Кооперация стратегического назначения

Спецвыпуск
Москва, 24.02.2014
«Эксперт Юг» №9 (298)
Машиностроение юга России повышает конкурентоспособность за счёт кооперации — ответом предприятий отрасли на экономическую рецессию и вступление России в ВТО стало создание производственных кластеров. Ожидается, что это позволит удержать рыночные позиции южного машиностроения и наладить выпуск дефицитных видов продукции. Наиболее заметен этот процесс в ОПК и смежных сегментах

Фото: ИТАР-ТАСС

На фоне практически нулевого роста российской промышленности в прошлом году несколько южных регионов продемонстрировали весьма оптимистичные индустриальные показатели. Абсолютным лидером среди российских регионов стал Дагестан — в 2013 году индекс промпроизводства в этой республике составил 137,5%; очень высоки показатели промышленного роста в Астраханской области (125%) и Северной Осетии — 121,7%. Ростовская область, флагман южной промышленности, также продемонстрировала зримый рост в этой сфере: по итогам 2013 года индекс промпроизводства составил 104,4%, а в этом году, по прогнозу донского минпрома, объём промпроизводства планируется увеличить не менее чем на 5%.

Основной вклад в такие результаты вносят обрабатывающие производства — в первую очередь машиностроение. Масштабная госпрограмма перевооружения армии уже обеспечила южную оборонку крупными заказами, а в судостроении, ещё одном динамичном сегменте, источником роста являются проекты по добыче углеводородов на каспийском шельфе. Во всех этих подотраслях машиностроения рост сопровождается объединением активов под «зонтиком» более крупных структур.

Оборонка: вторая волна кооперации

В 90-х годах разрыв производственных связей привёл южнороссийское машиностроение к резкому падению отраслевых показателей и стагнации. Начало прошлого десятилетия было ознаменовано трендом на повышение роли государства в этом базовом сегменте промышленности. В первую очередь федеральное правительство было озабочено плачевным состоянием оборонки, где традиционно сконцентрированы уникальные кадры, технологии и оборудование. Но к тому моменту российский ОПК уже потерял ведущие позиции на мировом рынке вооружений, уступив их США, Франции, Великобритании, Китаю — показатель экспорта оте­чественной оборонки упал с 21,8 млрд долларов в 1989 году до 1,7 млрд в 1994 году. Многие научно-исследовательские и опытно-конструкторские программы были свёрнуты.

Попытки выпуска конверсионной продукции и создания региональных кооперационных структур по организации производства сложной бытовой техники на предприятиях и организациях ОПК успехом не увенчались. Например, в начале «нулевых» провалилась попытка создания в Ростовской области «оборонного холдинга» по выпуску кухонных комбайнов и стиральных машин с программным управлением, цифровых АТС и автомобильных холодильников. Директора предприятий сами были не заинтересованы в перепрофилировании своих производств в условиях сложностей с финансированием проектов.

Однако после неудачной попытки кооперации в ОПК «снизу» в середине прошлого десятилетия последовал второй заход на цель, уже под государственным крылом. Правительство начало собирать профильные предприятия ОПК в госхолдинги с передачей в их уставные капиталы пакетов акций различной величины. Для многих оборонных заводов юга России это стало настоящим спасением. С одной стороны, это обеспечивало их гособоронзаказом и сырьём, а с другой, устраняло ненужную конкуренцию внутри холдингов.

Одним из первых предприятий южной оборонки, вошедших в состав государственных холдингов, стал таганрогский завод «Красный гидропресс», который производит минные и акустические тралы, противокорабельные ракеты класса «воздух-корабль» Х-31 и Х-35 и прочую продукцию. Ещё в 2002 году завод был включён в структуру корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (ТРВ) и сегодня вместе с другим предприятием донской оборонки, ОАО «Азовское оптико-механическое объединение», является одним из ключевых её активов. В данный момент две трети своей продукции «Красный гидропресс» производит в рамках гособоронзаказа. Объём выпуска продукции корпорации ТРВ в минувшем году достиг 9,137 млрд рублей (в 2012 году — 7,535 млрд), выручка от реализации составила 9,291 млрд рублей (в 2012 году — 9,068 млрд рублей). Более половины реализованной продукции приходится на экспортные поставки.

Вполне уверенно чувствует себя и «Роствертол», вошедший в структуру ОАО «Оборонпром», хотя первоначально менеджмент предприятия сомневался в продуктивности этого пути развития. Но за последние годы ростовский завод стал не только основным поставщиком боевых ударных вертолётов Ми-28Н для отечественных ВВС, но и нарастил портфель зарубежных заказов.

Ещё одно крупное предприятие южной оборонки — завод «Дагдизель» в городе Каспийске — в 2008 году вошло в состав госхолдинга «Концерн Морское подводное оружие — Гидроприбор». В прошлом году дагестанскому предприятию удалось получить госконтракт на производство 120 торпед УСЭТ-80, который и обеспечил очень высокие темпы роста республиканской промышленности в 2013 году.

Вторая волна кооперации накрыла и другие предприятия ОПК юга России, показавшие в прошедшем году хорошие результаты. Концерн «Созвездие», в который входят ростовское ОАО «Алмаз», кубанские ОАО «Краснодарский приборный завод “Каскад”» и ОАО «Краснодарское конструкторское бюро “Селена”», а также владикавказское ОАО «Янтарь», с начала нынешнего года вошёл в состав госкорпорации «Ростех». По данным начальника планово-экономического департамента «Созвездия» Юрия Скапцова, по итогам 2013 года ожидаемая выручка входящих в концерн предприятий составит 37,4 млрд рублей, прибыль — 2,5 млрд рублей.

В ближайшее время по инициативе вице-премьера Дмитрия Рогозина на базе ОАО «Научно-исследовательский институт космического приборостроения» ожидается создание очередного оборонного госхолдинга — Объединённой ракетно-космической корпорации (ОРКК), в которую должны войти все отраслевые предприятия с уставным капиталом от 500 млн рублей. С высокой долей вероятности в составе этой структуры окажется ростовское ОАО «Квант», специализирующееся на производстве оптико-электронных приборов ориентации и астронавигации космических аппаратов.

Собственно, «Квант» никогда особенно и не выходил из-под «государственного зонтика». Ещё в 2006 году он подключился к работе в государственной ракетно-космической корпорации «Информационные спутниковые системы», куда в качестве вступительного взноса был передан его 30-процентный пакет акций.

В то же время представители южнороссийской оборонки сходятся во мнении, что даже с увеличением гособоронзаказа нерешёнными по-прежнему остаются давние основные проблемы ОПК — крайний дефицит высококвалифицированных кадров, физический износ технологического оборудования и низкая зарплата персонала. Последнее — основная причина кадрового голода: специалисты со средней зарплатой в 10–13 тысяч рублей уходят из оборонки на предприятия металлургической, химической, горнодобывающей, гражданской машиностроительной отраслей, где оплата труда в полтора-два раза выше. Существенному росту зарплаты в оборонке сегодня препятствует прежде всего определённый законом предельный рост стоимости изделий ОПК, составляющий 25%.

Станкостроение: кооперация для модернизации

Оживление ОПК позволило говорить о возрождении такой «забытой» для отечественной промышленности отрасли, как станкостроение, ведь оборонка обеспечивает российским станкостроителям 80% заказов. К примеру, до 2017 года предприятиям ОПК только металлорежущих станков и кузнечно-прессового оборудования потребуется на сумму около 100 млрд рублей ежегодно, и по привычному пути импортозамещения здесь пойти не получится: продажа современных иностранных станков двойного назначения за границу, как правило, запрещена. Но с 1991 по 2012 год производство станков в России упало более чем в 20 раз (с 70 тысяч до 3 тысяч), и сегодня удельный вес станкостроительной отрасли в ВВП составляет всего 0,03%.

Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров уже обозначил требуемый объём инвестиций в отрасль — минимум 150–200 млрд рублей до 2020 года, причём без каких-то дополнительных мер государственного стимулирования. Это должно обеспечить российской станкоинструментальной промышленности рост на 30–35% в год.

На юге России пилотным регионом в станкостроении новой генерации стала Ростовская область, где на базе азовского завода кузнечно-прессового оборудования «Донпрессмаш» в прошлом году началось создание станкостроительного кластера. Ожидается, что тренд на кооперацию в этой сфере должен привести к объединению региональных производителей станкоинструментального оборудования, научных и образовательных учреждений, инжиниринговых компаний ради выпуска станков для всех сегментов машиностроения. По замыслу разработчиков проекта, в Азове начнут производить металло­обрабатывающие станки с числовым программным управлением, токарные станки для полного цикла металло­обработки, применяемые во всех отраслях машиностроения (автомобильной, авиационной, энергетической, судостроительной, инструментальной).

Якорным инвестором кластера является компания ООО «МТЕ Ковосвит МАС» — совместное станкостроительное предприятие, созданное на паритетной основе в июле 2012 года российской группой МТЕ и чешской Kovosvit MAS, a.s., одним из ведущих европейских производителей токарных и фрезерных станков, обрабатывающих центров и технических решений. По информации генерального директора группы МТЕ Дениса Волкова, на первом этапе в течение двух лет предполагается добиться стабильной сборки 50 станков в год; уровень локализации в нынешнем году составит 40%. А к 2018 году «МТЕ Ковосвит МАС» должен выйти на целевые объёмы продаж — 320–340 станков в год, из которых 318 будут изготовлены в Азове (локализация 90%).

Резидентами кластера уже стали чешская компания Pegas-Gonda, российские ЗАО НПО «Станки и гибкие автоматические системы», ОАО СП «Донпрессмаш», ООО «Савёловский машиностроительный завод». В его работе также принимают участие отраслевые вузы — столичный МГТУ «СТАНКИН» и ростовский ДГТУ. По сообщению правительства Ростовской области, на сегодняшний день в проект уже инвестировано 400 млн рублей, персонал прошёл обучение на чешских предприятиях. Создан инжиниринговый центр, предназначенный для внедрения новых технологий и обучения персонала, которому предстоит стать региональным «СТАНКИНом». Для обеспечения кластера энергоресурсами строится мини-ТЭС мощностью 12 МВт. В марте в Азове планируется открытие лаборатории резания — центра обучения студентов машиностроительных специальностей, в котором ежегодно будут проходить подготовку 200 специалистов.

В правительстве региона считают, что инвестиционная площадка и потенциал кластера позволят создать новые самостоятельные бизнесы — сталелитейный и кузнечно-прессовый. «Пока еще Ростовская область отстаёт по модернизации станочного парка, — отмечает донской министр промышленности Александр Гребенщиков. — Но за пять лет планируется не только завершить реконструкцию, но и довести на предприятиях кластера уровень локализации производства до 95 процентов, добившись к 2018 году роста объёма производства на общую сумму около трёх миллиардов рублей». Год назад речь шла об инвестициях в проект на уровне 808 млн рублей, но теперь цифры заметно выросли — общая стоимость станкостроительного кластера составляет уже 2,3 млрд рублей, областной бюджет рассчитывает в качестве налогов получить 1 млрд рублей.

Тем не менее, перспективы спроса на будущую продукцию кластера оцениваются неоднозначно. Как признался «Эксперту ЮГ» генеральный директор ОАО «Квант» Вячеслав Мотин, его предприятию вряд ли подойдут станки, которые собираются выпускать в Азове: «Не устраивают ни их предполагаемая точность, ни скорость, ни чистота обработки поверхности».

Судостроение: кооперация на нефтяной подушке

За пределами оборонки наиболее заметно тенденция к кластеризации в машиностроении прослеживается в судостроительной отрасли, традиционным центром которой на Юге является Астраханская область. Здесь тоже заметна особая роль государства в лице Объединённой судостроительной корпорации (ОСК), владеющей ключевыми судоверфями региона (ССЗ «Лотос», Астраханский СРЗ, ССЗ имени Карла Маркса). Сначала ОСК разместила на местных предприятиях заказы на сухогрузы проекта RSD49 по заказу компании «Аншип» и серию танкеров проекта RST25, а затем выразила намерение в кооперации с другими местными судоверфями создать на площадке завода «Лотос» на территории 10 тысяч кв. м особую экономическую зону (ОЭЗ) промышленно-производственного типа «Астрахань».

Региональные власти и руководство ОСК планировали подключить к работе ОЭЗ все предприятия астраханского судостроительного кластера (всего 16). Предполагается, что в ближайшие 20 лет это позволит привлечь в регион порядка 50 млрд рублей инвестиций.

Однако далеко не все кандидаты на роль участников кластера в восторге от идеи объединения под государственной эгидой, ведь в последние годы из-за роста заказов со стороны судоходных компаний как минимум десяток судостроительных заводов в Астраханской области работают с полной загрузкой своих мощностей и не особенно горят желанием связывать себя обязательствами по отношению к госструктуре. «В ближайшие пять лет нам будет вполне достаточно имеющихся и перспективных заказов, — заметил в беседе с “Экспертом ЮГ” генеральный директор ССЗ “Красные баррикады” Александр Ильичёв. — А вот условия вхождения в ОЭЗ для нас неприемлемы. В качестве паевого взноса в зону требуется дважды внести по 80 миллионов рублей. Это совершенно нас не устраивает. Мы посчитали экономику проекта — даже за 10 лет работы на этих условиях завод ничего не выиграет. Поэтому нет необходимости входить в этот проект сейчас. Его выгоды для производителей пока непонятны и неочевидны; посмотрим, как будут работать в этих условиях наши конкуренты».

Осторожные прогнозы высказывают и некоторые отраслевые аналитики. «На рынке судостроения из-за профицита мощностей сегодня не лучшие времена, — считает эксперт Альфа-банка Владимир Дорогов. — Возможно, необходимость в создании подобной структуры возникнет через год-два, не ранее». К тому же у астраханского судостроительного комплекса сегодня достаточно проблем с обновлением основных фондов. По словам Владимира Щербаченко, врио генерального директора ССЗ «Лотос», судостроительного завода последнего советского поколения, предприятие нуждается в срочном финансировании для модернизации мощностей. «Только ремонт одной кровли производственных корпусов потребует не менее 300 миллионов рублей, — говорит г-н Щербаченко. — А без этого оборудование осенью и зимой просто не сможет работать — его будет заливать дождями и снегом. Без модернизации сложно будет говорить об обеспечении завода заказами».

Но ни ОСК, ни региональное правительство от идеи создания ОЭЗ отказываться не собираются и уже подписали соглашения с рядом заинтересованных компаний. Весной 2013 года в зоне появились первые 9 резидентов, работающие в сегментах судостроения, машиностроения, сервиса, строительства и производства стройматериалов, изготовления высокотехнологичных ветродизельных генераторов, электромобилей, комплектующих. В течение прошлого года астраханские власти вели переговоры с другими потенциальными резидентами будущей ОЭЗ, заинтересованными в участии в офшорных проектах на северном Каспии. В числе заинтересованных инвесторов фигурировали известные компании из Германии, Швейцарии, Швеции и других стран.

На международной выставке «Европорт 2013» в Роттердаме руководство Астраханской области заручилось согласием на участие в проекте сразу семи компаний из Нидерландов. Эти фирмы уже поставляют свою продукцию в Россию; среди них, например, производитель навигационного оборудования Imtech, поставщик систем кондиционирования Heinen&Hopman, крупнейшая компания по производству судовых металлоконструкций Central Industry Group N.V. и несколько других. «Ряд компаний уже готовы подписать с региональным правительством соглашения о намерениях, а некоторые согласны продолжить более детальное обсуждение проектов с целью стать резидентами ОЭЗ, — говорит губернатор Астраханской области Александр Жилкин. — Реализация этих планов позволит нам организовать в регионе порядка 11 тысяч новых рабочих мест».

Как сообщил председатель астраханского правительства Константин Маркелов, понадобится порядка 5 тысяч высококвалифицированных специалистов. Большую часть планируется подготовить в учебных заведениях области, но без опыта иностранных менеджеров всё равно не обойтись, потому что на территории особой зоны планируется объединить те производства, которых сейчас нет в России. Коммерческий директор Central Industry Group Рольф Вестерхоф согласен, что с образованием ОЭЗ в Астрахани особенно остро встанет вопрос о подготовке кадров, поэтому голландская сторона готова взять на себя их обучение.

Экспертное сообщество отнеслось к участию иностранцев в судостроительном кластера довольно благосклонно. «Голландские судостроительные компании могут быть заинтересованы в работе на территории ОЭЗ Астраханской области в связи с будущим освоением арктического морского шельфа России, — считает аналитик агентства “Инвесткафе” Андрей Шенк. — Совместно с астраханскими судостроительными предприятиями они смогут производить силовое оборудование, элементы буровых установок и другие комплектующие для нефтяных платформ. Кроме того, цены на элементы буровых платформ для российских судостроительных компаний, а также стоимость электроники будут ниже благодаря использованию статуса ОЭЗ, который позволяет беспошлинно ввозить оборудование, а также предусматривает налоговые льготы для предприятий, работающих на её территории». По мнению эксперта «Sberbank CIB» Михаила Ганелина, на юге России есть ниша для офшорного судостроения, а участие голландцев в проекте означает для астраханских корабелов получение иностранных технологий и масштабных инвестиций. Подобный проект уже был реализован недавно на Выборгском судостроительном заводе, где участие иностранных партнёров позволило привлечь инвестиции на сумму до 2 млрд долларов.

В прошлом октябре проект создания ОЭ был представлен главе правительства Дмитрию Медведеву, который дал поручение завершить корректировку заявки. Однако пока вопрос застопорился на уровне Белого дома. С одной стороны, лишь минувшим летом произошла очередная смена руководства в самой ОСК, и новый менеджмент ещё не до конца вошёл в курс дела. С другой стороны, наличие соглашений о намерениях с 12 потенциальными резидентами ОЭЗ ещё ни к чему не обязывает. В федеральном правительстве от разработчиков проекта требуют твёрдых гарантий участия резидентов, а инвесторы ждут официального запуска «зоны» и преференций от правительства, и лишь затем готовы предоставить свои проекты и вкладывать деньги.

Тем не менее, несмотря на эти процедурные сложности, свидетельства динамичного развития астраханского судостроения налицо. По словам заместителя министра промышленности, транспорта и природных ресурсов Астраханской области Дмитрия Антонова, за 10 месяцев прошлого года индекс промышленного производства по полному кругу региональных предприятий в производстве транспортных средств и оборудования составил 172,8%. Такой рост стал возможен благодаря тому, что загрузку судостроительных заводов обеспечили реализуемые в Астраханской области проекты в нефтегазовом комплексе.         

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №9 (298) 24 февраля 2014
    Строительный рынок Юга России
    Содержание:
    Эффективность, а не план по валу

    Строительная отрасль юга России за последние годы перешла к новому этапу развития — от первичного насыщения рынка в условиях значительного превышения спроса над предложением к повышению эффективности, снижению издержек и работе над ростом производительности труда. На этой стадии физические объёмы построенного уже не играют главную роль — на первое место выходит качество объектов и бизнес-процессов

    Реклама