегменте — ветрогенерации, представлена только двумя проектами на общую сумму 513 млрд долларов (около 5% от совокупной стоимости). А вполне состоявшимся из них можно назвать лишь один — ведущееся в Калмыкии строительство ветряных электростанций, где инвестором выступает чешская структура Falkon Capital a.s. Аналогичный проект в Ростовской области, на территории бывшей игорной зоны «Азов-Сити», пока находится на стадии исследований и заявлен, опять же, иностранным игроком — немецкой SoWiTec Group. В то же время из базы выбыли несколько проектов в области ветроэнергетики, ранее заявленные в Краснодарском крае.

Основной вклад в снижение удельного веса альтернативной энергетики внесли выбывшие мегапроекты в сфере производства кремния для солнечной генерации, которые были заявлены в Ростовской и Волгоградской областях на волне инновационной риторики периода президентства Дмитрия Медведева. Волгоградский проект «Волжский кремний» был оценён в 1,87 млрд долларов, а донской «Кремний-ин-Ру» — в 1,38 млрд, но дальше деклараций ни один из них не пошёл. И в том, и в другом случае одним из определяющих факторов сворачивания проектов очевидно выступила смена регионального руководства.

В заявке проекта «Волжский кремний» в марте 2011 года говорилось, что в течение ближайших трёх лет на площадке, расположенной в Светлоярском районе Волгоградской области, будут созданы производства фотоэнергетических модулей и полупродуктов для их изготовления, в результате чего «появится возможность занять одно из престижных мест на мировом рынке фотоэнергетики». Однако после того, как в начале 2012 года вместо прославившегося и другими мегапроектами Анатолия Бровко губернатором Волгоградской области стал более реалистичный Сергей Боженов, об этом начинании, похоже, можно благополучно забыть. В Волгоградской области, серьёзно отставшей от соседей по большинству показателей социально-экономического развития, есть чем заниматься и помимо кремниевых инноваций.

В Ростовской области проект производства поликристаллического кремния и кремниевых пластин в депрессивных шахтёрских территориях (город Гуково) также появился ещё при предыдущем губернаторе Владимире Чубе, но довольно долгое время продержался и при смене регионального руководства. Ещё в начале прошлого года ЗАО «Кремний-ин-Ру» объявило о конкурсе по выбору генподрядчика, но год спустя на заседании донского совета по инвестициям проект был в числе прочих исключён из приоритетной «губернаторской сотни». При этом указывалось, что проект не реализуется, арендная плата за земельный участок не вносится — как следствие, проекта не оказалось в списке, предоставленном при проведении исследования со стороны минэкономразвития Ростовской области, и в нынешний рэнкинг реальных инвестпроектов ЮФО «Кремний-ин-Ру» не вошёл.

Спасительный атом

Компенсировать выпавшие проекты в общей стоимости портфеля удалось за счёт резкого увеличения стоимости крупнейшей энергетической стройки Юга — 3 и 4 энергоблоков Ростовской АЭС в Волгодонске. Ещё в прошлом году стоимость этого проекта в нашей базе составляла 2,1 млрд долларов, а в этом году, согласно информации, предоставленной минэкономразвития Ростовской области, цена проекта взлетела до 5,433 млрд долларов. Но и это не предел. В июне прошлого года заместитель генерального директора ОАО «Атомтехэнерго», входящего в «Росатом», Константин Махнаткин говорил, что общая сумма проекта постоянно корректируется, поэтому точный объём вложений назвать пока невозможно.

На тот момент размер инвестиций в ядерную стройку века оценивался в 6-10 млрд долларов. Уже в марте этого года в публикации «Российской газеты» сообщалось, что вложения в строительство энергоблоков 3 и 4 должны составить порядка 300 млрд рублей (т. е. около 10 млрд долларов). А в недавнем интервью «Интерфаксу-Юг» донской губернатор Василий Голубев назвал следующие цифры: в прошлом году на строительстве энергоблоков Ростовской АЭС освоено свыше 24 млрд рублей, а в этом году, согласно инвестпрограмме концерна «Росэнергоатом», объём вложений составит 22 млрд рублей. Ввод энергоблока №3 запланирован уже на следующий год, в июне в реакторном отделении энергоблока был установлен корпус реактора РУ проекта В-320 мощностью 1000 МВт.

На очереди — сети

Среди менее крупных проектов в энергетике наиболее затратным (почти 1,6 млрд рублей) является реконструкция Волжской ГЭС — крупнейшего гидрогенерирующего объекта ЮФО, входящего в структуру ОАО «РусГидро». Исполнителем этого проекта выступает группа Алексея Мордашова «Силовые машины», которая уже провела модернизацию четырёх турбин ГЭС с увеличением номинальной мощности каждого гидроагрегата со 115 до 125,5 МВт. Дальнейшие работы предполагают замену «под ключ» 10 гидротурбин и 22 гидрогенераторов электростанции. Начало поставок оборудования было намечено на 2013 год, завершение — на 2021-й. Кроме того, «РусГидро» реализует на Волжской ГЭС ещё один проект — комплексную модернизацию оборудования ОРУ-500 кВ стоимостью более 3 млрд рублей.

Остальные реальные проекты в энергетике ЮФО в основном не отличаются значительной для этой отрасли стоимостью. Всего два из них — продолжающиеся стройки парогазовой электростанции в Гулькевичском районе Краснодарского края и энергоблока № 9 на Новочеркасской ГРЭС — находятся в диапазоне от 0,5 до 1 млрд долларов, ещё пять проектов занимают нишу 100–500 млн долларов, оставшиеся три — это сравнительно небольшие проекты. Таким образом, в этом году портфель энергетических инвестпроектов ЮФО достиг исторического минимума в период олимпийского цикла, и каких-либо новых крупных инициатив в самом затратном сегменте — генерации — наше исследование не зафиксировало.

В то же время в округе сохраняется проблема слабой сетевой инфраструктуры. Ещё два года назад аналитики отмечали, что на вполне оптимистичном фоне в сфере генерации (наращивание мощностей в Ростовской и Волгоградской областях, Краснодарском крае) изношенность сетей и оборудования достигает 75–80%. Поэтому в новом инвестиционном цикле можно ожидать появления стратегических проектов именно в этом сегменте отрасли, и о некоторых из них уже известно. Например, в недавнем интервью «Интерфаксу-Юг» генеральный директор МРСК Юга Владимир Вашкевич сообщил, что только в этом году его компания намерена выполнить мероприятия инвестпрограммы на общую сумму более 5 млрд рублей, а на 2014–2017 годы запланирован проект реновации распределительной сети в Астрахани стоимостью свыше 5 млрд рублей.