Станкостроительный кластер с подводными камнями

Топ-менеджеру компании «МТЕ Ковосвит МАС», реализующей один из крупнейших инвестпроектов в Ростовской области, грозит значительный тюремный срок. На пути станкостроительного кластера, который получил серьёзную поддержку со стороны донского руководства, стоят бывшие «генералы» этой почти забытой отрасли отечественной промышленности

Дело в отношении Даниила Воекова в холдинге МТЕ связывают с интригами бывшего руководства «Донпрессмаша». Экс-руководитель азовского завода Георгий Самодуров называет действия нового собственника предприятия «угрозой национальной безопасности».

Главное следственное управление Следственного комитета России по Ростовской области завершило расследование уголовного дела в отношении 34-летнего директора по развитию ООО «МТЕ Ковосвит МАС» Даниила Воекова, ранее руководившего ООО «МТЕ ДПМ». Его обвиняют в растрате имущества, полученного ООО «МТЕ ДПМ» на хранение в период банкротства ООО «Донпрессмаш-энерго» — осколка ранее обанкроченного азовского завода «Донпрессмаш», и даче взятки в особо крупном размере. Представители компании уверены, что уголовное дело носит заказной характер со стороны бывших руководителей предприятия, которые, в свою очередь, сомневаются в том, что новые собственники избрали правильную стратегию развития бизнеса.

Дело о семи станках

Как сообщила «Эксперту ЮГ» старший помощник руководителя донского управления СК РФ по Ростовской области Галина Гагалаева, уголовное дело в отношении г-на Воекова было возбуждено 28 августа прошлого года по признакам преступления, предусмотренного частью 5 статьи 291 УК РФ («Дача взятки должностному лицу в особо крупном размере»).

По версии правоохранительных органов, за два дня до этого подозреваемый прямо в рабочем кабинете ГУ МВД России по Ростовской области собирался через своего представителя вручить взятку следователю в размере 4 млн рублей за то, чтобы тот закрыл ещё одно уголовное дело, возбуждённое ранее. В рамках первого дела Даниил Воеков выступал подозреваемым по факту растраты имущества ООО «Донпрессмаш-энерго» — владельца части ранее принадлежавшего заводу «Донпрессмаш» имущественного комплекса, соседствующего с активами того же завода, на базе которых сейчас идёт создание станкостроительного кластера.

Дело о растрате было возбуждено в конце 2013 года по заявлению Владимира Гайдука — руководителя компании ООО «Шахтех­сервис» (миноритарный участник ООО «Донпрессмаш-энерго»). Согласно его версии, Даниил Воеков, будучи генеральным директором ООО «МТЕ ДПМ» (одна из азовских «дочек» «Группы МТЕ», наряду со станкостроительным проектом ООО «МТЕ Ковосвит МАС»), продал полученное на ответственное хранение оборудование — семь станков «Донпрессмаш-энерго», являющегося банкротом с 2011 года. Общий ущерб от этого в «Шахтехсервисе» оценили в сумму свыше 20 млн рублей.

Следственные органы приняли дело о продаже станков к производству по статье 159 УК РФ («Мошенничество»), но затем переквалифицировали его на часть 4 статьи 160 УК РФ («Присвоение и растрата») с максимальным сроком наказания до 10 лет лишения свободы. В офисах ООО «МТЕ ДПМ» прошли обыски и изъятие документов, а Даниил Воеков, занявший пост директора по развитию ООО «МТЕ Ковосвит МАС» (компания «МТЕ ДПМ» прекратила производственную деятельность в 2013 году), в ходе расследования в апреле 2014 года был задержан, но через три месяца выпущен под залог.

После этого, по версии следствия, опасаясь вновь угодить за решётку, г-н Воеков попытался через своего адвоката Дениса Емельянова дать следователю взятку в размере 4 млн рублей за прекращение уголовного преследования. Однако в момент вручения денег в здании управления 26 августа адвокат был задержан.

Была ли это спланированная акция или же проницательный следователь оказался сверхоперативным, неясно, но на очной ставке адвокат не стал ничего скрывать. В результате Даниил Воеков оказался фигурантом другого уголовного дела по части 5 статье 291 УК РФ, максимальный срок наказания по которой с примечанием «в особо крупном размере» уже достигает 12 лет. 11 декабря он был вновь взят под стражу, и по сей день мерой пресечения для него является арест. В настоящее время подозреваемый знакомится с материалами уголовного дела.

Металлолом или национальное достояние?

Суть конфликта вокруг семи станков, в конечном итоге, сводится к спору о стратегии развития отечественного станкостроения. «Нет, пожалуй, ни одного оборонного предприятия, где не было бы продукции 42-го завода, как раньше называли “Донпрессмаш”, — напоминает бывший министр станкостроительной и инструментальной промышленности СССР Николай Паничев. — Кузнечно-прессовое оборудование, которое здесь выпускали, — это база для большинства технологических цепочек, и по ряду направлений зарубежные аналоги и сегодня не дотягивают до этого уровня». Для сторонников этой точки зрения имущество бывшего «Донпрессмаша», фигурирующее в уголовном деле против Даниила Воекова, представляет собой уникальное оборудование — трёх-пятиосевые обрабатывающие центры, которыми оснащены практически все предприятия отечественного ОПК.

Напротив, «Группа МТЕ» в развитии азовской площадки изначально сделала ставку на международную кооперацию, пригласив к участию в проекте станкостроительного кластера зарубежного партнёра — чешскую компанию Kovosvit MAS a.s., одного из ведущих европейских производителей токарных и фрезерных станков, обрабатывающих центров и технических решений.

При таком подходе азовский завод представлял собой не более чем участок земли, а его станки (по данным «Группы МТЕ», выпущенные с 1953 по 1988 год) — груду металлолома. Независимые оценщики определили рыночную стоимость семи станков, фигурирующих в деле Даниила Воекова, в 1,8 млн рублей. Однако аналогичные станки, принадлежащие ООО «МТЕ ДПМ», по итогам публичных торгов недавно были проданы в среднем по цене 45 тысяч рублей за штуку. «”Обрабатывающими центрами” — тем более пятиосевыми — их невозможно назвать даже с натяжкой, — уверен заместитель генерального директора “Группы МТЕ” Дмитрий Кузенёв. — Это обычное типовое оснащение советских машиностроительных заводов без какой-либо станкостроительной специфики. Если принять во внимание, что со времён банкротства ОАО “Донпрессмаш” цеха, в которых стояло его бывшее оборудование, содержались в ужасном состоянии, то действительная рыночная стоимость хранящегося без должной консервации старого оборудования окажется близка к нулевой».

Впрочем, руководство «Группы МТЕ» не отрицает, что её дочернее предприятие в Азове действительно могло продать спорное имущество, но даже если это в самом деле произошло, то данные действия вряд ли были умышленными. Как поясняет Дмитрий Кузенёв, имущество «Донпрессмаш-энерго» и «МТЕ ДПМ», ранее принадлежавшее «Донпрессмашу», находится в одних и тех же цехах и совпадает либо похоже по маркам и моделям, а идентифицирующие признаки конкретных моделей большей частью утрачены. Поэтому Даниил Воеков вполне мог полагать, что демонтирует и продаёт части станков, принадлежащих «МТЕ ДПМ».

«Уголовное дело по статье 160 УК РФ является заказным и направлено на оказание давления на “Группу МТЕ” с целью получения незаконных материальных выгод для лиц и их сообщников, ранее безосновательно полагавших себя собственниками площадки бывшего ОАО “Донпрессмаш”», — резюмирует генеральный директор «МТЕ Ковосвит МАС» Борис Филатов.

Неоднозначное наследство

История с уголовными делами против Даниила Воекова разворачивалась на фоне более масштабных событий вокруг имущества бывшего  «Донпрессмаша». От имени трудового коллектива давно ликвидированного завода (485 человек) уже не раз организовывались пикеты, правительство Ростовской области забрасывалось письмами с обвинениями руководства холдинга МТЕ в преднамеренном банкротстве и хищении имущества предприятия. «Требования рабочих должны услышать в высших властных коридорах, — считает бывший генеральный директор азовского завода, а ныне глава Ассоциации производителей станкоинструментальной продукции Георгий Самодуров. — В противном случае “Донпрессмаш” может остаться в прошлом, а национальная безопасность оказаться под угрозой».

«Из 485 подписантов писем по сокращению штатов из ООО “МТЕ ДПМ” уволено лишь четыре человека, их написание — плод усилий бывшего руководителя принадлежащего Самодурову ООО “Завод по выпуску КПО”, созданного в 2010 году и ликвидированного через банкротство в 2014 году. А “Донпрессмаш”, увы, уже остался в прошлом — усилиями Самодурова и его соратников, задолго до прихода “Группы МТЕ” доведших площадку до плачевного состояния», — парирует Дмитрий Кузенёв.

К моменту прихода нового собственника предприятие действительно находилось в полуразрушенном состоянии. По словам г-на Кузенёва, имевшаяся к моменту прихода нового собственника инфраструктура «Донпрессмаша» в силу физического износа и морального устаревания не позволяла осуществлять производство рентабельной продукции необходимого рынку качества. «При отсутствии каких-либо реальных претендентов на эти объекты, находящиеся после десятков лет без ремонта в ужасном физическом состоянии, говорить о возможности создания современных производств в этих корпусах можно лишь при условии многосотмиллионных вложений сверх цены приобретения», — продолжает Дмитрий Кузенёв.

Тем не менее, «Группа МТЕ» занялась финансовым оздоровлением предприятия. Ещё в феврале 2012 года Даниил Воеков говорил, что были погашены все прежние задолженности «Донпрессмаша» (порядка 40 млн рублей), а объём выпускаемой продукции вырос почти на 70%. К тому же холдинг начал на производственной площадке предприятия реализацию проекта станкостроительного кластера.

В «МТЕ Ковосвит МАС» подчёркивают, что созданный на руинах «Донпрессмаша» кластер уже сегодня имеет портфель заказов на 4,5 млрд рублей, снабжая современными токарными и фрезерными станками таких гигантов ОПК, как концерны «Алмаз-Антей», «Вертолёты России» и «Уралвагонзавод». К 2017 году, несмотря на экономический кризис, объёмы производства кластера, по утверждению Бориса Филатова, планируется увеличить в семь раз.

Тем временем Арбитражный суд Ростовской области уже больше двух лет не может урегулировать разногласия между бывшим руководством «Донпрессмаша» и нынешним обладателем его наследства. Кроме того, по заявлениям Владимира Гайдука и Георгия Самодурова в отношении представителей холдинга МТЕ было возбуждено пять уголовных дел по обвинению в причинении имущественного ущерба, незаконной предпринимательской деятельности и мошенничестве с активами азовского завода. Те, в свою очередь, также неоднократно обращались в МВД и прокуратуру с жалобами на «мошеннические действия структур, подконтрольных команде Георгия Самодурова». Поэтому уголовные дела в отношении Даниила Воекова в руководстве МТЕ связывают с интригами бывшего руководства «Донпрессмаша», ссылаясь на то, что конечными бенефициарами «Шахтехсервиса» является группа физических лиц во главе с г-ном Самодуровым.

Правительство Ростовской области, включившее проект станкостроительного кластера в так называемую «губернаторскую сотню», пока осторожно наблюдает за юридической битвой бывшего руководства «Донпрессмаша» и нового собственника его площадки. «Проблема не нова — между бывшими и нынешними собственниками предприятий часто возникают проблемы и разногласия. Мы работаем с этой ситуацией и держим её под контролем», — сообщил «Эксперту ЮГ» первый заместитель губернатора Ростовской области Александр Гребенщиков.