Генерал и его армия

Культура
Москва, 23.12.2013
«Эксперт Юг» №1-2 (291)
Ростовские историки предлагают не вполне привычный взгляд на одно из самых важных событий начального периода Великой Отечественной

Историю войн чаще всего пишут либо с помощью «взгляда из окопа», когда важнее всего оказываются находящиеся в пределах вытянутой руки звуки, запахи, очертания фронтового быта, либо возносясь на «генеральские» высоты (лучше всего — чтобы не ниже генштабов), откуда «театр военных действий» видится движущейся картой с условными обозначениями, и впрямь обращаясь неким зрелищем. В первом случае есть риск потерять масштаб происходящего, сузить поле обзора до одной судьбы, одной жизни, во втором — позабыть о тех, из чьего пота и крови складываются так элегантно выглядящие на картах стрелки армий, направлений и ударов.

Книга ростовских историков Владимира Афанасенко и Евгения Кринко — попытка выбрать некое среднее направление, не поступаясь при этом ни окопной конкретикой, ни стратегической дальнозоркостью. Она — об одной армии и об одной странице Великой Отечественной. Армия — 56-я Отдельная, созданная 15 октября 1941 года и подчинённая генерал-лейтенанту Фёдору Никитичу Ремезову. Страница — вторая половина ноября 41-го, когда вначале были потеряны, а затем освобождены «ворота Кавказа» — Ростов-на-Дону.

Разумеется, избранный ракурс не отменяет ни периодического взгляда со штабной выси, ни скрупулёзно фиксируемых в бесчисленных документах мельчайших штрихов военного быта. Как правило, приводимые авторами выдержки из приказов, сводок и писем относятся к самым любопытным страницам книги. Вот, например, не раз предоставляющаяся читателю возможность увидеть самую изнанку войны — её хозяйственную сторону, то, без чего невозможны ни победы, ни поражения. Разве не интересно узнать, что 20 ноября 62-й кавалерийской дивизии требовалось для перековки 4,9 тысячи подков, а для возможного запаса — ещё 15 228 (то есть на 3 807 лошадей)? Подобная точность цифр заставляет несколько по-иному взглянуть на самую что ни на есть прозу войны, да и на сферу деятельности командира любого уровня. Или вот как выглядит состав мази от обморожения, которой в лютые декабрьские морозы должны были быть обеспечены все бойцы: « на 1 чел. по 20 г растительного масла и по 20 г комбижира». А в списке декабрьских трофеев 56-й армии среди столь уместно в нём смотрящихся 25 танков, 154 автоматов, 20 пилоток и прочего с некоторой оторопью встречаешь пункты «шнурки для ботинок — 1 связка» и «конский противогаз — 1». И поэтому так режут глаз немногочисленные, к счастью, попытки авторов разбавить сухость документа «лирикой» — например, попытаться реконструировать душевное состояние то Ремезова, то Гитлера. Ей-право, документы действуют куда сильнее — даже простые списки состава 56-й армии или безыскусные обрывки воспоминаний тех, кто своими глазами видел, как вдоль проходной завода Азовхозтреста проезжали «три мотоцикла, на которых сидели по два гитлеровских бандита, вооружённых пулемётами и другим оружием». Так Ростов впервые наблюдал репетицию грядущей оккупации…

Непривычность избранного авторами угла зрения влечёт за собой и постоянные неожиданные повороты смысла. Уж на что, казалось бы, незыблема контроверза двух военных школ, двух стратагем. Мы: суворовское «не числом, а умением». Они: бонапартовское «Бог на стороне больших батальонов». Но Афанасенко и Кринко со своими излюбленными цифрами и фактами в руках напоминают: в начале ноября 41-го 1-я танковая армия Эвальда фон Клейста, рвавшаяся к Ростову, имела в полтора раза меньше самолётов и вдвое меньше танков, чем противостоящие ей три армии советского Южного фронта. Но умением взял именно фон Клейст — и на неделю занял Ростов. А потом твоё восприятие снова меняется — и ты, читая, что к концу ноября численность личного состава 56-й армии выросла на 8 496 человек, понимаешь: на войне к проявлениям того самого умения относится ещё и способность быстро сосредоточить в нужном месте нужные силы — и взять-таки числом.

Говоря об освобождении Ростова, пришедшемся на 28-29 ноября, Афанасенко и Кринко проявляют реализм и взвешенность оценок. Да, триумф фон Клейста был в значительной степени авантюрой — и его армия не смогла удержаться в Ростове. Да, победа 56-й армии оказалась лишь временным торжеством — впереди были и нескончаемая эпопея Миус-фронта, надолго сковавшего на Юге значительные силы Красной Армии, и вторичное падение столицы Дона в 1942-м, и куда более долгая её оккупация. Но куда важнее оказалось радостное чувство, принесённое вестью о том, что впервые после 22 июня столь крупный город был отвоёван у захватчика. А ещё более важным — то, что впервые за всю войну вермахт отступал, теряя людей и технику. Кто уязвим, тот и смертен, и в конце ноября 41-го перед гитлеровской армией уже замаячил призрак крушения. В громе орудий, знаменовавшем освобождение Ростова, слышались победные раскаты и битвы под Москвой, и Сталинграда.

Так пробил звёздный час и 56-й армии, и её командующего. В дальнейшем Фёдору Ремезову довелось побывать командующим Южно-Уральским военным округом, возглавлять 45-ю армию Закавказского фронта, а после войны руководить военно-учебными заведениями Московского округа, но уже ни разу в его судьбе не случилось ничего сопоставимого по яркости и значимости с теми осенними днями, навсегда связавшими имя уроженца пермских краёв с историей российского Юга.

Афанасенко В. И., Кринко Е. Ф. 56-я армия в боях за Ростов. Первая победа Красной армии. Октябрь–декабрь 1941. — М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2013. — 318 с. Тираж 3000 экз.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №1-2 (291) 23 декабря 2013
    Люди года на Юге России
    Содержание:
    Донской нефтяник увеличил ставки

    Всего за три года совсем не публичный бизнесмен Алексей Фролов создал в Ростове-на-Дону одну из самых динамично растущих крупнейших компаний страны — торговый дом «Альфа-Трейд», развивающий сеть АЗС «Газпром». В уходящем году к основному бизнесу Фролова, торговле нефтепродуктами, в рамках формируемой предпринимателем группы компаний «Флэш» добавился масштабный инвестпроект в смежной сфере — нефтехимии

    Реклама