«Ростов должен развиваться как событийная столица»

Появление в Ростове-на-Дону большого количества новых гостиниц, строящихся сейчас к Чемпионату мира по футболу 2018 года, должно сопровождаться принципиально новым подходом к развитию города как центра делового туризма. По мнению вице-президента компании «Дон-Плаза» Андрея Демишина, властям региона и города сейчас нужно в первую очередь сосредоточиться на продвижении потенциала Ростова

Фото: Андрей Бойко

Строительство нового ростовского отеля Hyatt Re­gency — первого заявленного в донской столице гостиничного проекта уровня 5 «звёзд» — многие жители и гости города могут наблюдать в реальном времени: здание будущего отеля расположено в самом центре Ростова.

Появление в Ростове-на-Дону большого количества новых гостиниц, строящихся сейчас к Чемпионату мира по футболу 2018 года, должно сопровождаться принципиально новым подходом к развитию города как центра делового туризма. По мнению вице-президента компании «Дон-Плаза» Андрея Демишина, властям региона и города сейчас нужно в первую очередь сосредоточиться на продвижении потенциала Ростова

Судьба проекта компании «Дон-Плаза» оказалась непростой — его реализация началась ещё до кризиса 2008 года, затем стройка была заморожена, менялись подрядчики, финансовые партнёры, уже после возобновления работ переносились сроки сдачи объекта. Тем не менее, здание рядом с отелем «Дон-Плаза», бывшим ростовским «Интуристом», становится всё выше, и теперь уже окончательно понятно: Hyatt в Ростове всё-таки будет.

Для вице-президента «Дон-Плазы» Андрея Демишина завершение этого проекта будет означать не только возможность вывести на ростовский гостиничный рынок ранее отсутствовавший здесь международный отельный формат. Появление в Ростове Hyatt — это ещё и возможность на новом уровне реализовать тот потенциал развития делового туризма в городе, о котором «Дон-Плаза» и Демишин лично говорят уже много лет. Результаты, правда, не слишком впечатляют. И десять лет назад, когда «Дон-Плаза» только начинала проводить свои круглые столы по развитию туризма в Ростове, и сейчас круг обсуждаемых тем примерно один и тот же: необходимость позиционирования города на российском и мировом рынке туристических услуг, создание узнаваемого бренда региона, эффективное взаимодействие участников рынка между собой и с органами власти.

После того, как Ростов-на-Дону завоевал право принимать у себя матчи чемпионата мира по футболу, в этой затянувшейся дискуссии пора наконец переходить от слов к делу. Как минимум потому, что уже на следующий день после окончания матчей мундиаля городу грозит избыток гостиничных мест — новые отели ведь строятся в соответствии с требованиями ФИФА, а как их потом заполнять — до сих пор не слишком понятно. Именно поэтому интервью с Андреем Демишиным, поводом для которого стала достройка ростовского Hyatt, быстро вышло на базовые проблемы развития туризма в Ростове-на-Дону.

Пятизвёздная гонка

— Сроки открытия Hyatt в Ростове-на-Дону несколько раз менялись. Когда вы планируете сдать объект в эксплуатацию?

— Нами заявлен декабрь 2014 года. Предварительное открытие Hyatt должно произойти в следующем апреле, grand-opening запланирован на вторую половину сентября следующего года. Сегодня строительство конгрессного центра находится в активной фазе, проект финансово обеспечен. В связи с увеличением стоимости оборудования объекта из-за изменения курса валют, таможенных пошлин и сборов мы проводим меры по оптимизации бюджета.

— Одновременно в Ростове идёт строительство другого пятизвёздного отеля — Sheraton. Это сказывается на темпах вашего строительства, тут есть определённый момент престижа — кто первым сдаст?

— Я бы его не исключал. Все мы люди, не лишённые амбиций, определённых человеческих слабостей, ну и профессиональной какой-то гордости. В то же время сроки строительства — 18 месяцев — определены базовым финансовым планом и строительными технологиями. Эти факторы не позволяют нам увеличивать сроки реализации проекта.

— Можно утверждать, что ещё до сдачи своего объекта вы вступили в конкуренцию с Sheraton? Или всё-таки у каждой сети свои клиенты?

— По идее, да, но это же зависит ещё и от ёмкости рынка. Мы не просто высчитываем цифры, но видим главной своей задачей увеличение ёмкости. Конечно, мы смотрим на Sheraton. Здесь как в спортивной гонке: преимущество у того, кто идёт следом. В этом плане мы понимаем, что коллегам труднее, они сами себя подгоняют. А вообще, у каждого проекта свои сложности, свои проблемы.

— Hyatt всегда в вас верил, даже когда проект замер?

— Да, и для нас это было очень важно.

Персональная синергия

— Одна из важнейших проблем для новых отелей высокой звёздности — это персонал. Как сейчас выстраивается ваша политика в этой сфере?

— Мы должны утвердить все ключевые фигуры, в первую очередь управляющего, который будет предлагать нам свою кадровую политику. Планируется, что управляющим станет иностранный специалист, имеющий опыт работы генерального управления в отелях сети Hyatt. Когда определится управляющий — определятся и команда, и стиль управления.

— А линейный персонал планируете в Ростове набирать или импортировать? Можно ли использовать персонал отелей Hyatt в Москве, в Екатеринбурге или в ближнем зарубежье — в Киеве, Баку, Ереване?

— Конечно, в Ростове. Мы заинтересованы в успехе бренда Hyatt как такового, но нам ещё очень важен эффект синергии «Дон-Плазы» и Hyatt. Поэтому с управляющим «Дон-Плазы» Натальей Ковальчук мы уже обсудили взаимодействие между двумя отелями по всем направлениям. В частности, мы будем рекомендовать в Hyatt сотрудников, подготовленных в «Дон-Плазе».

— Идёт ли диалог с Hyatt о дальнейших перспективах сотрудничества? Они очень активно растут по всему миру, в том числе внедряют такой новый проект, как Hyatt Place. У вас нет намерений развивать на юге России именно этот формат?

— Это действительно абсолютно новый формат, и в первую очередь, как и всё новое, Hyatt планирует апробировать его сначала в Штатах — всё-таки американский рынок не совсем сопоставим даже с европейским. Мы обсуждали этот вопрос, и когда Hyatt Рlace придёт в Россию, они готовы рассматривать «Дон-Плазу» как франшизера. Мы, например, не исключаем, что когда-нибудь этот формат может быть актуален в связи со строительством в Ростове «Южного хаба».

— Вы уже оценили возможный эффект для вашего бизнеса от этого проекта?

— Фактором номер один, на который обращают внимание при проведении мероприятий в той или иной территории, является транспортная доступность. Поэтому для нашего бизнеса транспортный хаб можно назвать стратегически важной темой. Я сам постоянный клиент ростовского аэропорта, и мне просто стыдно, что в южной столице России стоит вот такой сарайчик. И, кроме того, очень неудобно летать куда-то с какими-то там пересадками.

Свёрнутая сеть

— Каковы итоги работы компании за прошлый год? Насколько на вас оказал воздействие потребительский спад?

— В прошлом году мы выросли по всем направлениям, даже по гостинице «Таганрог», которую недавно продали, а по «Дон-Плазе» перевыполнили план, который был достаточно жёстким и амбициозным. Так что динамика прошлого года нас абсолютно удовлетворила, спад мы на себе абсолютно никак не почувствовали. Но на этот год по динамике выручки «Дон-Плазы» планы менее амбициозные, чем в прошлом году, исходя из ситуации на рынке и в экономике в целом. Мы планируем прирасти, но прогнозы весьма консервативны.

— Продать гостиницу «Таганрог» понадобилось для финансирования строительства Hyatt, или были другие причины?

— Одно с другим абсолютно не связано, потому что все требования со стороны ВЭБа по финансированию за счёт собственных средств были выполнены нами ещё до открытия финансирования, это было условие банка. Решение о продаже гостиницы «Таганрог» мы обсуждали достаточно давно. Было несколько предложений о покупке, от которых мы отказывались, поскольку надеялись, что Таганрог как город всё-таки вернётся к докризисным позициям. Но уже и кризис все забыли, уже и новый начался, а воз и ныне там. Поэтому мы говорим, что доходность по гостинице «Таганрог» в том формате, который был там реализован, не соответствует нашим основным параметрам. Средства, которые были выручены от её продажи, идут на другие проекты, мы же всё-таки, помимо Hyatt, и другими делами занимаемся.

— Таганрог не оправдал ожиданий как возможный центр делового туризма? Ведь гостиница позиционировалась как конгресс-отель.

— К сожалению, получилось так, что финансовые, человеческие, административные и организационные инвестиции, которые мы осуществили, не принесли ожидаемых результатов. Они, конечно, дали прирост, но не тот, который, по нашему мнению, должен был быть. Но для того, чтобы удовлетворять среднему пониманию доходности в гостиничном бизнесе, отель «Таганрог» нуждался в редевелопменте, а для нас это не совсем актуально.

— Что касается проектов в других городах, таких как Ессентуки, Екатеринбург, из которых вы вышли, — можно ли утверждать, что в развитии компании это была «тупиковая ветвь эволюции»? В направлении развития сети вы видите будущее?

— Как говорится, никогда не говори «никогда». Тот же Екатеринбург не появился случайно, как и гостиница «Ростов». «Дон-Плаза» — компания, управляющая гостиничным бизнесом на федеральном уровне, и она уже известна. Поэтому мы абсолютно не исключаем появления новых проектов. То, что мы сейчас не ставим это во главу угла, как было в стратегии пятилетней давности развития управления, — безусловно. Это продиктовано тем, что больший потенциал содержат инвестиционные проекты, не связанные напрямую с гостиничным бизнесом, в рамках тех же «ста губернаторских проектов». Став партнёрами с ВЭБом, на примере Hyatt мы получили совершенно новый импульс возможного развития. ВЭБ — это другой уровень проработки проектов, другой масштаб и уровень контактов.

Андрей Демишин 034_expertjug35.jpg Фото: Андрей Бойко
Андрей Демишин
Фото: Андрей Бойко

Кооперация для сильных

— А что даёт вам на данный момент «губернаторская сотня», в которую включён Hyatt? Насколько это уже работающий механизм поддержки инвесторов, а не декларация?

— Наверное, пока это в большей степени декларация, чем механизм. Но механизмы тем и отличаются от идей, что предполагают множество участников: колёсики должны крутиться слаженно со всех сторон. Это относится не только к губернатору и администрации, но и к восприятию системы банками и бизнесом. Мы прекрасно понимаем, что если бизнес не участвует в формировании этого механизма, в реализации этих проектов, в налаживании диалога, то ничего не получится. Поэтому мы на различных уровнях в правительстве высказываем свою в чём-то даже непримиримую позицию относительно некоторых предложений со стороны администрации — что работает, а что не работает.

— Для вас важно какое-то участие области в развитии инфраструктуры ваших проектов, в субсидировании ставок по вашим кредитам?

— Конечно, как и любому бизнесу, нам важно максимально снизить нагрузку — как инвестиционную, так и затратную. На сегодняшний день мы ничего не получили в виде денег от своего участия в «ста проектах губернатора», но наше взаимодействие с ВЭБом началось с письма губернатора на имя председателя правления банка Владимира Дмитриева, поскольку процедура ВЭБа такова, что проект должен быть значим для развития территории. Поэтому как тут оценивать? Не было бы такого подхода — неизвестно, как развивался бы проект.

— Не так давно стало известно, что стадион к ЧМ-2018 в Ростове будет строить Crocus Group Араса Агаларова. Вы не опасаетесь появления здесь такого игрока, ведь он, судя по всему, намерен не только построить здесь стадион?

— Для нас как для локального рынка конкуренция — тема, не оставляющая нас равнодушными. С другой стороны, мы всегда за появление профессиональных игроков и развитие рынка. Чем больше профессионалов, тем более чёткая позиция вырабатывается у игроков рынка по отношению к власти, к продвижению территории. Грубо говоря, это больше возможностей для лоббирования интересов отрасли. Поэтому меня появление нового игрока не пугает, не смущает, даже, по большому счёту, я этому рад.

— Вы проводили круглые столы на тему въездного туризма ещё 10 лет назад, и такое ощущение, что с тех пор мало что изменилось.

— Всё об одном и том же, абсолютно верно. К сожалению.

— Почему?

— У меня почему-то такая сейчас аналогия появилась. Говорят: «богатства России — её беда». Может быть, и к нам это имеет отношение. Говорят: «у нас много всего, и мы и без этого неплохо живём». Но мы видим, как наши соседи нас обходят, и не просто обходят, но и уходят в отрыв, а мы только зубами клацаем и не делаем ничего. Собрать нас всех вместе, услышать и потом уже на основании услышанного принимать меры — это же полномочия власти. Начиная с бюджета и заканчивая позиционированием.

Потенциал и риски мундиаля

— В связи с тем, что к ЧМ-2018 будет построено очень много гостиниц, насколько велик риск перенасыщения рынка, и что с этим надо делать?

— Я всегда говорил, что риск очень велик. Проведение чемпионата — колоссальная возможность для глобального продвижения территории и развития инфраструктуры, но главное — чтобы в результате не появился «чемодан без ручки». Ведь у нас чемпионат — это цель для всех, хотя на самом деле это не цель, это средство. И эта путаница причин и следствий приводит к перекосам, разбалансированности структуры и рынка…

— На уровне правительства области есть понимание того, как этим процессом управлять и что надо делать? Или не правительство должно этим заниматься, а сами игроки рынка?

— Я думаю, что роль власти здесь первостепенна. Крайне важно, чтобы правительство области адекватно воспринимало позицию бизнеса, которая является своеобразным индикатором, показателем эффективности предпринимаемых шагов. И координация разрозненных усилий бизнеса и бизнесменов возможна только со стороны правительства. А по поводу готовности власти я бы так — осторожно — сказал: в правительстве есть понимание того, что необходимы изменения, и это видно по кадровым перестановкам и решениям в том же департаменте инвестиций, но внятная политика пока не озвучена.

— Что вы готовы предложить властям в рамках этого взаимодействия?

— Пока рано забегать вперёд, у нас была только одна встреча с директором департамента. Мы выразили готовность помогать, пояснили свою позицию, сказали, что предыдущая программа развития туризма абсолютно не соответствует задачам развития территории. Мы предложили решение: в рамках тех же самых средств, которые предусмотрены этой программой, сделать перераспределение по статьям и в первую очередь направить усилие не на развитие инфраструктуры, — это бизнес сделает! — а на продвижение территории. Нужно чёткое понимание её позиционирования, слабых и сильных сторон, конкурентного окружения и уникальности — вот на что нужно направлять средства.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №31-35 (324) 25 августа 2014
    Санкции и аграрии
    Содержание:
    Уйдут ли санкции в свисток?

    Представители АПК и пищевой промышленности юга России разделяют убеждение, что российский ответ на западные санкции в виде запрета на ввоз ряда продуктов питания — это хороший стимул для отечественных производителей. Но без усиления господдержки сельского хозяйства и переработки, без изменения кредитной политики в этих отраслях контрсанкции останутся на уровне деклараций

    Реклама