Надежда на экспорт

Тема недели
Москва, 01.06.2020
«Эксперт Юг» №6 (443)
Именно экспорт сегодня называют одним из наиболее реалистичных источников роста в 2020 году. «Эксперт ЮГ» проанализировал экспортные перспективы АПК, станкостроения и ИТ-сектора

КОЛЛАЖ А. ЧЁРНОГО

К 2024 году, согласно Указу президента Владимира Путина от 7 мая 2018 года, несырьевой экспорт должен вырасти до 250 млрд долларов — это почти вдвое больше результата 2017 года. Но это всего лишь планы. Как только в марте стал падать рубль, ряд экспертов сразу сказали, что регионы-экспортёры в этой ситуации выигрывают. Но экономический спад, остановка компаний — это события, которые происходят и на глобальном рынке. Нам было важно услышать, как игроки ключевых отраслей экономики Юга оценивают факторы, влияющие сегодня на экспортные перспективы. Эту же проблематику мы обсуждали на онлайн-конференции «Экспорт МСП: новая реальность», которую «Эксперт ЮГ» провёл в конце мая*. Основной вывод такой: II квартал покажет глубину падения, но ниши для роста в ближайшее время просматриваются на всех ключевых рынках.

Статистика видит не всё падение

По данным Федеральной таможенной службы России (ФТС), в I квартале экспорт Южного федерального округа снизился более чем на 12%: почти 3,85 млрд долларов в январе-марте 2020 года против более чем 4,27 млрд долларов годом ранее. Спад связан с распространением коронавирусной инфекции. Эпидемия в Китае, который является одним из главных экспортных направлений, началась ещё в конце 2019 года. Затем болезнь стала распространяться по всему миру. В начале марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию из-за COVID-19. К этому времени вспышка коронавируса была зафиксирована сразу в 114 странах. В итоге был введён карантин с соответствующими ограничениями.

Согласно статистике ФТС, в январе-марте 2020 года отрицательную динамику по экспорту показывают сразу несколько регионов Юга, в том числе и такой традиционно крупный поставщик товаров на внешние рынки, как Краснодарский край (см. таблицу). Более половины регионов показали пусть небольшой, но рост. В Ростовской области прирост в I квартале символический: регион экспортировал товаров на 1,934 млрд долларов против 1,898 млрд долларов годом ранее. В I квартале 2019 года Ростовская область уступила своему давнему конкуренту — Краснодарскому краю, предприятия которого тогда поставили за рубеж продукции почти на 8 млн долларов больше, чем их донские коллеги. Однако по итогам года Ростовская область заняла в ЮФО первое место по объёмам экспорта с долей 46,5%. В январе-марте 2020 года Кубань экспортировала товаров почти на 1,5 млрд долларов. Это более чем на 400 млн долларов меньше экспортных объёмов Дона. Сейчас Ростовская область входит в пятёрку российских лидеров по несырьевому неэнергетическому экспорту (после Москвы, Петербурга, Кемеровской области и Татарстана). Однако очевидно, что I квартал не в полной мере отражает глубину падения.

«В стоимостном выражении объёмы экспорта продовольственных товаров и сельхозсырья для их производства выросли почти на 10 процентов. В мире отмечается рост спроса на зерновые, корма, растительные масла. Наши экспортёры учитывают это, — говорит Елена Федотова, начальник управления международного сотрудничества и внешнеэкономической деятельности минэкономразвития Ростовской области. — С другой стороны, есть позиции, по которым было снижение. В частности, оно затронуло такие товарные группы, как минеральные продукты, металлы и изделия из них, машины и оборудование, транспортные средства. Пандемия оказала влияние на снижение мировой торговли, что отразилось на экспортной деятельности нашего региона».

Экспорт регионов ЮФО* за январь — март 2020 года** (млн долларов США) 10-02.jpg
Экспорт регионов ЮФО* за январь — март 2020 года** (млн долларов США)

«В прошлом году в первом квартале была более благоприятная ситуация по экспорту в целом и вывозу зерна как одного из основных продуктов в частности, — говорит Владислав Есин, руководитель южного подразделения АО „Российский экспортный центр“ (РЭЦ). — Сейчас у экспортёров сельхозпродукции есть проблемы, связанные с квотами на вывоз зерновых (до 1 июля действует запрет на поставку зерновых за пределы ЕАЭС. — “Эксперт ЮГ”), есть сложности с оформлением документации, получением разрешений и так далее. Да и эпидемиологическая ситуация в мире не благоприятствовала развитию внешнеторговой деятельности. Так, у компаний были трудности с пересечением границ, когда, например, в Китае действовали карантинные меры».

АПК и продукты переработки — главная точка роста

«В Южном федеральном округе продукция АПК в январе-марте 2020 года показала прирост в 170 миллионов долларов, — отмечает Юлия Зуйкова, руководитель направления ВЭД Альфа-Банка (крупнейший частный банк РФ). — Далее (с большим отрывом) следуют химическая промышленность (плюс 18 миллионов долларов), экспорт текстиля (3,6 миллиона долларов), изделий из кожи и меха (2,1 миллиона долларов). Даже в условиях пандемии, нового кризиса несырьевой экспорт показывает рост. И это — хороший тренд».

По мнению Акима Талибова, вице-президента ГК «Астра Альянс» (в её структуру входит фирма-экспортёр — ООО «Агро Зерно Юг»), экспорт сельхозпродукции можно поделить на четыре блока. Первый — экспорт зерновых культур, второй — продуктов переработки зерна, третий — масличных, четвертый — бобовых культур. «По зерновым ситуация известная: в начале 2020 года была определена квота на вывоз, которая к началу мая выбрана, — замечает г-н Талибов. — До июля зерно из России вывозиться не будет. Сейчас из-за этого простаивают перевалочные мощности, вся экспортно ориентированная логистика находится в режиме остановки. По продуктам переработки зерна и по бобовым всё работает, но там есть своя специфика — очень высокая волатильность. По нашим наблюдениям, когда только начинался кризис, спрос на такую продукцию был высоким. Затем к концу апреля мы увидели резкий провал. Причины две: наполненные склады и падение объёмов потребления. Цены на целый ряд продуктов переработки зерна, в том числе и кормов, упали. Например, в Турции правительство надавило на производителей мяса, чтобы они не поднимали цены. Производители комбикормов тоже уже не могли работать на высоких ценах. Наконец, по масличным культурам ещё до коронавируса в России были введены ограничения на экспорт подсолнечника (надо было обеспечить сырьём перерабатывающие мощности внутри страны), но зато подсолнечное масло хорошо выросло — стало поставляться во многие страны».

Рост спроса на продукты переработки отмечает и Владимир Бухтияров, замдиректора компании «Энергия», которая занимается производством круп. «Свою продукцию мы экспортируем не напрямую, а через небольшие фирмы, которые берут у нас продукцию и отправляют её на рынки стран СНГ, — уточняет г-н Бухтияров. — Потребление росло, что отразилось на заграничных поставках. С начала года доля таких круп для зарубежных потребителей в общем объёме производства у нас существенно выросла. Сейчас это не единицы процентов, это десятки единиц».

«Сначала был ажиотажный спрос на бакалейную продукцию. Это привело к росту цен на пшеницу твёрдых сортов (используется в производстве макаронных изделий), а также горох, нут и подобные им культуры для производства круп, — отмечает Иван Басов, замдиректора ООО “Топ Грейн”, которое специализируется на экспорте сельхозсырья. — Мы старались удовлетворять спрос. Конечно, возникали сложности на местах. Например, в Краснодарском крае во время карантина практически невозможно было нанять “КамАЗы” для перевозки продукции. Но, несмотря на это, мы работали. Затем спрос упал, цены снизились»

Но основные сложности, добавляет зернотрейдер, экспортёры переживают сейчас, когда действуют ограничения на экспорт зерна. «Мы не можем отправлять в дальнее зарубежье пшеницу, ячмень и рожь. Это, как и запрет на вывоз подсолнечника, вызывает у нас вопросы. Мы не понимаем, почему существуют такие запреты. По нашим данным, в стране довольно большие запасы зерновых и масличных», — признаётся Иван Басов. Дальнейшие перспективы отрасли он видит в усилении поставок нишевых культур (таких как лён, нут, горох) и продуктов их переработки, а также в развитии электронной коммерции. «Для меня было открытием, что в таких бедных странах, как Индия и Пакистан, около пяти процентов населения заказывает еду через интернет, не говоря уже о более развитых странах. Тренд на развитие e-commerce будет только усиливаться», — аргументирует экспортёр.

С тем, что за интернет-торговлей продуктами будущее, соглашается и Любовь Железная, гендиректор ООО ПКФ «Маяк», которое в Зерноградском районе Дона занимается переработкой чечевицы, гороха, нута, пшеницы и других агрокультур. При этом г-жа Железная уверена, что экспорт сельхозпродукции не должен быть бездумным, что надо учитывать интересы переработчиков. «Мы сегодня не можем найти зерно, чтобы произвести пшеничную крупу и отправить её больницам, — сетует предприниматель. — Мы выпросили десять тонн в Воронеже и пять тонн в Выселовском районе Кубани, чтобы суметь поставить крупу в “Пятёрочку” и не сорвать контракт. У нас в регионе действуют иностранные экспортёры, которые перевели сюда свои дешёвые ресурсы. Скупают зерно и отправляют его в свои страны, где мельницы работают, добавленная стоимость растёт, все работники на местах. А у нас в стране всего 2,8 процента от собранного урожая идёт в переработку, многие предприятия вынуждены сокращать персонал».

По мнению Любови Железной, в перспективе при поддержке РЭЦ надо открывать зарубежные площадки, которые будут работать как оптово-розничные звенья российских производителей. «Спрос на продукты из России очень высокий и в Азии, и в Европе. Ограничений на вывоз готовой продукции нет», — резюмирует г-жа Железная.

«Сейчас в мире есть определённая асимметрия мер господдержки. Ситуация разная, в зависимости от стран, — отмечает Аким Талибов. — Так, в развитых странах господдержка работает намного лучше, чем в развивающихся. Мы предполагаем, что в развитых странах спрос на продукты питания, сельхозпродукцию, товары первой необходимости будет сохраняться, поскольку, благодаря эффективной государственной поддержке, удалось удержать потребительский спрос. В развивающихся странах, где меры господдержки производителей отсутствуют или они недостаточны, возможен уход с рынка целого ряда предприятий, что открывает перспективы для российских экспортёров. Выход на такие рынки — новая возможность для экспортёров РФ, которая появилась во время нынешнего кризиса».

Аким Талибов уверен, что свежие данные Международного валютного фонда позволяют экспортёрам продукции АПК оценить, в каких именно странах и как именно чувствуют себя потенциальные потребители продуктов из России, а также конкуренты российских экспортёров. «По этим цифрам видно, в каких отраслях проседание, где пробелы, которые можно восполнить за счёт экспорта из России», — добавляет эксперт.

Экспорт оборудования: ставка на представителей и онлайн

Ещё одно перспективное направление для южного экспорта — поставки произведённого в ЮФО оборудования. Игроки рынка считают, что за границей есть спрос на упаковочные аппараты, консервные линии, металлообрабатывающие станки, технику доя для «точного» земледелия и т. п. продукцию. Машиностроительные заводы стараются удовлетворить этот спрос, несмотря на объективные трудности. «В этом году мы не участвуем в крупных выставках, которые помогали нам в представлении нашего упаковочного оборудования и проведении переговоров с потенциальными заказчиками. Это, конечно же, усложняет работу, — считает гендиректор компании “Базис” Сергей Малеев. — Для нас это был основной канал сбыта, который мы пока потеряли, и сейчас ищем, каким образом можем компенсировать такую потерю. Пока нас выручают зарубежные представительства, которые открывали в предыдущие годы. Сейчас эти компании работают в Белоруссии, на Украине, в Узбекистане, Латвии. Специалисты, работающие в представительствах, на местах, стараются обеспечивать “Базис” новыми экспортными контрактами. Но полностью заместить потерянный канал пока не получается».

По мнению г-на Малеева, для более динамичного развития экспорта производителям оборудования нужна господдержка. Например, на базе внешних офисов РЭЦ, в странах его присутствия, стоило бы организовать коворкинги для экспортёров, где их представители могли бы работать, вести переговоры. «Надо упростить процедуру получения поддержки, — предлагает Сергей Малеев. — Без лишней бюрократии и волокиты. К сожалению, сейчас приходится тратить много времени на подготовку документации, и когда такая подготовительная работа завершается, поддержка теряет свою актуальность».

«Надо сократить бюрократическую нагрузку и сроки принятия решений тем же РЭЦ, на оформление бумаг уходит много времени, — отмечает и Максим Лемешевский, основатель и гендиректор компании „Бестек Инжиниринг“, которая специализируется на изготовлении оборудования для консервной промышленности. — Ещё одно пожелание — помощь при продвижении нашей продукции в интернете. Например, через Центр поддержки экспорта мы зарегистрировали аккаунт на электронной площадке Alibaba. Нам компенсировали затраты. Но нам необходима помощь не только в размещении информации, но и в сопровождении этого аккаунта. Alibaba — площадка, на которой надо работать 24 часа в сутки и моментально реагировать на поступающие запросы. Иначе работа на этой площадке неэффективна».

Кроме того, г-н Лемешевский предлагает РЭЦ разработать онлайн-навигатор поддержки экспорта: чтобы компании было достаточно ввести информацию о себе (ИНН, ОКВЭД и т. д.) и тут же получить информацию обо всех видах поддержки, которые возможны на федеральном и региональном уровне. «Озвученных мер поддержки много. Информация постоянно обновляется. Даже в праздники и выходные. Порой очень трудно разобраться в том, на какую из этих мер можно рассчитывать, а на какую нет. Такой навигатор позволит экспортёрам существенно экономить время», — полагает предприниматель.

«В связи с тем, что в России многие потенциальные потребители начинают сворачивать свои программы, связанные с приобретением оборудования, экспорт может стать для нас ещё более интересным направлением, — говорит исполнительный директор Южного завода тяжёлого станкостроения Дмитрий Дмитренко. — Работать будет непросто: за границей тоже многие из наших потенциальных клиентов сейчас простаивают. С другой стороны, нет выставок и возможности непосредственно контактировать с возможными заказчиками. Выходом может стать работа через торговые представительства на местах, которые сейчас находятся в ведении Минпромторга РФ. Организация на базе торгпредств мест, где клиенты будут получать информацию о российских станках, их конкурентных преимуществах, может стать хорошей поддержкой в данных условиях».

«Многие из наших европейских и американских конкурентов — поставщиков систем для “точного” земледелия постепенно сворачивают деятельность в России и СНГ, так как их продукция, после резкого роста валютного курса, сильно подорожала, — отмечает гендиректор ООО “Ростагросервис” Олег Ной. — Для нас это возможность увеличить объёмы, усилить своё присутствие на отечественном и зарубежном рынках. Рост курса доллара позволил нам снизить цену на нашу продукцию (например, агронавигаторы), сделать её более привлекательной. Это открывает перед нашей компанией дополнительные перспективы. Например, наша техника вызвала интерес у клиентов в Новой Зеландии, которые планируют закупить крупную партию устройств».

ИТ-сектор: меньше валютного контроля, больше маркетплейсов

Действующими экспортёрами являются и работающие на Юге ИТ-компании, основные клиенты которых в основном расположены в Европе и Америке. Игроки рынка отмечают, что, по мере улучшения эпидемиологической ситуации, для «айтишников» открываются хорошие экспортные перспективы.

По мнению гендиректора Inostudio Максима Болотова, сейчас для ИТ-компаний самое время развивать собственные продукты. Особенно в таких сферах, как электронная коммерция, онлайн-образование, дистанционное управление бизнесом, различные сервисы b2c, удобство пользование которыми потребители уже оценили. «Рынок сейчас перестраивается, — говорит г-н Болотов. — Часть проектов остановилась, и у компаний появляются свободные интеллектуальные ресурсы, их надо чем-то занять. Нужно инвестировать в новое программное обеспечение, решения, которые могут быть востребованы на рынке. Сейчас появляются ниши, которые очень быстро растут. Например, кратно выросло всё, что связано с онлайн-услугами. Есть запрос на экспорт “умных” технологий».

«Возможность создавать свои продукты — положительная сторона любого кризиса, — подчёркивает Станислав Мешков, генеральный директор UmbrellaIT. — Важно эти возможности увидеть и вовремя принять необходимые решения. Например, год назад мы занялись разработкой диджитал-сервисов для новой реальности, спрос на которые сейчас растёт». Г-н Мешков выделяет три перспективных тренда в ИТ. Первый — развитие удалённых каналов (менеджмент, маркетинг, продажи и т. д.), второй — развитие интеллектуальных продуктов и робототехники, третий — рост маркетплейсов (таких как «Вайлдберриз», «Беру», Goods): их количество будет увеличиваться, а сами площадки — сегментироваться.

Александр Гончаров, гендиректор компании «СиВижнЛаб», признаёт, что в I квартале 2020 года у них были сложности, поскольку заказчики сокращали горизонты планирования, пересматривали графики платежей, проекты ставились «на паузу». «Мы специализируемся на разработке решений в сфере искусственного интеллекта, — уточняет топ-менеджер. — У нас есть клиенты в Германии и США, которые только в мае вернулись к активной работе с нами, стали увеличивать объёмы. Это, конечно же, радует. Но мы также поняли, что сейчас важно провести диверсификацию клиентского портфеля, устранить абсолютную зависимость от ключевых клиентов. Многие ИТ-компании замыкались на одном-двух клиентах, и в разгар кризиса вынуждены были уйти с рынка. Не хотелось бы оказаться в их числе. Потому сейчас работаем не столько на усиление своего присутствия у крупных корпоративных клиентов, сколько на поиски новых возможностей и заказов».

«Сегодня мы плотно работаем с донскими экспортёрами, выстраиваем каналы продвижения их продукции в интернете, спрос на эти услуги растёт, — говорит гендиректор группы компаний “Вебпрактик” Александр Букуров. — Занимаемся поддержкой официального сайта Российского экспортного центра, работаем с институтами развития и рядом крупных организаций. Это работа в сфере цифровизации, развития веб-систем. И мы давно так не работали, как в объявленные в России нерабочие дни. Многие перешли из офлайна в онлайн, была большая нагрузка на системы, надо было справляться. К тому же сейчас наметился тренд на дальнейший уход в онлайн даже тех, кто ранее там не присутствовал. А это — серьёзный объём работы на ближайшую перспективу. И у нас есть собственные глобальные продукты. В частности, наша электронная площадка по конвертации файлов сейчас динамично растёт. По итогам апреля на ней уже полтора миллиона пользователей из 210 стран. Рост — порядка 30 процентов».

По мнению г-на Букурова, ИТ-бизнесу нужна поддержка государства, но не столько в виде денег, сколько в установлении более комфортных взаимоотношений компаний с государственными структурами, в создании понятных длительных правил игры, обеспечении прозрачной и понятной возможности работать с вузами. «Мы готовы создавать сегодня высокооплачиваемые места и переводить на более высокий технологический уровень российскую экономику», — резюмирует Александр Букуров.

Максим Болотов предлагает максимально упростить для ИТ-компаний и других представителей несырьевого неэнергетического экспорта требования законодательства в плане валютного контроля, чтобы любой входящий платёж с валютной карты не вызывал со стороны контролирующих органов массу вопросов и не вынуждал компании отвлекаться на подготовку документов по поступающих от контролёров запросам. Смягчение контроля повысит привлекательность российского ИТ-бизнеса и сделает его более конкурентоспособным на внешних рынках, считают и другие представители отрасли.

Активная позиция и господдержка

По словам руководителя ростовского представительства РЭЦ Александра Санеева, сейчас самая распространённая форма поддержки донских экспортёров — предоставление транспортной субсидии. «Мы ожидаем подписания нового постановления правительства РФ по транспортной субсидии, на основании которого компании смогут получать её не по принципу квалифицированного отбора, как сейчас, а по живой очереди экспортёров, претендующих на компенсацию транспортных расходов при поставке товаров, — объясняет г-н Санеев. — Кроме того, есть субсидии по линии Минсельхоза России, субсидия затрат, связанных с вопросами патентования и защиты интеллектуальной собственности за рубежом. Мы ждём принятия новой формы субсидиарной поддержки для предприятий АПК в части адаптации российской сельхозпродукции к требованиям зарубежных рынков. Это — существенная статья расходов для наших экспортёров».

По словам Елены Федотовой, «сейчас работа участников рынка и институтов поддержки направлена на полное обеспечение цифровизации экспортного пространства — так, региональный Центр поддержки экспорта уже изменил формат проведения деловых встреч, бизнес-миссий для участников ВЭД в пользу онлайн-мероприятий».

Аким Талибов из ГК «Астра Альянс» подтверждает, что институты поддержки экспортёров, в частности РЭЦ, оказывают хорошую поддержку: сейчас в информационном и деловом плане, ранее — в организации и сопровождении выставок. «Однако для того, чтобы экспортный потенциал компаний существенно повысился, государству надо ответить на ряд вопросов, — уверен г-н Талибов. — Первый — достаточно ли у российских предприятий мощностей для резкого увеличения объёмов выпуска продукции. Второй вопрос — какие трудности у иностранных конкурентов на их рынках, в каких просевших за рубежом сферах и направлениях могут развиваться отечественные производители и экспортёры. Третий вопрос — сохранился ли спрос на тех рынках, где российские экспортёры до пандемии успешно конкурировали со своими соперниками. И четвёртый вопрос — функционирует ли в достаточной мере логистическая инфраструктура, необходимая для поставок продукции на внешние рынки. Если ориентированные на экспорт компании получат чёткие ответы на эти вопросы, то, на наш взгляд, экспорт юга России может обрести хорошую динамику даже в это сложное время».

 

За помощь в организации мероприятия «Эксперт ЮГ» благодарит партнёров: Альфа-Банк, компанию «Манго Телеком», экспортную компанию «Агро Зерно Юг» (входит в ГК «Астра Альянс»). 

Экспорт регионов ЮФО* за январь — март 2020 года** (млн долларов США)

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№6 (443) 1 июня 2020
НАДЕЖДА НА ЭКСПОРТ
Содержание:
Тема недели
Реклама