Генплану Краснодара не хватило стратегии

Поправки в главный документ города — генеральный план Краснодара — не были приняты в конце 2016 года из-за давления общественности. Документ отправлен на доработку. Этот инцидент формирует новые правила игры в градостроительной политике, которая многие годы опиралась на земельные отношения, а не на горожан и мэрию

Действующий генплан Краснодара был разработан в 2004–2007 годах и окончательно вступил в силу в 2012 году. Но генплан образца 2012 года на самом деле не устраивал никого — ни мэрию, ни общественников, ни бизнес — из-за его оторванности от реальной ситуации в городе. Самый наглядный пример тому — показатель притока населения в город. Согласно документу 2012 года, ежегодный прирост Краснодара составляет 15 тысяч человек, в то время как реальный показатель, по словам Игоря Мазурка, главного архитектора Краснодара — от 150 до 200 тысяч. Город неофициально считается миллионником. «Непредусмотренные жители уже к сегодняшнему дню съели все ресурсы, которые ещё только должны когда-то появиться», — поясняет г-н Мазурок.

Поэтому в конце 2015 года началась работа по корректировке документа. Исполнителем работы стал разработчик генплана — ОАО ТЖГП «Краснодаргражданпроект». Самым важным для мэрии города было устранить несоответствия между правилами землепользования (ПЗЗ) и генеральным планом — двумя документами, на которых строится градостроительная политика.

Весь 2016 год чиновники департамента архитектуры и градостроительства мэрии Краснодара комментировали изменения в генплане, который был опубликован на сайте. На документ возлагали надежды активисты общественного движения «Помоги городу».

Не хватило зелёных зон и социальных объектов

Изменения в генплане не устроили общественников, которые встречались и с губернатором региона, и с мэром города, по двум причинам — малое количество зелёных зон и хаотичность застройки, которая ведётся без учёта нагрузки на инженерную и социальную инфраструктуру. Обе причины вносят свою лепту в груз накопившихся за последние десятилетия бурного роста города проблем. Разберём их отдельно.

Один из главных очагов городского активизма — экология, традиционно последняя тема, над развитием которой думают городские власти — как из-за более насущных и первичных проблем, так и из-за отсутствия финансирования и механизмов управления зелёными зонами. «Это был первый городской ресурс, который пошёл “на раздачу”. Так было не только в Краснодаре. Но Краснодар — южный город, и пренебрежение ролью и функциями зелёных насаждений и водных объектов тут играет едва ли не главную роль в деградации города, лишении его тех качественных характеристик, которые и определяли его привлекательность», — объясняет эколог Александр Водяник.

Вторая причина — хаотичность застройки и нехватка социальной инфраструктуры. За время подготовки документов для корректировки генплана в администрацию города поступило более 2,5 тысячи предложений о внесении изменений в этот документ, свыше 500 из них учтены в разработанном проекте. «Это та часть, которая касалась изменений функционального зонирования индивидуальных участков. Допустим, собственник земли подаёт заявление, что на его участке — рекреационная зона, которой никогда там не было. Поэтому он просит изменить функцию земли. Мы просто восстанавливаем его права», — объясняет Надежда Панаетова, начальник отдела территориального планирования департамента архитектуры и строительства Краснодара. «В  2012 году такого интереса к документу не было, многие собственники участков проигнорировали его, тогда как в 2016 году они в одночасье пришли, чтобы изменить функциональность участка. Поэтому так много заявлений от жителей города. Мы были обязаны рассмотреть каждое», — добавляет Игорь Мазурок. Действительно, эти публичные слушания носили массовый характер. На первое мероприятие пришло более 500 человек.

«Рынок устроен так, что сначала продают землю, а потом думают, что на ней можно делать, а что нельзя. В постсоветской России рынок, а не мэрия или жители формируют город», — говорит бывший архитектор Краснодарского края Анатолий Мокроусов. «Земельные отношения опережали градостроительные, а участки предоставлялись и нарезались без оглядки на генплан. И отсюда масса случаев, когда у нас по земельным участкам, освоенным ранее появления генплана, вдруг прошла дорога или появилась зелёная зона», — продолжает Игорь Мазурок. По словам Александра Водяника, предлагаемые изменения были результатом той ситуационной стратегии строительства города, которая господствовала в Краснодаре несколько десятилетий. «Часто вынужденно. Ведь, например, погоня за миллионами квадратных метров жилья — это команда сверху, и этот критерий был во главе оценки деятельности местной власти. Да и безумная продажа городской земли в своё время тоже была вынужденной, ввиду отсутствия иных источников пополнения бюджета», — объясняет эколог.

Восстановим справедливость — отправленный на доработку документ не давал окончательного варианта корректировки генплана. Это был первый этап изменений, который не предполагал решения инфраструктурных и экологических вопросов. «Конечно, планировался генплан более перспективный и расширенный — с социальными и инфраструктурными объектами. Мы разбили работу на части, и слой за слоем её делаем», — снова объясняет Надежда Панаетова. «В общественном сознании же всё смешалось в кучу. Уже на первом этапе нам давали предложения для второго этапа корректировки генплана, которые касались инфраструктуры, экологии и т.д.», — говорит Игорь Мазурок. По его словам, дальнейшая работа над документом будет вестись с общественным экспертным советом, который формируется по поручению мэра города Евгения Первышова.

Новый субъект Краснодара — общественность

Понятно, что изменения в генплане на первом этапе можно было принять. Объяснить их тем, что работа по генплану будет вестись и дальше. Но мэрия не только отправляет его на доработку, но и меняет исполнителя на МУП «Горкадастрпроект», а также намерена включить общественный совет в его обсуждение. Александр Мазурок отмечает, что общественность должна участвовать в обсуждении градостроительной политики на начальных этапах, а не тогда, когда уже потрачены финансовые ресурсы: «Мы перемещаем стадии изучения общественного мнения на самый начальный этап. К счастью, благодаря этой годовой дискуссии сформировались механизмы взаимодействия с общественностью».

Общественность — это прежде всего различные городские активисты, от архитекторов до экологов, которые объединились в общественное движение «Помоги городу». Вектор развития «Помоги городу» резко изменился в 2014 году, когда был сформирован Совет по вопросам развития городской среды на общественных началах при главе администрации муниципалитета, куда вошли многие активисты. Председателем совета стала Елена Шувалова. Совет работал год при мэрии и успел приучить чиновников к таким словам, как градо-экологический каркас, BIM-технологии, урбанистика… В конце 2015 года совет самораспустился. Елена Шувалова объяснила самороспуск неэффективностью совета и слабой мотивацией. «Многие его проекты не были приняты к реализации властями, общественный совет при мэрии создавался достаточно хаотично», — комментировала тогда она.

Но активисты не исчезли после самороспуска. Был создан новый независимый совет. За год он оброс экспертами — урбанистами, проектировщиками, экологами. Так, совету помогает крупнейшее московское архитектурное бюро «Яузапроект», которое в 2016 году открыло филиал в Краснодаре. «Краснодар имеет историю и сложившуюся структуру, но у него нет выраженного вектора и стратегии развития, что открывает широкие возможности для работы бюро», — говорит директор филиала Алексей Тимофеев. Компания делала волонтёрские проекты пространственного развития «Анатомия города» для многих городов России, в том числе и Краснодара. Совет провёл междисциплинарную научно-практическую конференцию по градо­экологическому каркасу, в которой приняли участие ведущие эксперты страны «этого почти забытого направления развития города» (Александр Водяник), создал мастерскую по созданию концепции экологического каркаса города. Высадил народный парк в Комсомольском районе. И много чего ещё было сделано. «Мы не потеряли связи с городскими властями. Хотя мы распустили совет, но продолжали общаться и с бывшим мэром Владимиром Евлановым, и с главой департамента архитектуры и градостроительства Игорем Медведевым, и с главным архитектором Игорем Мазурком. Администрация помогала нам на арт-субботниках, — рассказывает Елена Шувалова. — С самого начала мы ставили задачу выстроить отношения между властью, бизнесом и экспертным сообществом. Люди не могут вступить в движение, если не согласны с его правилами. Агрессивный активизм к долгосрочным результатам не приводит. Всё-таки финансовые ресурсы — у власти и бизнеса. Нельзя ущемлять бизнес».

«В Краснодаре выявлен коллективный субъект — носитель интересов общественного. На мой взгляд, общественность Краснодара в течение последних лет выросла с уровня сугубо протестного возмущения до уровня публичного управления стратегическим развитием города, — считает Александр Водяник. — Любопытным является и тот факт, что лидеры вполне различных по методологии общественных движений Елена Шувалова (“Помоги городу”) и Андрей Рудомаха (“Экологическая вахта”) работают на единый результат, не вставляя палки в колёса друг другу, что так обычно для общественников в других городах. Даже в тех, которые сегодня позиционируются “обладателями лучших городских практик”».

«Я считаю, что в Краснодаре есть городские активисты с высоким уровнем мотивации, достаточно компетентные и консолидированные для того, чтобы влиять на текущую градостроительную повестку. Это ясно показали общественные слушания по генеральному плану, а также решение мэра о создании консультативного совета с привлечением общественности. На мой взгляд, это серьёзные достижения», — говорит Алексей Тимофеев.

Краснодару нужна стратегия

Евгений Первышов уже объявил, что краснодарская мэрия намеревается создать дееспособный совет: «Формируемый Общественный экспертный совет должен будет заняться с нашими службами не только вопросами корректировки генерального плана, который отправлен в настоящее время на доработку, но и всеми вопросами развития Краснодара, вопросами урбанистики, озеленения, формирования комфортной городской среды. Именно поэтому в составе совета должны быть люди грамотные, ответственные, инициативные».

Обширный функционал совета продиктован главным требованием городских активистов — стратегическим планированием города. О том, что Краснодару не хватает стратегии, «Эксперту ЮГ» сказали все собеседники. Так, главным недостатком генплана Алексей Тимофеев назвал отсутствие целеполагания: «Генеральный план не даёт ответа на вопрос, какой город мы хотим получить через 25 лет». «Как и многим другим генпланам страны, краснодарскому не хватает стратегии, комплексности и понимания города как единого организма со всеми его связями, взаимодействиями», — говорит Александр Водяник. «Если этого не сделать, документ снова ляжет на полку», — заключает Анатолий Мокроусов.

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№1 (399) 20 февраля 2017
+25% за год
Содержание:
Реклама