Диверсификация АПК выполнима

Тема недели
Москва, 20.06.2016
«Эксперт Юг» №7 (393)
Аграрии юга России, стремясь к повышению рентабельности и снижению рисков, диверсифицируют свой бизнес за счёт освоения нишевых продуктов

Растениеводы основных сельскохозяйственных ре­ги­онов России пытаются повысить рентабельность своей деятельности за счёт вложения средств в нетрадиционные культуры. С одной стороны, диверсификация идёт в русле государственной кампании импортозамещения, с другой — это сегодня стратегический вектор развития АПК, поскольку именно с ним связана перспектива стабильного развития сектора. В частности, движение в эту сторону поможет аграриям обезопасить бизнес от регулярных проблем с природными катаклизмами, колебаниями цен на зерновые и масличные, политическими рисками — «санкционной войной», эмбарго на экспорт и пр. Эта тема также стала центральной на организованном журналом «Эксперт ЮГ» в Краснодаре «круглом столе» «Кубанское растениеводство: вызовы и перспективы», прошедшем при партнёрской поддержке банка «Кубань Кредит» и АО «Ростсельмаш». В нём приняли участие представители региональной власти, федеральных надзорных ведомств, науки, топ-менеджеры крупных холдингов, зернотрейдеры, семеноводы и производители сельхозпродукции.

Новые ниши: кукуруза, дурум, чечевица, мука…

Перспективным вариантом диверсификации бизнеса растениеводов сегодня выглядят, к примеру, вложения в посевы кукурузы, спрос на которую на мировых рынках растёт стремительными темпами. По данным аналитического центра «СовЭкон», с 12 августа 2014 по 27 мая 2016 года рыночные цены на кукурузу выросли с 5,8 до 12,35 тысячи рублей за тонну, что является абсолютным рекордом за всю историю существования российского зернового рынка. Всего с середины апреля цены выросли уже более чем на 30%, хотя рост цен на другие зерновые за этот же период составил не более 10%.

«Последние пять лет урожайность кукурузы у нас растёт, в этом году ожидается её новый рекорд, как и рекорд по экспорту, — заметил “Эксперту ЮГ” директор “СовЭкон” Андрей Сизов. — Всего по итогам сезона российский экспорт кукурузы установит новый рекорд в пять миллионов тонн, что на четверть превышает предыдущий максимум в четыре миллиона тонн, установленный в сезоне 2013/14. В денежном выражении экспорт оценивается в районе 0,9 миллиарда долларов. Основными покупателями российской кукурузы выступают Турция, Южная Корея, ЕС. Ожидается, что по объёмам экспорта культура в нынешнем сезоне займёт второе место после пшеницы. Её сборы за последние пять лет выросли более чем вчетверо. Мы вполне можем с небольшим лагом повторить путь Украины, которая 10 лет назад имела лишь незначительную долю экспорта кукурузы, а сегодня уже является заметным мировым игроком на этом рынке. Кукуруза — более рентабельная и высокоурожайная культура, чем пшеница. Аграрии же прекрасно понимают, что риски выращивания пшеницы более высоки, поэтому они и будут переключаться на другие культуры».

По прогнозам генерального директора донской компании «Ростов-Мир» Юрия Рошкована, «осадки в этом году будут способствовать валовому росту урожая примерно на 25 процентов — прежде всего за счёт кукурузы».

Тема выращивания пшеницы твёрдых сортов поднимается среди аграриев юга России уже много лет. Пшеница твёрдых сортов (дурум) наиболее востребована в Европе для производства макаронных изделий. В советское время она выращивалась, потребность в ней огромная, но заниматься этой культурой в последние десятилетия долгое время никто не хотел. «Раньше у нас она выращивалась, были яровые сорта, сейчас появляются и озимые сорта. Но на внутреннем рынке востребованность твёрдых сортов невелика», — сообщил начальник отдела плодородия почв, мелиорации и развития отрасли растениеводства министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Николай Берников.

Ситуация, однако, меняется. «Год назад на дурум сложилась крайне выгодная ценовая конъюнктура, поэтому стали расширять посевы, — пояснил Андрей Сизов. — У этой культуры есть значительное конкурентное преимущество — она выведена из-под действия экспортной пошлины, в отличие от пшеницы. Есть также другие нишевые культуры, вроде тритикале, сафлора, нута, рыжика, кориандра и других, но их рынок неустойчив. Хотя спрос постоянно растёт. Впрочем, для самих аграриев гораздо проще иметь в своих хозяйствах три-четыре культуры — так легче выстраивать севооборот, хранить и продавать».

Продвижение ещё одного экспортного нишевого товара готовы начать в Ростовской области. Директор ПКФ «Маяк» Любовь Железная рассказала, что её компания готовится к запуску первого в России чечевичного завода, намереваясь продавать редкий для страны продукт под брендом «Сделано на Дону». «Обидно, когда на зарубежных рынках я вижу турецкую муку, производимую из российского зерна, — заметила г-жа Железная. — Наша продукция ничем не уступает импортной, и мы готовы не менее 60 процентов чечевицы поставлять на экспорт».

«Мы никогда не вкладываемся только в одну культуру, — сообщил “Эксперту ЮГ” директор по продажам продукции растениеводства УК “Агрохолдинг «Кубань»” (подразделение холдинга “Базовый Элемент”) Владимир Загребельный. — У нас как минимум всегда три-четыре наименования закладываются в севооборот. Компания экспортирует масличные, пшеницу в Кению и Уганду. Очень мешают валютная волатильность и экспортная пошлина, ставя под угрозу конкурентоспособность нашей продукции. В январе заключали контракты по курсу более 80 рублей за доллар при одной ставке пошлины, и аграриям были выгодны эти условия сделки. Сегодня же при курсе 60 рублей за доллар ставка уже другая по отношению к стоимости товара, и контракты становятся убыточными. Поэтому мы и решили начать экспортировать муку. На сегодняшний день мы единственные в России, кто 7,5 тысячи тонн муки продал в Южную Корею».

Для растениеводов Юга есть потенциал и в более экзотических нишах. С 2010 года в мире отмечается значительный рост цен на хлопчатник, что вызвало интерес к его производству на территории ЮФО. При больших объёмах производство хлопка оказывается более выгодно, чем выращивание картофеля, томатов и многих других культур. В Астраханской области уже не первый год идут эксперименты по высеиванию хлопчатника. «Благодаря установившемуся в регионе жаркому климату хлопчатник созревает раньше. А ведь именно в этом направлении велась наша работа. Мы старались создать для юга России ранний хлопок с вегетативным периодом до 140 дней, — рассказывает заведующий отделом селекции и технологий возделываемого хлопчатника Всероссийского НИИ орошаемого овощеводства и бахчеводства Надежда Токарева. — Цветные хлопковые волокна обычно оказываются более грубыми и короткими. Но белые сорта астраханского хлопка вполне могут конкурировать с зарубежными аналогами. Более того, независимая экспертиза уже подтвердила, что наш хлопок превосходит по качеству не только китайские, но даже узбекские и американские сорта. У нас растёт ценный длинноволокнистый хлопчатник. Крепость его волокон очень высока. Астраханская продукция протестирована на предприятии, которое производит высокопрочную ткань для ремней, и она показала хорошие результаты».

Впрочем, пока хлопковые эксперименты пребывают больше в теоретической плоскости. Выращивание хлопчатника происходит лишь на экспериментальных площадках, при этом сбор урожая осуществляется, как и тысячу лет назад, вручную — хлопкоуборочной техники в России не производят, а зарубежные аналоги слишком дороги. А с развалом СССР исчезли и свои хлопкоочистительные заводы — некогда крупнейший в Европе ХБК в городе Шахты (ныне им владеет УК «БТК Холдинг») сегодня ориентирован на выпуск высокотехнологичного текстиля из синтетических волокон, тканного и трикотажного суровья.

Семенной фонд

Выход в нишевые сегменты невозможен без нормально отлаженного отечественного семеноводства, которое было практически утрачено в 90-х и сегодня лишь начинает восстанавливать свои позиции. В прошлом году Ростовская область направила свыше 184,7 млн рублей на поддержку местного семеноводства, что в 5,6 раза больше, чем в 2014 году. «Эти средства пошли на возмещение части затрат на приобретение элитных семян, сейчас это единственный способ поддержки семеноводства. Минсельхоз РФ намерен внедрять новую форму поддержки — возмещение до 20 процентов затрат на строительство семеноводческих центров», — рассказал заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия региона Анатолий Кольчик.

«Наша основная задача — максимально использовать в посевах семена нашей селекции, — говорит заместитель главы администрации Краснодарского края Андрей Коробка. — Сегодня мы имеем стопроцентное обеспечение семенами озимых культур (пшеница, ячмень), 70 процентов засеяно своими семенами сои, 30–40 процентов — кукурузы и подсолнечника. Хотя доля семян сахарной свёклы оказалась лишь на уровне одного процента. Долгое время своих семян у нас вообще не было, но сегодня мы засеяли первую сотню гектаров в двух хозяйствах, где видим хороший потенциал урожайности гибридов, выведенных Гулькевичской семеноводческой станцией». Региональные власти поставили задачу создать и реализовать программу развития семеноводства на Кубани. Сегодня первые средства поддержки выделяются профильным предприятиям.

Основные надежды связываются с модернизацией краевых заводов по производству семян — Ладожского кукурузокалибровочного (одного из самых технологически оснащённых семенных заводов не только в России, но и в Европе), заводов в станице Тбилисской, в Гулькевичах, Белореченского, Тихорецкого и других. Первый вице-президент международного элитного клуба «Сильные семена» Николай Жуков считает, что заводам необходима финансовая поддержка со стороны властей, так как семеноводы разработали новые технологии в выращивании гибридов, но не могут их внедрить. Впрочем, директор ООО «Кубаньсемагро» Игорь Шамрай заметил, что его предприятие как раз сумело провести модернизацию, и сегодня готово внедрять у себя новые разработки кубанских учёных.

Уход под плёнку

Диверсификация бизнеса растениеводов Юга происходит и за счёт выращивания овощей в закрытом грунте — особенно после того, как у них исчез столь мощный конкурент в лице Турции. Инвесторы обнародовали свои планы строительства теплиц на Дону, Кубани, Ставрополье, в Астраханской области, в Чечне, Кабардино-Балкарии, Дагестане, где климатические условия позволяют производить овощи круглогодично. Всего в двух федеральных округах юга России в настоящее время ежегодно производится 110–120 тысяч тонн тепличных овощей, что составляет порядка 19–21% от всего общероссийского объёма. Основной рынок сбыта для этих тепличных хозяйств — локальные прилавки, но значительная доля приходится и на Москву и Петербург.

Только в Ростовской области с начала десятилетия было заявлено сразу пять «тепличных» проектов, наиболее значимыми среди которых можно считать планы ООО УК «Фабрика овощей», ООО «Донская усадьба», ООО «ТК “Кировский”» и ООО «Аристократ». В настоящее время на Дону главными производителями являются ООО «Солнечное» (8,7 га), ООО «Южная усадьба» (1,7 га), ООО «АПК XXI век», которые совокупно производят 4-4,5 тысячи тонн овощей в год.

По мнению экспертов, заинтересованность инвесторов вызвана практически пустующей нишей собственной продукции регионов (70-80% овощей составляет импорт), её высокой ценой, позволяющей быстро окупать проекты, коротким транспортным плечом до прилавка.

Однако при этом сами инвесторы жаловались на проблемы с налаживанием инженерных сетей и высокой стоимостью техприсоединения (тепличные комплексы крайне энергоёмки), на отсутствие квалифицированных кадров, нерешённость логистического вопроса на государственном уровне, дорогие «входные билеты» в сети. Поэтому предполагалось, что рентабельными могут быть лишь проекты крупных рыночных операторов с большими сроками окупаемости.

«Сегодня Краснодарский край на 90 процентов обеспечен продукцией собственного тепличного производства, хотя в остальной России этот показатель не превышает 50 процентов, — рассказал “Эксперту ЮГ” президент ассоциации “Теплицы Кубани” Алексей Коновалов. — Строительство одного гектара теплиц обходится примерно в 120–130 миллионов рублей, а если их предполагается использовать круглогодично — то и во все 800 миллионов. На Кубани из 200 гектаров теплиц лишь 20 являются круглогодичными. Основная проблема при их строительстве — энергоёмкость объектов. Подстанции ФСК расположены в одних районах Краснодарского края, а теплицы — в других. Для возведения же линии электропередач необходимо как минимум 10 миллионов рублей за 1 километр. Вся же линия до теплицы может стоить инвестору до 500 миллионов рублей».

Одной из проблем, влияющих на успешный бизнес «тепличников», является отсутствие нормальных логистических распределительных центров (РЦ). Овощи — товар скоропортящийся, и не переносят долгого путешествия от теплицы до прилавка.

«Любой РЦ строится, чтобы получать прибыль, поэтому их владельцы заинтересованы в том, чтобы брать только коммерчески выгодную продукцию одного стандарта, а теплицы выращивают разносортные овощи, им нужно продать всё, — сетует г-н Коновалов. — Ни один тепличный комбинат не может обеспечить стабильное качество товара в течение года — только 10-15 процентов высококачественной продукции от всего объёма. Всю остальную продукцию приходится реализовывать через оптовые рынки, где совершенно другие правила игры. РЦ должны быть ориентированы на приём любого вида продукции и знать те ниши, куда они могут эту продукцию продать».

В поисках устойчивости

Неблагоприятные погодные условия, дожди на Юге в этом году поставили растениеводов перед новыми проблемами. По данным минсельхоза Краснодарского края, на Кубани подтопленными оказались более 21 тысячи гектаров сельхозугодий. От избытка влаги развиваются болезни растений, что скажется не только на урожайности, но и на качестве зерновых. «После дождей наступит жара, а эти условия идеальны для распространения фузариоза (заболевание растений, поражающее все зерновые колосовые культуры. — “Эксперт ЮГ”), — считает Николай Жуков. — Для экспортёров это удар ниже пояса, они и так выигрывают тендеры только за счёт низкой цены при хорошем качестве».

Все эти факторы сегодня ставят перед растениеводами юга России задачу диверсифицировать бизнес, чтобы за счёт расширения посевов новых культур, селекции и новых технологий обезопасить себя от внешних угроз.

«Процесс диверсификации достаточно трудоёмкий, но он необходим сельскохозяйственным предприятиям, — считает экономист Южно-Уральского государственного университета Ирина Петрова. —  В любое время может поменяться как положение на основных рынках, так и общая политическая ситуация. Введение или аннулирование лицензирования; повышение или установление дополнительных таможенных пошлин; введение запретов на производство и реализацию тех или иных товаров, работ, услуг — всё это может повлечь за собой усложнение сбыта, усиление конкурентного давления, и возникнет необходимость сокращения объёмов выпуска или вовсе ликвидация той или иной сферы деятельности».

Южнороссийские аграрии, уходя от монопроизводства в различные ниши, решают сразу несколько задач: поддерживают рентабельность бизнеса, занимаются импортозамещением, продвигают на рынок новую продукцию. «Основные причины увлечения нишевыми продуктами — высокая насыщенность и высокая конкуренция на основных рынках биржевых аграрных товаров, — считает генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько. — Это и побуждает многих осваивать новые ниши. Только нужно помнить, что насыщенность на неживых рынках наступает ещё быстрее, а работа на них требует огромного терпения и того, что на английском языке называется commitment — преданности своему делу и высокого профессионализма».

Темы, поднятые в материале, будут обсуждаться на выставке «ЮГАГРО-2016», которая пройдёт в ноябре в Краснодаре.

У партнеров

    Реклама