Видимое плечо инвестиций

Вадим Украинцев
8 марта 2015, 16:03
  Юг

Недавние инициативы государства по поддержке долгосрочного кредитования в России сегодня регулярно подвергаются критике

Причём критикуются и сама идея привлекать долгосрочные кредиты в сегодняшних условиях, и те проекты, которые получают такую возможность. А в декабрьской статье «Эксперта ЮГ» сказано о том, что оптимизм госбанков относительно длинных кредитов настораживает: рекомендация пользоваться долгосрочным финансированием в текущих условиях повышенной инфляции — это способствование её ускорению и даже «спекуляциям» (!). Эта и другие оценки такого рода требуют сугубо экономических пояснений сути кредитования на длительный срок в привязке к экономике ЮФО, а также к практике работы группы ВЭБ — одного из ключевых операторов долгосрочного финансирования в России.

Важно понимать, что долгосрочное финансирование со стороны банков всегда носит целевой и проектно-ориентированный характер. Это значит, что получение длительной ссуды заёмщиком рассматривается банком в строгой привязке к перспективам её возврата за счёт увеличения производительности предприятия. Например, наш заёмщик в сегменте среднего бизнеса (профинансирован при участии представительства ВЭБ по программе «дочки» ВЭБа — ОАО «МСП Банк»), растениеводческое хозяйство ООО «Маяк» (Семикаракорский район Ростовской области), некоторое время назад получил семилетнее финансирование на сумму 150 млн рублей на установку систем полива. Эта инвестиция позволила стабилизировать и повысить урожайность, а также снизить себестоимость обработки почвы. Именно за счёт прироста денежного потока от этих эффектов компания и платит банку по гибкому графику тело долга плюс начисленные проценты. В результате производительность хозяйства выросла, денежный поток увеличился, а банк получает стабильные поступления от размещённых средств. При этом модели любой экономической теории, от монетаризма до марксизма, а также практика послевоенной индустриализации Германии и рыночного развития Китая во многом подтверждают, что прирост капитала, увеличивающего производительность базовых отраслей, не может вести к негативным последствиям в экономике.  Напротив, недостаток инвестиционных кредитов может способствовать инфляции издержек, начиная с микроуровня — ведь без них невозможно эффективно управлять себестоимостью и объёмами выпуска, внедряя новые технологии.

Долгосрочное кредитование в условиях кризиса приобретает особую роль. Именно поэтому государством предпринимаются беспрецедентные меры по поддержке инвестиционного кредитования. Здесь и докапитализация ВЭБ и его «дочки» ОАО «МСП Банк» — операторов программ инвестиционного кредитования в России, и сохранение ставки рефинансирования со стороны ЦБ для МСП Банка на фактически докризисном уровне, и внедрение механизма льготного проектного финансирования, где ВЭБ выступает оператором гарантийной поддержки финансирующих банков. Ведь только финансирование, способствующее росту производительности, гарантированно исключает дополнительную денежную массу из спекулятивного оборота, направляя её на развитие экономики отдельной фирмы и экономики в целом.

Однако не всё в этой сфере благополучно. Одна из проблем сегодня в том, что вес инструментов долгосрочного кредитования в экономике невелик. Так, за прошедший год по самым массовым программам инвестиционной поддержки группы ВЭБ — программам ОАО «МСП Банк» — профинансировано более 4 тысяч  субъектов малого и среднего бизнеса на сумму свыше 40 млрд рублей. В масштабах экономики это лишь порядка 1% ВРП ЮФО.

В то же время и воспользоваться долгосрочным кредитованием сегодня по объективным причинам могут немногие. Не последним препятствием для роста объёма инвестиционной поддержки во многом является сложившаяся практика. Команда нашего представительства видела, например, немало предприятий, которые не хотели «влезать в долговую кабалу на длительный срок». В итоге рано или поздно эти компании были вынуждены финансировать покупку необходимых для выживания на рынке основных средств за счёт своей небольшой прибыли и нецелевого использования краткосрочных кредитов, вымывая тем самым свой оборотный капитал. Спасти такие предприятия путём выделения новых проектных кредитов зачастую невозможно, поскольку любой банк интересуют и стабильное финансовое состояние действующего бизнеса, и залоги, которых, как правило, нет у предприятий, выбравших такой путь. В по-настоящему долговую кабалу коммерческих банков недальновидные компании попадают, уже практически потеряв оборотный капитал, израсходованный на покупку основных средств, и перезаложив всё имущество. Так происходит во многом потому, что менеджмент не может заблаговременно рассчитать, как вложение собственных и заёмных средств в долгосрочные активы увеличит производительность компании. Именно в повсеместной неспособности менеджмента построить финансовую модель долгосрочного проекта, возможно, кроется главная проблема. Мы постоянно слышим разговоры о том, что краткосрочное кредитование, под которое можно попытаться ещё и получить субсидию от правительства региона, выгоднее — и это исключительно проблема финансовой компетенции.

Такие обстоятельства вынуждают наш банк выступать в качестве оператора не только финансовой, но и консультативной поддержки — причём нам важно работать не только с представителями МСП, но и с сотрудниками банков-партнёров, через которые идёт финансирование МСП Банка.

Развитие долгосрочного кредитования становится едва ли не единственным условием системного развития и устойчивым плечом поддержки для экономики ЮФО и России в целом. Без этого плеча невидимая для многих рука рынка не может эффективно работать и удерживать даже однажды поднятый вес.