Футбольная бессонница

Николай Проценко
20 апреля 2015, 00:00
  Юг

Я не считаю себя убеждённым футбольным болельщиком — по большому счёту, о футболе вспоминаю раз в два года, когда проходят чемпионаты мира и Европы

Но с конца прошлого года большой футбол напоминает мне о себе чуть ли не каждый день. Дело в том, что мне довелось жить в районе ростовской Театральной площади, практически напротив того места, где сейчас активно строится новый стадион к чемпионату мира 2018 года. И вот уже на протяжении нескольких месяцев все жители этого района регулярно слушают звук свай, забиваемых в фундамент будущего спортивного объекта — и этот концерт индустриальной музыки длится круглосуточно, без выходных. И вот, в очередной раз просыпаясь ночью от монотонной долбёжки, волей-неволей начинаешь вспоминать о тех ожиданиях, которые несколько лет назад были в связи с чемпионатом мира — и которые пока не слишком оправдались.

Начать с того, что Ростов с тех пор так и не проявил себя в большом футболе. Пределом мечтаний руководства местного клуба Премьер-Лиги уже давно остается вхождение в десятку высшего дивизиона, хотя порой команда может удивить — например, выиграв Кубок России или победив московский «Спартак», как несколько дней назад. По большому счёту, на столь незавидную участь обречено большинство региональных команд Премьер-Лиги. Но есть и исключения, например, казанский «Рубин» или, что для нас более важно, главное открытие российского чемпионата последних лет — клуб «Краснодар», сейчас занимающий второе место вслед за «Зенитом». В принципе, неплохо выступает и «Кубань», не так давно игравшая в Лиге Европы. Однако Краснодар, как известно, остался без чемпионата мира по футболу.

Хотя «Ростов» с его неубедительной игрой — это ещё не самый яркий пример несоответствия футбольного потенциала города и приза в виде права на проведение матчей мундиаля. Несколько дней назад руководство Волгоградской области приняло решение о расформировании некогда легендарного футбольного клуба «Ротор» и снятии его из первенства Второй лиги. Но, несмотря на давнее плачевное состояние футбола в Волгограде, город-герой благополучно вошёл в окончательный список площадок ЧМ-2018.

Понятно, что уровень развития футбола — это далеко не главный критерий, по которому принимались соответствующие решения. Чемпионат мира изначально рассматривался как возможность подтянуть инфраструктуру ряда городов, и теперь, когда до футбольного праздника осталось чуть больше трёх лет (а по опыту Олимпиады в Сочи мы знаем, что это совсем немного), уже можно вполне судить о том, сыграла ли эта ставка. Есть подозрение, что в Ростове за это короткое время многие важные вещи для приёма гостей чемпионата уже не успеть осуществить, а без них впечатление болельщиков может быть испорчено.

Главным приобретением Ростова-на-Дону в связи с мундиалем следует считать, конечно же, не новый стадион (пусть клуб «Ростов» его ещё заполнит), а новый аэропорт. Всякий раз, когда я прилетаю домой и на выходе из багажного отделения мне преграждают путь тётки, проверяющие бирки чемоданах, я, с трудом сдерживая ругательства, думаю: скорей бы его уже закрыли. Но чем ближе заветный миг открытия нового аэропорта, тем более отчётливо возникает вопрос: а как мы туда будем добираться? Несколько лет назад шла речь о том, что между городом и аэропортом появится линия скоростного рельсового транспорта, но сегодня об этом замысле почти не вспоминают. Из той же серии — планы продлить набережную Дона, которые, похоже, вновь будут отложены «до лучших времён».

В подвешенном состоянии остаются и планы по строительству скоростного трамвая внутри города — зато на действующих линиях снова в изобилии появились вагоны-ветераны. Понятно, что жителей этим не удивить — равно как и теми живописными трущобами, мимо которых в Ростове проложены трамвайные рельсы. А что будет, если по этим трущобам неожиданно вздумается погулять постояльцам новых пятизвёздных отелей? Благо путь от «Хаятта» или «Шератона» до этих мест займёт у них всего несколько минут. Между тем проблема реконструкции старой части Ростова не просто далека от решения — в этом направлении нет даже каких-либо внятных предложений.

Я не хочу лить воду на мельницу избитого противопоставления Ростова и Краснодара (во многом, кстати, надуманного), поэтому вот другой пример того, как развитием городской среды можно успешно заниматься и без мегапроектов. Не так давно я впервые за последние два года побывал во Владикавказе и просто удивился тому, как за это время преобразился город. Где же, думал я, уродливые вывески и точечная застройка в центре? Где пластиковые мансарды на исторических зданиях? Почему, наконец, так чисто? Причём всё это тем более удивительно, что Северная Осетия в многочисленных рейтингах регионов привычно занимает последние места, а глава этой республики Мамсуров имеет репутацию «неэффективного». Однако же Владикавказ оставляет впечатление города, где хотят видеть гостей и многое для этого целенаправленно делают. Может быть, это потому, что в Осетии есть такой непререкаемый культурный авторитет, как дирижер Валерий Гергиев, чьё мнение, как говорят, стоит подороже мнения иного местного руководителя? Или потому, что в силу традиционной конкуренции между кавказскими народами каждая республика считает своим долгом содержать собственную столицу в образцовом порядке? Ростов же пока никак не производит ощущения туристического центра — несмотря на неоднократные заявления властей о желании развивать это направление. И мегапроекты здесь оказываются не лучшим подспорьем: туристов надо заманивать не «железом», а новыми впечатлениями, а это — более тонкая материя, здесь нужны совсем другие инженеры.

Впрочем, мы ещё, может быть, просто не представляем себе полностью ту пору чудесную, когда у нас появятся и стадион, и аэропорт, и пятизвёздные отели. Но пока можно только радоваться, что совсем скоро, как минимум, спокойный сон будущим хозяевам чемпионата может быть гарантирован — говорят, что из 19 тысяч свай, которые надо было забить в основание стадиона, забиты уже почти все.