«Необходимо стать более розничным банком»

Спецвыпуск
Москва, 03.02.2014
«Эксперт Юг» №5 (294)
Крайинвестбанк, второй по размеру банк Краснодарского края, находится в стадии кардинального преобразования. Генеральный директор банка Сергей Бритвин рассказал о том, как поменять ориентиры организации, сохраняя при этом её основные ценности

Фото Дмитрия Курнявко

Материал ранее был опубликован в «Эксперт Юг» №24-25 (214) 25 июня 2012

Крайинвестбанк — уникальная для региона структура, учреждённая в 2001 году администрацией Краснодарского края в целях, среди прочего, «содействия развитию реального производственного сектора экономики и социальной сферы, местного товаропроизводителя, сельского хозяйства, курортного бизнеса и других отраслей Кубани». Особый статус банка гарантировал его развитие и устойчивость в кризисные годы — да и сейчас, достигнув почти предельно допустимого значения уровня достаточности капитала, банк получил поддержку из краевого бюджета, проведя допэмиссию акций в размере 1,5 млрд рублей. Но освобождения от рыночных условий такое покровительство больше не даёт: полученные средства банк планирует потратить на развитие розницы и конкурентных корпоративных продуктов. Сергей Бритвин, возглавивший Крайинвестбанк 1 июня 2011 года, связывает будущее банка с развитием розницы на базе имеющейся сети (более 70 отделений в крае) и с кредитованием жилищного строительства.

Капитал толкает в розницу

— В 2011 году Крайинвестбанк нарастил активы на 42 процента, войдя в ТОП-3 самых динамичных банков Юга. Этому способствовала конъюнктура финансового рынка, или это результат целенаправленных усилий?

— Я бы говорил о совокупности обоих факторов. Более того, в 2011 году мы могли бы сделать и больше, но, к сожалению, были ограничены нормативом достаточности капитала. Мы знали об этом, контролировали ситуацию, планировали проведение определённых процедур и готовились к ним.

— Изначально допэмиссию акций планировалось выполнить в объёме 2,5 миллиарда рублей, но выпуск прошёл только в размере 1,5 миллиарда. Как в связи с этим изменились планы банка по работе с активами в 2012 году?

— Законодательным собранием Краснодарского края утверждено положение о выкупе акций на 2,5 миллиарда, и до конца года будет организовано размещение наших акций ещё на миллиард рублей. Деление выкупа на два этапа не окажет существенного влияния на планы банка. Ведь в любом случае допэмиссия не означает, что, получив средства, мы прямо на следующий день в несколько раз увеличим выдачу кредитов и объём привлечённых вкладов или депозитов корпоративных клиентов. Это длительная работа, не на один день и не на один месяц.

— Крайинвестбанк стал явно активнее на рынке: его интересуют не только корпоративные клиенты из сферы АПК, но и розница, и другие отрасли. Как с вашим приходом поменялись качественные и количественные цели банка?

— Первоочередная задача, которая стоит сейчас перед банком, — это повысить его эффективность. На создание многофилиальной структуры Крайинвестбанка были потрачены значительные финансовые, временны́е и человеческие ресурсы. И главное, что сейчас необходимо сделать, это повысить эффективность региональной сети. А сделать это можно только за счёт изменения курса: необходимо стать более розничным банком. Ранее мы были в большей степени сконцентрированы на корпоративном кредитовании, а сейчас наши приоритеты направлены на привлечение розничных клиентов. В связи с этим встала задача наладить качественный сервис, а для этого необходимо определить параметры этого качества, задать их для наших сотрудников, контролировать их. Служба качества существует у нас уже девять месяцев, и я считаю, что за этот период мы достигли определённых положительных изменений. Как я уже говорил, определённые проблемы и ограничения, связанные с нормативом достаточности капитала, не позволяли нам более активно идти в кредитование. Сегодня мы завершаем юридические процедуры, связанные с допэмиссией, соответственно, сможем более активно развивать розничное кредитование.

— Каковы планы по развитию розницы на 2012 год, и какие шаги были сделаны для того, чтобы это направление наращивать?

— Если говорить о технологических изменениях, то сегодня у нас налицо весь комплекс инфраструктуры для того, чтобы стать более оперативными в работе с розницей. Мы завершили создание эмиссионного и процессингового центра по работе с банковскими картами международных платёжных систем Visa и MasterCard. Это позволяет оперативно выпускать международные карты здесь, в Краснодаре, и проводить расчёты через этот центр, более качественно управлять нашей разветвлённой инфраструктурой в виде банкоматов, точек самообслуживания. Сегодня наша инфраструктура является второй по размеру в регионе — больше только у Сбербанка. В ноябре 2011 года мы доработали программное обеспечение, создали принципиально новые для нашего банка продукты, например, предложили своим клиентам кредитную карту. А уже весной 2012 года банк расширил возможности своей кредитной карты, предусмотрев возможность её получения и индивидуальными предпринимателями, которые сотрудничают с нами. Кроме того, совместно с рядом негосударственных фондов мы предложили своим клиентам услуги негосударственного пенсионного обеспечения, в мае банк запустил собственную региональную систему переводов SuperСпринт. Эти изменения — шаги для достижения нашей общей задачи: в 2012 году мы должны увеличить портфель в розничном кредитовании и доходы от транзакционных розничных операций в 1,5 раза.

— Но сейчас розница — самый активно растущий сегмент, и многие федеральные и международные конкуренты вкладывают огромные средства в развитие сети, начиная выходить в малые и средние города. Помимо этого, в Краснодаре есть ряд местных игроков, набирающих силу в рознице. Вы чувствуете их присутствие?

— Действительно, конкурентное поле очень живое, быстро меняющееся. Если проанализировать финансовый рынок страны, то можно увидеть, что корпоративный сегмент достиг апогея своего роста, его дальнейшее развитие туманно и, вероятно, банки будут просто играть долями. А что касается рынка розницы, то, если сравнивать с более развитыми экономиками, можно увидеть, что там ещё очень много перспектив для развития. И у нас нет ощущения, что здесь, в крае, мы толкаемся локтями. Если проанализировать действия основных региональных игроков в этом сегменте, то я бы выделил две важные вещи. Первая состоит в том, что крупные игроки выходили на розничный рынок и «баловались» не очень прозрачными условиями для клиентов — запредельными процентными ставками, грабительскими комиссиями по кредитным картам. Многие клиенты уже наступили на эти грабли, и когда им по почте приходит кредитная карта, это уже вызывает отторжение. Можно сказать, что финансовая грамотность населения повышается: люди не кидаются на первый попавшийся продукт, научились разбираться, сколько же это стоит. Второе наблюдение: у банка может быть мировое имя, но пусть он приземлится в любом из наших районных центров — и его мировое имя может исчезнуть. Люди будут доверять чему-то более близкому, понятному, например, банку, в котором они обслуживались, получали зарплату, где не было неприятных историй. У нас всё это налицо. Я считаю, что с точки зрения фундаментальных условий для развития розничного направления мы — один из самых подготовленных банков. Может быть, мы этими возможностями пользуемся ещё не в полной мере, но, тем не менее, учимся каждый день: у нас более 120 тысяч активных держателей зарплатных карт. Они как минимум два раза в месяц приходят к банкомату, снимают наличность, помимо этого, платят за мобильный телефон, коммунальные услуги — всё это наши клиенты.

АПК кредитовать не страшно

— Что касается розницы, то там действительно есть куда расти ещё многим. Однако корпоративный рынок закрыт, и конкурентная среда в Краснодарском крае на нём одна из самых трудных. Как банк будет сохранять наработанный портфель клиентов?

— Действительно, мы конкурируем с крупнейшими банками, которые присутствуют на всей территории края. Да, здесь есть Сбербанк, Россельхозбанк, ВТБ и ВТБ24, но посмотрите, каков у них охват территории. Допустим, Сбербанк есть в каждом муниципальном образовании, но это федеральная структура со стандартами, которые не создаются специально для жителей Кубани, не делаются специально для отраслей, являющихся ключевыми для края. Как, к примеру, можно вписать в один стандарт АПК Кубани и Центральной России или Сибири? Мы выходим в лидеры на том, что более детально отражаем суть местной экономики. Хорошо, что есть конкуренция, есть коллеги, быть может, более продвинутые и технологичные: нам всегда будет на кого равняться. И, тем не менее, мы считаем, что плотно занимаем свою нишу, — по срокам принятия решений, по специфике Крайинвестбанк более близок и понятен для кубанских клиентов.

Сергей Бритвин 012_expertjug05.jpg Фото Дмитрия Курнявко
Сергей Бритвин
Фото Дмитрия Курнявко

— Обычно для банков сельхозпроизводители — одни из самых нежеланных клиентов. Однако это ключевая отрасль для края. Как вы работаете с этой категорией клиентов, выделяете ли для себя какие-то направления, которые финансируете, и те, под которые отказываетесь выделять средства?

— Да, сельское хозяйство очень спе­цифическая отрасль, она сильно привязана к климатическим условиям, к ценам на международных рынках на зерновые, на масличные культуры. Кроме того, сейчас мы наблюдаем процесс изменения структуры бизнеса — в масложировой промышленности, к примеру, идёт укрупнение холдингов. Существуют определённые процессы, в которых нужно жить. Эти предприниматели — наши друзья, соседи, знакомые, это не люди с другой планеты, и мы должны работать с ними — иначе с кем нам ещё работать? Да, многие федеральные банки не хотят с ними работать, отсекают их, считая, что там их ждут более высокие риски. Я не считаю, что там риски выше, чем в металлургии и ряде других отраслей. У нас нет приоритетных направлений в сельском хозяйстве: мы финансировали и убойные производства, и растениеводство, и животноводство, трейдеров и переработку — самые разные сегменты. И как раз финансирование целого спектра отраслей позволяет нам более чётко понимать, что в них происходит. В аграрном секторе достаточно существенную роль играет система поддержки со стороны краевого министерства сельского хозяйства, так что мы заинтересованы в том, чтобы вместе с клиентом сформировать качественный комплект документов, благодаря чему он смог бы в дальнейшем получить субсидии, компенсировать процентные ставки и пользоваться всеми теми финансовыми инструментами, которые сегодня существуют на рынке.

— А какой клиент комфортен для Крайинвестбанка: какие параметры учитываются в риск-менеджменте в сфере АПК?

— Есть масса параметров, по которым мы проводим оценку, и как раз сейчас банк находится на очередном этапе формирования новой концепции риск-менеджмента. Мы поменяли аудитора, взяв компанию из «большой четвёрки», это Ernst & Young. С ними мы сотрудничаем теперь не только в сфере аудита, но и по вопросам других развивающихся программ, в том числе модернизации кредитного процесса — и процедур, и бизнес-процессов, и самих оценок риск-менеджмента, и возможностей внедрения скоринговых программ кредитования розничного клиента. Банк сейчас находится в очень активной фазе оптимизации этих процессов, это наше ближайшее будущее.

Ставка на жильё

— Эти процессы вызваны задачей увеличить клиентский портфель и получить возможность более свободно работать с активами?

— Они вызваны рядом внешних и внутренних факторов. Во-первых, необходимостью повысить эффективность деятельности наших дополнительных офисов и работы в целом, соответственно, снизив риск невозврата и наши возможные потери при кредитовании. Что касается внешних факторов, то, если проанализировать банковские технологии, можно увидеть, что в последние годы они активно меняются. Кризис 2008 года заставил совершенно иначе оценить многие вещи. По многим количественным и качественным показателям мы давно вышли за рамки регионального банка и сегодня стремимся к тому, чтобы стать одним из самых современных, технологичных российских банков. И для достижения этой цели готовы привлекать стратегических инвесторов.

— У банка была история с частным инвестором: структура Райффайзенбанка некоторое время назад выкупила чуть более двух процентов акций. Чем Крайинвестбанк может быть интересен для частных инвесторов?

— Для Raiffeisen Landesbank Верхняя Австрия эта покупка была в рамках стратегии развития. У нас с этим банком хорошие партнёрские отношения: когда их австрийские клиенты приходят в край в связи с олимпийской стройкой или сельскохозяйственной тематикой, они знают, что здесь уже есть банк с понятным менеджментом и условиями. Для внешних инвесторов Крайинвестбанк интересен прежде всего территорией, на которой он находится и работает. Краснодарский край по результатам многих рейтингов — один из самых привлекательных для инвесторов регион России. И у банка Краснодарского края есть абсолютно всё для того, чтобы инвесторам работалось здесь комфортно: создана филиальная сеть, есть готовая инфраструктура, есть определённые экономические условия для того, чтобы ею пользоваться.

— Каким может быть этот инвестор: профессиональным инвестиционным банкиром, небанковской отраслевой группой, например, из сферы АПК, или, быть может, банк выйдет на IPO?

— Были периоды, когда IPO оказывались действительно привлекательны, затем кризисные явления вынудили многие компании свернуть планы по выходу на биржу. Сегодня мы в большей степени заинтересованы в адресных инвесторах, которые приходят с чётко понимаемой задачей. Не один год мы потратили на то, чтобы сделать банк более прозрачным, более понятным, презентабельным для российских и иностранных инвесторов. Из года в год росли международные рейтинги банка. Сегодня нас оценивают сразу два ведущих мировых агентства — Standard&Poor’s и Fitch Ratings. В сентябре и декабре 2011 года рейтинги были обновлены. Причём их оценки совпадают, банку присвоен рейтинг на уровне «B+» со «Стабильным» прогнозом. Аудит работы банка тоже проводит компания с мировым именем — Ernst&Young. Вместе с этой компанией мы корректируем внутренние процессы и банковские технологии и доводим их до уровня, понятного для инвесторов.

— Однако банку для повышения привлекательности необходим ещё и рывок в качественных показателях. Какие планы по приросту активов поставлены на 2012 год?

— Не хотел бы называть сейчас конкретные цифры. Есть хорошая поговорка: не говори «гоп», пока не перепрыгнешь. Мы не планируем значительное увеличение нашего корпоративного портфеля, но при этом планируем существенный рост розничного кредитования. В частности, в стратегическое направление деятельности банка выделено финансирование жилищного строительства.

— Банк намерен таким образом выйти и на рынок «долгих» ипотечных кредитов?

— Это так — и допэмиссия проводилась в том числе и для развития этого направления, ключевым и замыкающим звеном которого будут ипотечные программы. Мы рассматриваем возможность участия в краевой программе накопительной ипотеки, которая пока что реализуется только со Сбербанком: в любой момент должны быть готовы к возможности вой­ти в неё. Благодаря нашим австрийским акционерам мы организовали продуктивный контакт с Raiffeisen Bausparkasse. Эта компания является специализированной ипотечной компанией мировой банковской группы Raiffeisen, которая занимается в том числе и системой накопительной ипотеки. Почему мы пошли по пути сотрудничества с австрийцами? Ответ прост: Raiffeisen Bausparkasse развивает подобную систему у себя на родине с 1925 года, а с 1992 по 2004 год данная система реализована во многих восточноевропейских странах постсоветского пространства: Словакии, Чехии, Хорватии, Румынии. Эти страны уже прошли путь становления и активно развиваются. История наших стран очень схожа, история экономического развития тоже имеет много общего. Наши партнёры уже сегодня активно консультируют нас, дают возможность анализировать их опыт: какие продукты необходимо сформировать, как правильно оценить потенциальных участников системы, как корректно определить сроки привлечения накопительных вкладов и совместить их со сроками кредитования и так далее.

— Не помешает ли развитию этого направления особый статус банка, который вынужден развивать экономику?

— У банка нет особого статуса. А экономику сегодня развивают все банки, которые планируют долго и успешно работать на финансовом поле. Просто такова сегодня рыночная ситуация. Крайинвестбанк максимально использовал возможности своего, пусть и небольшого пока, капитала для привлечения денег в экономику края и размещения их здесь, на территории региона. Банк сегодня привлекает денежные средства не только у кубанских предприятий, но и на межбанковском рынке. Кроме того, у нас есть облигационные займы, по которым нашими клиентами являются российские компании из других регионов. Мы собрали деньги на всей территории России — и эти деньги работают здесь, на Кубани, на развитие всей страны.

У партнеров

    Реклама