Вспомнить, что малое — прекрасно

По итогам 1 полугодия банки юга России чувствовали себя несколько лучше, чем финансовая система страны в целом. Но благополучной ситуацию в банковской сфере назвать нельзя: половина региональных банков — убыточны. Сейчас им необходимо сконцентрировать усилия на малом и среднем бизнесе — сегменте, в котором местные игроки традиционно сильны

Положение дел в банковской системе страны стабильно ухудшается: давление на коммерческие банки со стороны регулятора усугубляется неблагоприятной макроэкономической обстановкой. Рынок ожидает рост ставок по депозитам, так как банкам придётся активнее привлекать средства населения для восполнения иных источников фондирования. Одновременно подорожают кредиты для бизнеса, в связи с чем предприятиям всё сложнее будет развиваться, а некоторым из них и вовсе придётся закрыться. Для региональных банков ситуация усложняется ещё и фактором усиления конкуренции. По сути, в регионе работают две банковские системы с принципиально разными возможностями: с одной стороны, крупные федеральные и иностранные банки, с другой — локальные кредитные организации. Последние на волне потребительского бума 2010–2013 годов почувствовали было волю к росту, многие даже сменили профиль с кэптивных или узко корпоративных банков на универсальный. Но сегодня ситуация такова, что большинству банков региона придётся найти свою специализацию, чтобы и отвечать требованиям достаточности капитала, и выжить в конкурентной борьбе. Ниша, которая сегодня явно не полностью насыщена, небольшим банкам хорошо знакома — это малый бизнес, с которого многие региональные банки и начинали свою работу.

 

Чуть лучше, чем плохо

В 1 полугодии рост активов банковской системы России произошёл прежде всего за счёт Сбербанка и других госбанков (прирост рублёвых активов у них 13%). У прочих банков он составил всего 1,5%, а у банков юга России (ЮФО и СКФО) — всего 0,8%. По итогам полугодия убыточными оказались 24 южных банка — год назад таковых было только 17 (из ныне действующих), хотя на общероссийском фоне и такая ситуация выглядит ещё не то чтобы плохо. В целом по стране количество убыточных банков выросло почти в два раза: с 108 до 203, а в первых двух сотнях федерального рейтинга втрое — с 10 до 33. Правда, убытки у многих банков возникли за счёт создания резервов, но вряд ли банки можно заподозрить в том, что они зарезервировали больше чем нужно.

Сам список региональных банков юга России за 1 полугодие вновь значительно сократился. Чистка банковских рядов регулятором в этом году не остановилась: всего по стране с начала года лицензий лишился 61 банк, в том числе 9 банков и 1 НКО Юга. Как и в прошлом году, на «вылет» отправились банки из республик Северного Кавказа: дагестанские Имбанк, «Каспий», «Месед» (у которого 28 августа отозвали лицензию, но в рэнкинге он присутствует), Новый коммерческий банк и «Дагестан», североосетинские Диг-Банк и Арт-Банк, ингушские Рингкомбанк и «Сунжа».

Уход с рынка этих игроков уже не был столь резонансным, как закрытие махачкалинского «Экспресса» в январе прошлого года, но без скандалов регионального масштаба не обошлось. Так, во владикавказском Диг-Банке была обнаружена отрицательная разница между обязательствами и активами в размере более 2 млрд рублей; кроме того, оказалось, что руководство банка принимало у населения деньги во вклады, не проводя их по документам. По факту краха некоторых мелких банков СКФО возбуждены уголовные дела, и нет сомнений, что список выбывших игроков рынка на Северном Кавказе будет пополняться.

Одновременно продолжается процесс «исхода» банков из региона — главным образом в Москву. После того, как ЦБ начал публиковать перечень офисов всех типов банков по регионам, стало возможным более полно отслеживать территорию интересов банков с местной пропиской. Как выяснилось, из 78 кредитных учреждений юга России (73 банка и 5 небанковских кредитных организаций) 12 относятся к Югу лишь по факту «прописки» — регистрации головного офиса, так как по географии офисной сети на ЮФО и СКФО у них приходится менее половины точек.

Корни этой тенденции понятны: купить банк ради лицензии гораздо дешевле в регионе, чем в столице, а кроме того, количество банков, выставляемых на продажу в Москве, с каждым годом уменьшается. В целом, если посмотреть на историю банков юга России за последние 4-5 лет, то изменения выглядят довольно внушительно: отозвано 24 лицензии, произошло 4 слияния, 17 банков сменили название или место регистрации внутри региона. В то же время в среднем у банков, в которых произошли указанные изменения, динамика активов значительно выше, чем у прочих игроков, что зачастую было связано с приходом новых собственников и изменением стратегии развития.

На этом фоне особенно интересно наблюдать высокую динамику, которую показали некоторые региональные кредитные организации. В первой десятке банков юга России рост активов значительно выше среднего уровня отмечен у ростовского «Центр-инвеста» (плюс 6,2%), Ставропольпромстройбанка (прирост на 13,6%) и кубанского банка «Новопокровский» (на 17%). Помимо этого, в списке 50 крупнейших региональных банков отмечено несколько резких скачков, вряд ли связанных с естественным развитием бизнеса. Так, активы Кубаньторгбанка за полугодие выросли на 537%, банка «Земельный» — на 295%, черкесского Владикомбанка — на 118% (этот банк одним из первых в России стал открывать офисы в Крыму). Такой рост говорит о намерении ряда банков занять прочное место на финансовом рынке региона и о наличии у них стратегии развития даже в кризисной ситуации.

 

Пора возвращаться к истокам

Динамика развития банков Юга в 1 полугодии находилась в прямой зависимости от размера их активов — здесь чётко выделяется несколько групп. В первую группу целесообразно включить три крупнейших региональных банка («Центр-инвест», «Кубань Кредит» и Крайинвестбанк), которые по активам на порядок больше следующих за ними игроков. Прирост их активов в 1 полугодии составил всего 0,9%. На четвёртое место по размеру активов вырвался Кубаньторгбанк с головокружительным приростом этого показателя на 537%. Вторую группу — средних региональных банков — формирует 21 организация с активами свыше 2 млрд рублей; их активы за полугодие сократились на 6,9%. Третья группа — более мелкие банки с офисами преимущественно на Юге (всего 41), их активы упали на 11%. Наконец, в четвёртую группу входят 12 малых банков, офисы которых находятся преимущественно вне Юга: здесь зафиксирован нулевой рост активов. Если же брать медианные значения, то в целом снижение активов региональных банков юга России составило 4,2%.

Эти результаты говорят о том, что банки с внятной стратегией и качественным управлением рисками вполне способны успешно работать наравне с крупными конкурентами: показатели их роста находятся «в рынке», а порой и превышают среднерыночные. Нынешний год предоставляет возможности для развития даже в жёсткой конкурентной среде: банкам всего лишь необходимо обратить внимание на свою исконную нишу — малый бизнес. Открывая недавно XII Международный банковский форум «Банки России — XXI век», председатель Ассоциации региональных банков «Россия» Анатолий Аксаков отметил, что за семь месяцев 2014 года в сравнении с тем же периодом 2013 года наблюдается полуторакратное превышение темпов роста кредитования нефинансовых организаций. «Это можно называть импортозамещением: такой достаточно стремительный рост кредитования объясняется кредитованием крупного бизнеса, который утратил доступ к внешнему финансированию и обратился к крупнейшим российским кредитным организациям», — пояснил г-н Аксаков. Очевидно, этот процесс дальше распространится и на корпоративный сегмент в целом, так что небольшие банки не останутся без работы.

Если анализировать положение банковской системы юга России с учётом всех действующих в регионе кредитных организаций, то в целом заметно, что местный бизнес продолжает кредитоваться, хотя и чуть менее активно, чем в целом по стране: динамика роста на Юге составляет 6,8% против 7,2% по РФ. На этом фоне выигрышно смотрится положение Ростовской области, где за 1 полугодие объём кредитов предприятиям вырос на 11,4%, чему в немалой степени способствует инвестиционная активность в регионе. На среднем уровне показали себя Кубань и Ставрополье. В остальных субъектах ЮФО и СКФО динамика корпоративного кредитования ниже общероссийской, причём в пяти регионах она отрицательна. Однако на Северном Кавказе изначально было немного универсальных банков или хотя бы таких, которые специализировались на работе с широким спектром бизнеса, поэтому неумение банков этого региона адаптироваться к экономическим реалиям не стало сюрпризом. В то же время существенный рост ряда банков СКФО говорит о том, что и здесь ниша МСБ вполне перспективна. Конечно, с нею надо уметь работать: всё-таки показатель «выживаемости» малых предприятий в регионе невысок, и необходимо очень тщательно подбирать портфель клиентов. Так что многие банкиры ждут конкретных шагов от правительства и региональных администраций, которые официально только и мечтают о том, чтобы поддерживать малый бизнес. Однако банки не могут кредитовать предприятия при отсутствии у них залога, а уровень капитализации в малом бизнесе невысок, не говоря уже о том, что для многих видов бизнеса отсутствие активов — это норма. «Недвижимости под залог у компаний нет, оборудование или изношено, или его ценность минимальна, рынок тоже упал, залоговой массы недостаточно. У регионального правительства есть такой инструмент, как гарантии, и это единственный вариант, при котором банки будут работать с малыми предприятиями», — заметил недавно на организованном ростовской «Бизнес-газетой» круглом столе «Банки и рынки: преодоление сложившейся кризисной ситуации» директор по работе с корпоративными клиентами ростовского филиала Глобэксбанка Юрий Пидченко.

В то же время крупные банки не скрывают, что работа с малым бизнесом становится для них менее привлекательной. Они не отказываются от малых предприятий как от сегмента, но ключевую ставку делают на крупный и средний бизнес и потребительское кредитование. Поэтому Василий Высоков, председатель совета директоров банка «Центр-инвест», считает, что малый бизнес — самая перспективная ниша для регионального банка: «В Ростовской области каждый третий занят в предприятиях малого бизнеса; 40 процентов всех рыночных мест страны приходятся на юг России. Пока госбанки занимаются перекредитованием крупных предприятий, для нас самое время работать с малым бизнесом».

 

Надо искать, где рисковать

Тем не менее, прогнозы на будущее региональной банковской системы в целом сегодня неутешительны. Так, Анатолий Аксаков отмечает, что макроэкономическая ситуация не позволяет банкам активно использовать главный ресурс капитализации — прибыль. В частности, рентабельность на капитал банков упала с 15,2 до 13,5%. «Наряду с хроническим структурным дефицитом ликвидности появились новые факторы, негативно влияющие на ситуацию, — говорит г-н Аксаков. — Это и рост просроченной задолженности, и отток капитала, и отток депозитов частных лиц. Поднимается вопрос о расширении инструментов рефинансирования кредитных организаций: без его рассмотрения банковская система не сможет нормально функционировать».

О том, что потенциал наращивания рыночной доли региональных банков находится в сегменте малых и микропредприятий, говорит наличие такого хорошо развитого канала кредитования, как микрофинансовые организации. Заместитель председателя Банка России Владимир Чистюхин на форуме «Банки России — XXI век» отметил, что они выполняют важнейшую функцию, оказывая финансовые услуги в тех местах, а в ряде случаев и в тех регионах, куда «классические» кредитные организации не дотягиваются, так как не видят возможностей для рентабельной деятельности. Помимо этого, микрофинансовые организации более смело принимают на себя риски и с большей готовностью финансируют стартапы. Небольшие банки, имеющие опыт работы в сегменте малого бизнеса, рядом с такими организациями будут вполне конкурентоспособны — даже со своими довольно высокими ставками.

Но и здесь ситуация на рынке не обещает быть простой. Директор по развитию ростовского представительства инвестиционно-финансовой компании «Солид» Андрей Смурыгин на круглом столе «Бизнес-газеты» отметил, что банкиры ожидают большого роста конкуренции в своей отрасли: «Сегодня каждый банк стремится работать только с надёжными клиентами, а их число ограничено. Это касается сегмента и физических лиц, и юридических. Думаю, немногие смогут выдержать борьбу за таких клиентов, и мы ещё увидим уход с рынка заметного количества банков». В конечном итоге, сегодня вопрос выживаемости для региональных банков состоит в умении работать по стандартам самых прогрессивных кредитных организаций, осуществляя эффективный риск-менеджмент, но — в той нише, до которой крупным банкирам сейчас нет дела.

 

«Потребы» больше не требуются

Ещё одна заметная тенденция регионального банковского рынка — уход многих местных игроков из сегмента потребкредитования. В короткий период последнего потребительского бума региональные банки, даже очень небольшие, начали было заходить в эту нишу, ведь трудно было удержаться от соблазна, когда необеспеченное кредитование росло темпами до 40% в год. Сегодня же в этом сегменте большинству региональных банков делать нечего. Темпы роста просроченной задолженности здесь достигают 30% (в среднем по стране), а на каждого заёмщика в среднем приходится по два кредита (9% должников, по данным Объёдинённого кредитного бюро, имеет четыре кредита).

На юге России ситуация с вкладами физлиц принципиально от общероссийской не отличается. Дефицит ликвидности в совокупности с требованиями увеличения резервов на рискованные кредиты приводит к тому, что небольшим кредитным организациям просто нечем развивать этот сегмент. В 1 полугодии только три южных региона в потребительском кредитовании показали динамику выше общероссийской — Кубань, Ставрополье и Чечня. В первом случае это объясняется активной деятельностью двух крупнейших банков края, «Кубань Кредита» и Крайинвестбанка. В их работе ощущается последовательная реализация намеченной стратегии по усилению позиций и дифференциации кредитного портфеля. Эти банки активно работают наравне с тяжеловесами, предлагая такой выгодный долгоиграющий продукт, как, к примеру, ипотека. Он куда менее рискованный и не требует таких затрат по массовому привлечению новых клиентов.

Рэнкинг самостоятельных банков Юга по убыванию активов на 1.07.14

Виртуальная конференция. Какие события 2014 года оказывали наибольшее влияние на банковскую систему: давление ЦБ на банки, рост неплатежей по кредитам или внешнеполитические конфликты и связанные с ними санкции?

Юрий Авдеев, управляющий филиалом ОАО «Банк ВТБ» в Ростове-на-Дону:

 

— Российский банковский сектор «штормит». И  всё же, несмотря на непростую ситуацию, на сегодняшний день он представляет собой устоявшуюся, целостную и довольно крепкую систему. На рынке существует здоровая конкуренция, представлены качественные банковские продукты. Главная проблема всей банковской системы состоит в рисках — они повышаются. Рецепт выживания в нынешних реалиях прост: первое — необходимо «осторожничать», то есть проводить взвешенную рисковую политику, второе — меняться, третье — ещё раз меняться. Ведь, как известно, выживает не сильнейший, а адаптирующийся. Да, банковская система России переживает непростые времена. Но это повод не столько для паники, сколько для поиска новых возможностей.

 Алексей Бобкин, директор филиала «Ростовский» ОАО «ОТП Банк»:

 

— 2014 год оказался достаточно богатым на различные события, которые так или иначе повлияли на банковский сектор в России. Эти факторы можно условно разделить на внутренние и внешние, хотя достаточно часто их эффекты взаимосвязаны. Начавшееся ещё в позапрошлом году замедление темпов роста розничного кредитования в этом году продолжилось, а в некоторых категориях даже ускорилось. Основных причин замедления несколько. Во-первых, это ужесточение регулирования со стороны ЦБ. Во-вторых, возросшая в последнее время закредитованность населения и, как следствие, рост просроченной задолженности вынудили банки пересмотреть свои стратегии развития и ужесточить требования к заёмщикам.

Внешний негативный фон оказал наибольшее влияние прежде всего на рынок депозитов. В первом квартале наблюдался спад клиентской активности, связанный с геополитической ситуацией. Темпы роста портфеля розничных депозитов по всей банковской системе заметной снизились. Основное замедление темпов роста депозитной базы произошло из-за роста неопределённости и ожидания девальвации в марте и мае. В этот период наблюдался отток розничных депозитов, но в последующие месяцы темпы роста депозитов восстановились.

 Сергей Бритвин, генеральный директор ОАО «Крайинвестбанк»:

 

— На российскую банковскую систему сегодня одинаково воздействуют и внешние, и внутренние факторы. Однако самым серьёзным испытанием я считаю политику Центрального Банка, проводимую в последнее время. Жёсткое давление со стороны регулятора ощутили на себе практически все банки. Как следствие, усилился отток частного капитала, что привело к проблемам с ликвидностью у некоторых банков. Действия ЦБ также спровоцировали существенный рост стоимости заимствований на межбанковском рынке. А санкции Евросоюза добавили проблем, лишив крупнейшие российские банки с госучастием возможности привлечения займов на международных рынках. В этой ситуации банки просто вынуждены формировать ресурсную базу, основываясь исключительно на российском рынке. Такой тренд логично ведёт к повышению процентных ставок по вкладам, так как банки будут делать всё, чтобы привлечь клиентов. С другой стороны, это даст дальнейшее удорожание кредитов как для населения, так и для предприятий.

 Михаил Поклад, директор краснодарского отделения КБ «ЛОКО-Банк»:

 

— Темпы роста просроченной задолженности, опережающие темпы роста кредитных портфелей, особенно розничных, с одновременным ужесточением требований к резервированию стали общей проблемой для всей банковской системы. Не успели банки опомниться от пересмотра кредитных политик, экономик продуктов и нормативов резервирования, как слово «санкции» стало самым упоминаемым в повседневных обсуждениях. Ограничение доступа к ресурсам на внешнем рынке, а также рост цен на них оказали серьёзное воздействие на российскую банковскую систему. Это привело к увеличенному спросу на внутреннем и на межбанковском рынке, что, в свою очередь, способствовало повышению ставок по таким видам ресурсов и сокращению банковской маржи. Следующей неприятной волной для банков стало окончание траншей по кредитам, номинированных в валюте, выплаты по которым на фоне роста курса доллара значительно выросли. В придачу к непростой политической ситуации Банк России проводит селекцию банковской системы, что заставляет граждан беспокоиться. В то же время все эти события, в конечном счёте, приведут к укреплению российской банковской системы, повышению её устойчивости и технологичности.

 Алексей Дельцов, управляющий филиалом ОАО «РОСТ Банк» в Краснодаре:

 

— В настоящий момент сильнее ощущается ужесточение политики Банка России в отношении коммерческих банков. Так, с начала 2014 года по 22 сентября Банк России отозвал лицензии уже у 54 банков, а в отношении около 70 кредитных организаций действуют административные ограничения и запреты на привлечение и работу с вкладами граждан. Для сравнения, за весь 2013 год были отозваны лицензии всего у 29 кредитных организаций.

Одновременно с этим ухудшается ситуация на международных рынках. Согласно недавнему заявлению премьер-министра Дмитрия Медведева, ситуация на международном финансовом рынке для наших банков неблагоприятная, практически закрыты все позиции по получению иностранной ликвидности, то есть иностранного финансирования. Полагаю, что руководство Банка России понимает серьёзность одновременного усиления внешних и внутренних проблем банковского сектора и предпримет шаги по смягчению своей политики в отношении добросовестных кредитных организаций.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №39-40 (329) 29 сентября 2014
    Сильные станут сильнее
    Содержание:
    Дозагрузка — самое простое

    Южные компании среднего бизнеса в АПК и пищевой промышленности имеют все шансы для того, чтобы в ближайшее время дозагрузить существующие производственные мощности. А вот чтобы тема импортозамещения двинулась дальше, требуются либо исключительные индивидуальные таланты, либо тонкая настройка системы господдержки

    Реклама