Незаметное импортозамещение

Популярный сегодня термин уже можно уверенно применять и к сфере ИТ. Многие компании юга России, разрабатывающие и обслуживающие специализированное и отраслевое программное обеспечение, благодаря усилению протекционистской политики получат дополнительный стимул для развития — прежде всего за счёт госсектора и крупных компаний

Усиление позиций отечественных разработчиков и интеграторов в ряде сегментов идёт уже несколько лет, и теперь этот процесс вполне можно рассматривать в контексте импортозамещения, о котором, правда, куда чаще говорится в отношении АПК, пищепрома или ряда отраслей обрабатывающей промышленности. Речь в данном случае идёт не об утопических планах создания отечественной операционной системы (хотя разговоров об этом, увы, не избежать) — от актуализации темы импортозамещения выиграют в первую очередь поставщики специализированных ИТ-продуктов и услуг, главным образом для государственного и корпоративного секторов.

Уже сейчас на общественном обсуждении находится проект постановления федерального правительства, которое предполагает, что госзакупки софта будут ограничены продуктами, входящими в реестр отечественного программного обеспечения (ПО). Минкомсвязи РФ объявило, что политика протекционизма по отношению к российским разработчикам будет последовательно продолжена, и эта тема больше вписывается в региональный контекст, чем кажется на первый взгляд. Рынок ИТ-интеграторов не отличается высокой степенью консолидации: на нём работает ряд сильных региональных игроков, как поставляющих самостоятельные продукты и услуги, так и работающих по субподряду от федеральных или международных компаний. На юге России таких игроков, готовых перейти в режим импортозамещения, уже немало. 

 

Переходить уже не страшно

 

Для развития импортозамещения в сфере ИТ принципиально важно то, что региональные интеграторы работают не только в области посреднических услуг — можно привести достаточно случаев самостоятельной разработки сложных продуктов. К примеру, администрация Ростовской области совместно с Южно-Российским институтом управления РАНХиГС разработала общую концепцию для всей сети, начиная от архитектуры программной платформы, на которой эта сеть будет работать, и заканчивая брендингом и требованиями к планировке помещений.

В целом тема протекционизма оте­чественным производителям ПО не представляется несбыточной мечтой. Дмитрий Ведев, директор по маркетингу крупного поставщика ИТ-услуг ГК «АйТи», отмечает, что сложившееся мнение о российских продуктах как о чём-то ущербном — это просто сила привычки: «Переход на использование отечественного ПО воспринимается как вынужденный, как что-то вроде наказания “за плохое поведение”, но это несправедливый подход. В каких-то областях на сегодня нет адекватного задачам отечественного продукта-заменителя, а в каких-то он есть. При этом важно понимать, что импортозамещение в ИТ является не просто “лозунгом момента”, а реальной стратегией, нацеленной не только на рост несырьевого бизнеса и создание новых рабочих мест, но и на обеспечение безопасности страны в эпоху киберугроз и тотальной зависимости от технологий».

По данным ещё одного интегратора, группы «Астерос», доля иностранного ПО, используемого в нашей стране, составляет не менее 2/3 рынка, что приводит к оттоку финансовых средств из России. В то же время у отечественного ПО есть конкретные преимущества, отмечает Вадим Сосенко, эксперт по разработке систем «Астерос инжиниринг и ИТ-инфраструктура»: «Они заключаются в более низкой стоимости по сравнению с зарубежными аналогами, в лучшей приспособленности к российским реалиям и бизнес-процессам наших компаний. Например, наши программные продукты уже зарекомендовали себя с лучшей стороны в сфере систем управления предприятием, информационной безопасности, электронного документооборота и торговли». В то же время, отмечает г-н Сосенко, несмотря на то, что качество большинства отечественных решений не уступает импортным, следует признать, что в категории инфраструктурного ПО (операционные системы, системы управления базами данных и прочее) российским разработчикам предложить пока нечего.

В приложении к отдельным территориям отечественный софт вообще становится единственно возможным путём развития. Константин Варов, управляющий директор компании «Диасофт Платформа», напоминает, что после присоединения к России Крыма и Севастополя американские компании не просто свернули там свою деятельность, но и предприняли направленные действия по блокировке работы населения этих территорий со своими сервисами. «На самом деле ситуация парадоксальна, — рассуждает г-н Варов. — Для большинства программных продуктов (кроме очень узкоспециализированных) замена в виде российских аналогов уже есть, стратегическая необходимость в переходе на их использование также есть, есть нормативные акты, обязывающие заказчиков предпринимать усилия в плане перехода на отечественное ПО, но при этом сколько-нибудь заметного движения в эту сторону не происходит. Мало кто хочет становиться первопроходцем». 

 

Первопроходцы поневоле

 

Большинство сегментов российского бизнеса — и по отраслям, и по размеру компаний — в той или иной мере давно использует отечественный софт. «Это касается продуктов 1С, отечественных антивирусных систем, сметных программ и многих других программных продуктов», — перечисляет Евгений Рыбасов, директор ростовского ИТ-центра Рыбасова. По словам г-на Рыбасова, несмотря на новый кризис, спрос на программные продукты не снижается, и у его компании I квартал этого года был существенно более удачным, чем аналогичный прошлогодний период.

Такой ёмкий сегмент ПО, как автоматизированные банковские системы (АБС), вообще занят преимущественно отечественными производителями, отмечает Алексей Соколов, директор СКБ «ГРАФ», поставщика этого продукта в регионе. «Это связано с тем, что только отечественные разработчики могут угнаться за непрерывно изменяющейся нормативно-справочной информацией (НСИ) в банковской сфере, — поясняет г-н Соколов. — Плюс отечественные АБС не уступают по функциональным возможностям импортным, а их стоимость во много раз ниже. И ещё один очень важный момент: ни одна зарубежная фирма не предоставит нашим пользователям сопровождение в режиме реального времени, а это критично».

Возможность оперативно обновлять информацию в ПО, работа которого привязана к актуальному законодательству, в своё время дала мощный толчок развитию, пожалуй, самого популярного программного продукта класса ERP — бухгалтерской программе 1С. Сегодня она занимает порядка трети рынка ERP-систем России, причём предпочтение ей отдают предприятия малого и среднего бизнеса — прежде всего из-за относительно невысокой стоимости внедрения и владения.

Юрий Приходько, руководитель департамента проектов внедрения и консалтинга ростовской ГК «Гэндальф», которая является официальным поставщиком 1С на юге России, отмечает, что для небольших компаний важен такой параметр, как комфортность коммуникационного сопровождения. «Когда с пользователем говорит иностранец, диалог выстраивается не сразу, нелегко подобрать слова для конкретного описания проблемы — на это уходит время, — поясняет г-н Приходько. — К тому же при эксплуатации программ для управления предприятием мы неизбежно сталкиваемся с российскими законами и порядком ведения бизнеса, которые не в полной мере понятны для иностранцев, воспитанных на другой культуре. К примеру, иностранец будет чётко следовать инструкции, а наши пользователи более гибко подходят к процессам, поэтому отечественный софт содержит в себе больше контрольных функций, контрольных процедур запретов или, наоборот, разрешений».

В настоящий момент основную часть спроса на отечественные программные продукты начал генерировать средний и особенно крупный бизнес. Роман Мацегоров, руководитель управления информационных систем и технологий ГК DATUM Group, отмечает, что со стороны крупных компаний повысился спрос на ПО, решающее такие задачи, как управление, автоматизация, контроль и оптимизация бизнеса. «Спрос по отдельным отраслям значительно выше прошлогодних показателей, — говорит г-н Мацегоров. — Например, отечественные продукты в сфере защиты информации в нынешнем году должны показать значительный рост. Также стоит отметить, что многие крупные компании, в прошлом году выбравшие иностранные программные продукты, в этом году будут вынуждены технически перевооружаться».

По словам Вадима Сосенко, спрос на отечественное ПО в настоящее время обеспечивают крупные телекоммуникационные компании (системы безопасности, бизнес-аналитики), энергетический сектор (решения бизнес-аналитики), рынок розничной и онлайн-торговли (мобильные и облачные технологии, аналитические решения, логистическое ПО), банковский сектор (ПО для автоматизации бизнес-процессов и защиты данных). В качестве примера можно привести недавнее заявление «Ростелекома» о планируемом ужесточении критериев закупок для отечественного ПО: ИТ-продукты для компании должны производиться только российскими юрлицами, а их обслуживание должны осуществлять исключительно отечественные программисты. Всё это — вполне реальный шанс для местных интеграторов и дистрибьюторов отечественных программных продуктов выйти на новый виток развития. 

 

Успеть на раздачу импортозамещения

 

Последовательно перевооружать свои ИТ-мощности будет и госсектор — Минкомсвязи настроено в этом отношении достаточно решительно. «Идём по пути мягкого вхождения в этот протекционизм», — сказал глава министерства Николай Никифоров в конце марта во время публичного обсуждения мер поддержки российского ПО.

«В ряде крупных госкорпораций ещё в прошлом году были созданы специальные подразделения, цель которых — разработка стратегии импортозамещения и выбор на рынке российских решений или решений на свободном программном обеспечении (СПО)», — говорит Дмитрий Ведев. В то же время он предупреждает об опасностях импортозамещения как самоцели: «Безусловно, взять и разом заменить импортируемое ПО не получится. Да и нужно ли создавать для всей экономики натуральное хозяйство? Мы, конечно, должны иметь альтернативные продукты в тех областях, где безопасность критична, но всё-таки главная задача импортозамещения — создавать условия для отечественного производителя, которые помогли бы ему сделать продукт, способный оказаться конкурентоспособным не только внутри страны, благодаря каким-то ограничениям, но и на мировом рынке — благодаря своему функционалу, цене, надёжности, качеству поддержки».

Эту точку зрения разделяют и другие специалисты ИТ-рынка, призывая использовать наметившийся тренд не для того, чтобы оказаться в замкнутом пространстве, где будут функционировать только отечественные продукты, а для того, чтобы выработать продукт и компетенции, которые станут конкурентоспособны на глобальном рынке. «Современная индустрия разработки программного обеспечения по-настоящему трансгранична, — говорит Андрей Серёгин, руководитель отдела исследования ИТ-рынка аналитического агентства GfK. — Часто программный продукт разрабатывается компанией, головной офис которой находится в одной стране, серверы с исходными кодами — во второй, а отдел разработки распределён по офисам в нескольких странах».

Поэтому при разговорах про импортзамещение в ИТ нужно начать с точного определения того, что такое отечественное ПО, полагает г-н Серёгин. Например, такие компании, как Acronis, Kaspersky или Veeam, основаны русскими, офисы разработки находятся в России. Но структурированы эти компании таким образом, чтобы было удобно вести бизнес по всему миру. «В целом мы не считаем, что на рынке есть сформированный спрос на программное обеспечение, разработанное в том или ином регионе или стране. При выборе программного обеспечения пользователя в большинстве случаев интересуют три вещи: качество/функциональность ПО, его цена и уровень сервиса, предоставляемый компанией-разработчиком», — поясняет Андрей Серёгин. Однако со временем меры, реализуемые отраслевым ведомством в отношении госструктур и госкомпаний, будут только ужесточаться, и если разработчики и интеграторы не введут в свой ассортимент требуемые продукты «правильного» происхождения, они упустят огромный рынок, поскольку конкуренция на нём сейчас начнёт сильно расти.