Евробонды во главе угла

Арсений Пестов
26 сентября 2016, 00:00

Сектор финансовых услуг в регионе уверенно растёт, а клиент становится грамотнее. По данным «БКС Премьер», в связи с этим трендом меняются и приоритеты: на первый план выходят менее доходные, но более надёжные инструменты

Фото: предоставлено компанией
Руслан Хисматуллин, директор ростовского филиала «БКС Премьер»

Директор ростовского филиала «БКС Премьер» Руслан Хисматуллин в числе основных приоритетов развития видит сокращение высокорискового и спекулятивного портфеля. Слишком многие за время кризиса, в условиях высокой волатильности рубля и рынка в целом, уже обожглись на стремлении заработать как можно больше, и, как следствие, разочаровались в инвестициях на валютном рынке и рынке ценных бумаг вообще.

— Каков сейчас запрос на финансовые услуги со стороны регионального бизнеса?

— Запросы со стороны юридических лиц, то есть сектора b2b, можно сгруппировать в две категории. Во-первых, это вопросы по участию в электронных торгах, и основной интерес клиента в этом случае — снижение затрат по конверсионным операциям. Как правило, компании, занимающиеся экспортом и импортом, конвертацию денег проводят по старинке, в банках, а это предполагает определённую наценку, как правило в районе 30–40 копеек за доллар или евро. Мы же можем предложить наценку около 3–8  копеек, что снижает издержки на конвертацию в  некоторых случаях до 10 раз. Поскольку валютные операции сейчас весьма востребованы, то и наши услуги в этой сфере пользуются популярностью.

— Может ли рост популярности услуг по конвертации свидетельствовать о росте экспорта?

— На самом деле и до начала нынешнего кризиса спрос на конвертацию был высок. Но раньше хорошо зарабатывали, и на эти издержки мало кто обращал внимание. Сегодня же импортёр пытается выжить любыми путями, считает каждую копейку, и снижение издержек на обмен валюты — одна из существенных статей сокращения их. Однако есть и другая группа востребованных бизнесом услуг.

— О чём идёт речь?

— Это услуги по краткосрочному размещению денежных средств. Случаются ситуации, когда у компании есть значительная сумма денег на небольшой срок (например, суммы, предназначенные для оплаты контрактов к определённой дате). Традиционные банки, как правило, могут предложить обычный депозит «до востребования» с минимальной ставкой. У нас же клиент может разместить деньги хоть на сутки и под 10 процентов годовых. Получить такую ставку можно уже от 10 миллионов рублей. Эти деньги размещаются через нас на бирже, причём контрагентом выступает сама биржа, что гарантирует надёжность. Кстати, и физическое лицо может сделать то же самое. И такие примеры у нас были: клиент покупал крупный объект недвижимости, деньги уже были собраны, а сделка была неожиданно отстрочена на неделю. На эту неделю он разместился у нас.

Также, если говорить о взаимодействии с юридическими лицами, мы продвигаем инструмент хеджирования рисков, в основном валютных, топливных. Однако к таким сервисам компании относятся осторожно.

— По идее, волатильность валютных курсов и цен на нефть должна стимулировать спрос на такие инструменты, как хеджирование. Почему этого не происходит?

— Причина прежде всего в том, что клиенты часто не могут просчитать свои риски: связано это в первую очередь с тем, что базовые активы крайне волатильны. Кроме того, чтобы зафиксировать курс доллара, например, на декабрь, нужно уже сейчас часть средств отвлечь из оборота. Вроде и средства не велики, около 12–15 процентов от суммы будущей сделки. Но все сейчас работают на крайне «коротких» деньгах. И в условиях минимальной наценки. Сложно отвлечь из оборота даже эти суммы. Но вообще всё считать нужно, конечно, в каждом отдельном случае.

— Какова динамика спроса на ваши финансовые услуги у частных лиц?

— Спрос определённо растёт. Связано это, во-первых, с тем, что в последние два года наблюдались серьёзные колебания валютных курсов, а во-вторых, упали ставки по депозитам.

Мы можем предложить достаточно надёжные инструменты, которые позволяют получить более высокую доходность, чем в банке. Банки предлагают семь-восемь процентов в рублях и один-два процента по валютным депозитам. Более высокую доходность демонстрируют сейчас облигации российских заёмщиков на внешних рынках, или, как их ещё называют, «евробонды». Доходность по евробондам квазигосударственных эмитентов достигает четырёх-пяти процентов в валюте.

— Как меняется ваш типичный клиент?

— Я бы сказал, начинает меняться взгляд клиента на соотношение риска и доходности. Растёт уровень понимания финансовых инструментов. Клиенты начинают сознавать, что нельзя входить в какой-то один продукт, одну бумагу, нельзя держать деньги в одной валюте, в одной юрисдикции, что смотреть нужно шире, не только на российский фондовый рынок, а в целом на глобальный. Нужно составлять грамотный финансовый портфель. Держать в нём различные инструменты, одни будут выполнять функцию роста капитала, другие — защиты. В том числе, кстати, и страховой. Можно будет выяснить свой инвестиционный профиль или отношение к риску. Помогут в этом финансовые советники. Нельзя гнаться только за высоким доходом, не осознавая риск.

Однако, разумеется, вспоминаются и истории разочарования в инвестициях. У них есть общая черта — в этих случаях клиенты руководствовались в первую очередь жадностью и нетерпеливостью. Бывает такое, что человек хочет вложиться во что-то с непременно высокой доходностью — 20–25 процентов годовых, причём в валюте. Даже если финансовая компания предлагает такие услуги, то понятно ведь, что инструменты будут высокорисковыми. И клиент должен это понимать. Но вот на самом деле понимают далеко не все. Или говорят, что понимают, но когда сталкиваются с потерями, оказывается, что они к ним совершенно не готовы. Я бы порекомендовал клиентам не гнаться за сверхдоходностью и обращать более пристальное внимание на надёжность как самих инструментов, так и партнёра, который осуществляет эти инвестиции.

— Какие финансовые/инвестиционные инструменты для личного капитала наиболее актуальны в нынешних условиях?

— На сегодня наиболее актуальный инструмент с точки зрения соотношения «риск-доходность» — облигации. Причём смотреть можно и российских, и глобальных игроков. Здесь будет 4–5 процентов доходности в валюте и около 12 процентов в рублях. Если этого мало — можно предложить инвестиционную корзину, с участием тех же евробондов, с чуть более высоким риском, но и более высокой доходностью.

Другой актуальный инструмент — доверительное управление с фиксированным доходом. Крайне популярно сейчас. Клиент занимается своим основным бизнесом, его деньги растут, есть минимальный фиксированный доход в валюте, который прописан документарно. Совсем недавно такое было просто немыслимо.

— Какие задачи по развитию бизнеса вы ставите перед собою?

— Конечно, в первую очередь — рост активов. А во-вторых — увеличение доли инвестиционных продуктов в клиентском портфеле. Чистый брокеридж не выгоден ни нам, ни широкому кругу клиентов, если только они не являются профессиональными трейдерами. Люди приходят в инвестиционную компанию за доходом, а не для того, чтобы «поторговать». И мы составляем грамотный инвестиционный диверсифицированный портфель, как правило, с минимальным в дальнейшем участием самого клиента.