Эволюция регионального чиновника

P.S.
Москва, 23.12.2013
«Эксперт Юг» №1-2 (291)

Президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию сказал, что считает «важнейшей задачей» «развитие сильной, независимой, финансово состоятельной власти на местах». «Именно развитие земств, местного самоуправления в своё время позволило России совершить рывок, найти грамотные кадры для проведения крупных прогрессивных преобразований», — заявил он и анонсировал на 2014 год основную законодательную работу, которая позволит найти баланс между полномочиями, объёмами ответственности и ресурсами. Полагаю, эти намерения важны для любого региона, который думает о том, как развиваться в предлагаемых обстоятельствах, на что опираться.

Уже давно федеральная и региональная экономические повестки не были настолько разными. Там — политика и особенности взаимодействия звеньев внутри вертикали, тут — конкретная территория и её недоиспользуемые ресурсы. В этой ситуации ясно, что федеральный центр, отношения региона с ним перестали быть точкой опоры для дальнейшего роста. А ведь в период инвестиционной активности федерального центра региональные власти стали делать большую ставку не на частного инвестора, а на бюджетные вложения. Существенная часть инвестиционных проектов, которые в 2009–2011 годах выставлялись на крупных российских экономических форумах, была адресована аудитории федеральных чиновников и лично Владимиру Путину.

Но федеральная экономическая политика оказалась в кризисе — именно она привела к нынешним мизерным темпам экономического роста. Целый ряд идущих сверху реформ либо свёрнуты, либо обернулись затяжными скандалами — это и создание открытого и электронного правительств, и реформа науки и высшей школы, и реформа денежной политики, которая так и не состоялась, и провал в деле перевода экономики на инновационные рельсы, и слепое требование повышать производительность труда, не инвестируя в создание новых рабочих мест.

Федеральный центр стал восприниматься регионами как источник угроз — что он там ещё выкинет? Это восприятие подкрепляется обострившейся подковёрной борьбой условных команд Путина и Медведева, у каждой из которых — по-своему длинные руки, которые обнаруживают себя в борьбе за самые лакомые куски в регионах.

С другой стороны, по вертикали власти спускается вниз негатив. Для внутреннего пользования в ходу лозунги о необходимости подготовиться к трудным временам, без рассуждений о том, кто же виноват в том, что такие времена наступили. Порой даже кажется, что власть уже не в состоянии изобразить интереса к диалогу с деловым и экспертным сообществом. Эту проблему видит и двуглавый Кремль, который пытается организовать системное давление общества — в виде Народного фронта, Агентства стратегических инициатив, экспертных советов при министерствах — на инертную бюрократическую систему. Это большой сюжет, который не даст быстрых результатов — особенно в вопросах о снятии федеральных ограничений для развития экономики. А вот на уровне региона всё может выглядеть несколько иначе.

Иногда кажется, что руководители сейчас боятся произносить вслух слова о том, что нынешние действия федерального центра повышают их инвестиционную привлекательность даже больше, чем внедрение инвестиционного стандарта. Поскольку всем становится ясно: решать реальные вопросы можно либо в кабинете Путина, либо в максимальном отдалении от него — в регионе с достаточно сообразительным главой. И второй путь для подавляющего большинства несоизмеримо доступнее. В результате те процессы, запуск которых несколько лет ожидался сверху, постепенно пошли снизу. Сейчас они ещё не генерируют экономического роста, но уже обеспечивают новое качество деловой среды.

При оценке состояния всех участников, от которых зависит экономический рост, рискнём предположить, что наиболее заметные качественные изменения происходят вовсе не в бизнесе, а на уровне регионального чиновничества. Бизнес делает сегодня примерно то же самое, что и десять лет назад, принципиальных изменений не произошло ни в роде его деятельности, ни в степени его политической и социальной активности. Несмотря на постепенную эволюцию корпоративной культуры, нельзя сказать, что предприниматели начали предъявлять повышенный спрос государству, что их общественная роль значительно укрепилась. Дело ли ЮКОСа и «кровавый режим» тому виной, как считает либеральная общественность, или принципиальная весьма экономная сосредоточенность на достаточно узких интересах, в данном случае даже не столь и важно. Важно же то, что на этом фоне чиновник явно и быстро эволюционирует. Тут надо отдать должное бизнесу — чиновник делает это не сам по себе, его много лет подталкивает к эволюции успешная, иррационально терпеливая работа предпринимателей прямо у него под боком, навязывающая окружающей среде современную деловую логику.

Главное, что произошло с чиновником в регионах за последние десять лет, — он стал привлекать инвестиции, и всё глубже втягивается в этот процесс. Именно на региональном фронте мы сегодня обнаруживаем реальную политику и развитие деловой среды. За последние годы проведена перезагрузка отношений со всеми ключевыми агентами деловой жизни. Эволюция при этом продолжается. В процесс постепенно вовлекаются мэры, происходит это достаточно медленно, но в каждом регионе среди глав муниципалитетов сегодня уже обязательно есть несколько «звёзд», которые, как правило, заметно влияют на восприятие города или субъекта федерации.

Далеко не только пессимизм сосредоточен сегодня в регионах, как можно подумать, глядя на иные бюджеты; оптимизм, истории успеха большей частью тоже — тут. И это — огромный ресурс, которым прогрессивные региональные руководители точно смогут воспользоваться. Но глядишь, и иных вчерашних ретроградов кризис в отношениях с центром заставит осознать свои права и обязанности.           

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №1-2 (291) 23 декабря 2013
    Люди года на Юге России
    Содержание:
    Донской нефтяник увеличил ставки

    Всего за три года совсем не публичный бизнесмен Алексей Фролов создал в Ростове-на-Дону одну из самых динамично растущих крупнейших компаний страны — торговый дом «Альфа-Трейд», развивающий сеть АЗС «Газпром». В уходящем году к основному бизнесу Фролова, торговле нефтепродуктами, в рамках формируемой предпринимателем группы компаний «Флэш» добавился масштабный инвестпроект в смежной сфере — нефтехимии

    Реклама