Кризис заставил собственников считать

Евгений Ракуль
1 июня 2020, 00:00
1 июня 2020, 00:00

В мирное время для малого бизнеса контроль за финансами — тема второстепенная, владельцам интереснее их работа на рынках. Но кризис выдвинул тему на первый план. «Эксперт Юг» проанализировал вопросы управления малым предприятием, которые сегодня являются ключевыми

GINO CRESCOLI, PIXABAY

Нынешний кризис, вызванный пандемией, обнажил ряд острых проблем малого и среднего бизнеса. При относительно благоприятной экономической конъюнктуре эти проблемы не казались такими уж серьёзными. Однако при снижении покупательского спроса, ограничении контактов и невозможности получать доход прежними способами многие поняли, что владеют достаточно скудным управленческим инструментарием. В первую очередь это касается управления финансами. Сегодня особое внимание предпринимателей и профессиональных финансовых консультантов сосредоточено на специфике проблем, связанных с доходами, считают участники онлайн-конференции «Управление финансами на виражах: инструментарий для малого бизнеса», организованной Аналитическим центром «Эксперт ЮГ».

Как найти финансирование в кризисное время

Последние два месяца были самыми напряжёнными, но сейчас бизнес старается анализировать ситуацию, выстраивая новую стратегию управления финансами. И тут для многих есть ряд откровений. Например, по словам Ольги Сыровой, финансового директора группы «Бауэр», финансисты призывают заранее исследовать эффективность новых проектов и маркетинговых активностей. Все методики уже разработаны, только ими мало кто пользуется, а вспоминают о них лишь тогда, когда начинается кризис.

«Я имею в виду АRR (аccounting rate of return, коэффициент эффективности инвестиций)», — говорит г-жа Сыровая. Также, по её наблюдениям, бизнес видит свою ключевую задачу на данный момент в том, чтобы формировать положительный чистый денежный поток. «Логика такая: посчитаем потом. Но иногда это идёт в ущерб финансовому результату. Потоки — это поступления минус выплаты, финансовый результат — это доходы минус расходы. Между ними есть строгая математическая связь, но она, к сожалению, остаётся в голове у финансовых директоров», — предупреждает Ольга Сыровая.

Она отмечает, что кризис 2008 года был кризисом, который выявил неэффективные предприятия. Кризис 2014 года, который пришёл вслед за санкциями и контрсанкциями, не пережили предприятия, которые плохо составили свой кредитный портфель. Теперь же бизнес проходит проверку на умение владеть современными цифровыми технологиями. Выживут только те предприятия, которые смогут перестроиться.

Эту мысль продолжает Ирина Тыртышная, консультант в сфере управленческого и финансового консалтинга: «Если раньше, общаясь с собственниками МСБ, я пыталась разъяснить им важность контроля активов, финансового состояния, прогнозирования деятельности, то нынешняя ситуация привела к тому, что они сами обращаются ко мне с этими вопросами».

По словам г-жи Тыртышной, сегодня собственник бизнеса старается переосмыслить ситуацию, задаёт вопросы по конкретным инструментам поддержки, активно интересуется мерами поддержки бизнеса, которые предлагают правительственные структуры. Однако многие при этом питают иллюзии, что контролирующие органы, осознавая тяжесть ситуации для бизнеса, будут проявлять терпимость и не станут требовать в полном объёме выполнения обязательств. Это не так: после выхода из режима самоизоляции следует ожидать усиления контроля со стороны контролирующих органов.

Руководитель консалтинговой группы Лариса Сулацкая считает, что в ходе этого кризиса фискальная нагрузка государства усилится. «Мы становимся всё больше прозрачными для фискальных органов. Соответственно, “токсичные” компании, у которых наценка позволяла вести бизнес, но не позволяла платить налоги, вымыло сразу. Запуститься им уже не удастся», — утверждает г-жа Сулацкая.

Она отмечает, что во время прошлых кризисов руководители сокращали отделы HR, маркетинга, рекламы. «Сейчас на сцену выходит новое поколение бизнесменов. У его представителей присутствуют определённые социальные ценности: они пытаются спасти команду, выплачивать ей хоть какие-то небольшие бонусы, чтобы люди смогли продержаться», — говорит Лариса Сулацкая, попутно отмечая один важный момент: сегодня многие хотят провести реструктуризацию, но никто не может сформулировать, на какой срок она нужна, и каков будет прогноз по выручке. «Когда выстроишь такого рода расчёт, тогда и разговор с банками пойдёт быстрее, — считает г-жа Сулацкая. — Меня радует и то, что сегодня бизнес задумался о состоянии своих активов, о правоустанавливающей документации, узнал, что такое ОКВЭД. Наконец-то 90 процентов предпринимателей хотят привести всё в соответствие».

При этом она подчёркивает, что нынешние программы поддержки не предполагают никакого развития. Они нацелены на сохранение численности работающих.

Как во время кризиса растёт господдержка

Институты поддержки бизнеса сегодня оказались в двойственной ситуации: с одной стороны, как никогда нужна их помощь, а с другой — как никогда велик риск невозврата заёмных средств. Однако в этой ситуации государственные микрофинансовые организации заняли активную позицию.

Как отметила Оксана Коваленко, исполнительный директор фонда микрофинансирования субъектов МСП Краснодарского края, с апреля из регионального бюджета на поддержку субъектов МСП было выделено 1,2 млрд рублей. При этом власти стараются подходить к поддержке без формализма. «Те заёмщики, которые не попали по основному виду ОКВЭД в федеральный и региональный перечни, могут обратиться за помощью. Мы понимаем, что зачастую заёмщик, когда регистрировался, обозначил себе один ОКВЭД, а по факту занимается дополнительной деятельностью. Но финансовый результат ему даёт именно она. Для них также есть программа под один процент на два года до двух миллионов рублей с отсрочкой платежа на год», — отметила г-жа Коваленко.

По её словам, более тысячи клиентов, которые получали займы ранее, обращаются за реструктуризацией. «Тех, кто не вошёл, достаточно большое количество, но мы не лишаем их возможности получить реструктуризацию. Если заёмщик покажет, что его выручка снизилась на 30 процентов и более, его задолженность мы тоже сможем реструктурировать», — говорит Оксана Коваленко.

Как отметила Яна Куринова, руководитель регионального Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства (РРАПП), РРАПП сегодня реструктурирует задолженность даже тех компаний, которые доказали, что их финансовое положение значительно ухудшилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Ещё в конце марта агентством было разработано несколько льготных программ микрозаймов. «Мы берём на себя повышенные риски, выдаём займы даже тем предпринимателям, у которых есть задолженность по налогам, согласовали с федеральным центром возможность кредитования общепита; в конце концов, это та миссия, для которой РРАПП и было создано, — говорит г-жа Куринова. — Мы всё-таки пытаемся выдержать баланс и помогать всем, кто в этом нуждается, кто к нам обращается за этой помощью, одновременно продолжаем выдавать наши льготные займы для сельхозтоваропроизводителей и экспортёров».

Помимо антикризисных программ, которые сейчас наиболее популярны, средства РРАПП выдаются и по другим программам. За полтора месяца кризиса выдано кредитов на сумму порядка 150 млн рублей. Это категория клиентов, у которых есть залоговая база, поручитель и «достаточно стабильная чистая прибыль». В нынешней ситуации таковыми оказались, например, фермеры.

Бизнес и кризис

В ходе кризиса малый и средний бизнес столкнулся с серьёзным вызовом, связанным, в первую очередь, с ограничениями коммуникаций. Однако достаточно большое количество компаний быстро перестроилось на удалённую работу и цифровые каналы.

«Проблем особо не заметил, заметил много возможностей, — говорит Кирилл Сагитов, основатель веб-студии “Кенгуру”. — У меня же не только веб-студия, у меня ещё есть доставка еды, есть коворкинги, их пришлось закрыть, правда, но тем не менее я открыл для себя новую сферу. Пока что карантин для меня протекает достаточно успешно. Нынешний кризис учит быстро перестраиваться, менять нишу».

Некоторые представители МСБ, в силу особенностей их бизнеса, смогли предвидеть кризис. «Мы были готовы уже в феврале к данной ситуации, так как стоимость нефти начала падать, — говорит Юрий Божаров, учредитель и собственник ГК “Авантаж БИПИ” (оптовая и розничная продажа нефтепродуктов). — Мы начали сразу уменьшать кредитный портфель, старались полностью уйти от заёмных денег, сократить дебиторскую задолженность. Тем самым вышли к началу этой кризисной ситуации в здоровом положении. В плане экономии в первый же месяц мы убрали премиальную часть зарплаты у сотрудников, оставили только оклады. Сегодня покупательская способность в основном бизнесе упала на 50 процентов, в розничном секторе — на 40-60 процентов. При этом количество покупателей осталось прежним, то есть люди продолжают покупать, но средний чек уменьшился в три раза. Люди начинают экономить деньги. Новые кредиты сейчас не дают. Мы как раз в начале года подали заявки на рассмотрение, нас до сих пор смотрят, оттягивают все решения».

Первые месяцы карантина показали, что услуги в сфере корпоративного права или консалтинга почему-то оказались невостребованными, недоумевает Сергей Урескул, руководитель Института корпоративных технологий, президент Национальной ассоциации корпоративных юристов. «Рынок должен был расти, но я вижу у коллег, что консалтинг падает, идёт ухудшение ситуации», — говорит он. Сейчас его компания занимается оцифровкой бизнес-процессов, а также вопросами маркетинга — «используем более 100 маркетинговых каналов». «На текущий момент у нас прирост по отношению к предыдущему периоду составил порядка 30 процентов, мы идём с опережением, несмотря на то, что многие бизнесы падают», — продолжает г-н Урескул.

Он считает, что во время кризиса на первый план выходит умение быстро получить дебиторскую задолженность. «Хорошая претензия по возврату дебиторской задолженности даёт положительный эффект. Если вам не возвращают деньги, вы пишете хорошее письмо — 30 процентов контрагентов с высокой степенью вероятности с вами рассчитаются», — говорит Сергей Урескул. В то же время многие собственники столкнулись с тем, что бизнес фактически поставлен на паузу. «Основная задача у тех компаний, которые полностью “на стопе” — проедать остатки как можно медленнее, — говорит Евгений Бромберг, генеральный директор ГК Undersun (гостиничный бизнес). — Причём мы начали это делать ещё до того, как объявили “стоп”, почувствовав падение рынка. Пользуемся отсрочками по налогам, оперативно смогли получить кредит под ноль процентов под сохранение заработной платы. Проблема в том, что большинство гостиниц имеет лицензию на розничную продажу алкоголя, но “подакцизники” сейчас не могут получить льготный кредит от госфондов. Банки же выдают кредиты под 20 и более процентов годовых».

Наталья Бычкова, независимый банковский эксперт, объясняет это тем, что банкам не нужны дефолты, поэтому они заставляют «чётко прописывать своё видение развития бизнеса». «Для этого необходимо сократить издержки, выйти в онлайн, чтобы показать банку, что компания не сидит на месте, а пытается найти какие-то иные каналы получения дохода, — говорит г-жа Бычкова. — Это первоочередные меры, но нужно уделить внимание планированию и прогнозированию — у МСБ это, как всегда, слабая часть, так как нет соответствующих финансовых служб. Также необходим регулярный анализ рынка. Это важно как для самого предприятия, так и для банка. Это вроде бы очевидные вещи, но далеко не все пользуются этими инструментами».

Одним из финансовых инструментов, который призван помочь МСБ в кризисное время, является лизинг. По словам Игоря Тисленко, регионального директора компании «Интерлизинг» по ЮФО, сегодня именно лизинг становится наиболее интересным инструментом для расширения бизнеса. Он даёт возможность компаниям не отвлекать «в моменте» значительные оборотные средства, приобретая нужное имущество в течение длительного периода. Среди других преимуществ лизинга — несколько легальных, понятных и простых способов оптимизации налогообложения.

«Что касается прогноза по рынку лизинга, то изначально на 2020 год он был оптимистичным — предполагался рост от 13 до 20 процентов, — комментирует г-н Тисленко. — Сейчас присутствует определённая дефрагментация спроса, переосмысление ценностей бизнеса со стороны клиентов, и уже сложно прогнозировать какой-то рост. Однако, по факту, мы не и ощущаем спада. Отчасти это связано с серьёзной диверсификацией нашего портфеля: мы работаем со всеми сферами бизнеса, в том числе и с сельским хозяйством, в котором сейчас достаточно повышенный спрос на обновление техники. Спрос на не самое необходимое, например, на легковые автомобили, более сдержан. При этом на рынке грузового транспорта, наоборот, существенных изменений нет. При этом из-за перехода большого количества малых предприятий на работу по доставке своей продукции транспортные компании испытывают повышенную нагрузку. Что касается сегмента промышленного оборудования, то работа крупных производственных предприятий практически не изменилась.

Основной проблемой в бизнесе сейчас является снижение текущей ликвидности на фоне неизменных расходов и имеющихся финансовых обязательств. Здесь вселяет оптимизм готовность подавляющего большинства кредитных и финансовых организаций идти навстречу заёмщикам и в упрощённом режиме пересматривать сроки платежей. Мы тоже не стали исключением и оказываем максимальное содействие клиентам в режиме онлайн».

Партнёром конференции «Управление финансами на виражах: инструментарий для малого бизнеса» выступила компания «Интерлизинг».

ПСБ начинает приём заявок на кредиты по ставке 2%

[inc pk='345228' service='media']

С 1 июня ПАО «Промсвязьбанк» начинает приём заявок на льготный кредит на возобновление деятельности по ставке 2% в рамках государственной программы поддержки предпринимательства. Средства будут доступны представителям бизнеса из наиболее пострадавших отраслей.

При условии сохранения занятости сотрудников на уровне 90% с даты запуска программы вся сумма кредита и начисленные проценты будут погашены за счёт субсидий государства. При этом, если занятость сохранится на уровне 80%, то государство субсидирует половину кредита. В том случае, если вышеуказанные условия не будут соблюдены, кредит необходимо погасить до 30 июня 2021 года. Максимальный объём кредита ограничен суммой 6 МРОТ на сотрудника. Оформить заявку на кредит в ПСБ по сниженной ставке можно полностью онлайн, по трём документам, до 1 ноября.

«Являясь одним из лидеров на рынке кредитования малого и среднего бизнеса, ПСБ поддерживает инициативу правительства, нацеленную на помощь и возобновление деятельности компаний. Мы уже выдали более миллиарда рублей по программе льготного кредитования на выплату зарплаты под ноль процентов и прогнозируем значительный объем обращений по кредиту под два процента. Полученное финансирование компании смогут направить на широкий круг целей, в том числе на погашение ранее взятых льготных кредитов, выплату заработной платы и предпринимательскую деятельность», — говорит Лариса Чураева, вице-президент, региональный директор Ростовского офиса ПСБ.