Конец коронавирусной оттепели?

P.S.
Москва, 01.08.2020
«Эксперт Юг» №8 (445)

Каждое утро вот уже пятый месяц громкоговоритель на соседнем здании пожарного участка оживает и очень громким и очень строгим металлическим женским голосом, который, впрочем, слышен не более, чем на квартал, сообщает о введённом в регионе режиме противодействия распространению коронавирусной инфекции и неумолимой ответственности граждан за его несоблюдение. Вот этот громкоговоритель (!) на пожарном (!) участке в двадцать первом веке, а не речи на главных телеканалах о тестировании новых вакцин, открытии новых больниц и общей победе над коронавирусом, стал для меня символом эпохи. Этот символ показывает и то, как работает в кризисной ситуации система здравоохранения, и то, как работает система власти.

Рост среднесуточного количества заболевших в Ростовской области хорошо демонстрирует график на сайте стопкоронавирус.рф — до середины июля ежедневно выявлялось до 100 человек, средний показатель следующего этапа — около 130 человек ежедневно. Уж неизвестно, что там делают в Краснодарском крае, где больше население и куда, по идее, летом едут миллионы человек, но там не только общий показатель ежедневного прироста ниже — он ещё и заметно снизился к концу первой декады августа, июльский всплеск там оказался погашен. В Волгоградской области «плато» наблюдается все полтора месяца — здесь всплеска не было вовсе. График по Ставропольскому краю напоминает кардиограмму, но и по нему не скажешь, что в июле здесь происходило нечто неординарное. То есть Ростовской области есть чем гордиться.

По поводу системы здравоохранения наблюдения основаны на опыте больных. Эта картинка сильно не совпадает с повесткой главных телеканалов. Тесты по-прежнему тотально врут, тестов в государственных поликлиниках не хватает. Как их может не хватать спустя четыре месяца, за которые успели построить больницы, понять трудно. В результате люди, заражённые ковидом, у которых он не выявлен вовремя, с целью помочь себе самостоятельно идут на обследование — и в коридорах контактируют со всеми другими разновидностями больных. Подтверждение своей болезни и получение лечения — это задача больного, а поскольку лечения на сегодняшний день не придумали, то и мотивация напрягаться и преодолевать препятствия, создаваемые системой здравоохранения, у больных «короной» не столь велика — если болезнь не проходит в острой фазе. Система мониторинга заболевших, по нашим наблюдениям, не заинтересована выявлять новых заболевших даже в очевидных случаях. Принцип такой: станет очень плохо — позвоните. Это, конечно, никакая не система борьбы с распространением вируса. Видимо, система в целом сделала вывод о том, что смертность от ковида находится в принципе на приемлемом уровне. Следовательно, по этой логике, ситуацию можно пустить на самотёк. И по этой логике второй волны запретов быть не должно.

Но запреты — это уже политика, в её отнюдь не аристотелевском значении. Например, объяснить, почему донской губернатор Василий Голубев не давал до 10 августа работать кафе и ресторанам в ситуации, когда не работает вся система, довольно просто — он видел, что регион плоховато выглядит на общем фоне по количеству заболевших. Рестораторы должны были фактически оплатить политическую борьбу за статистику. Запреты, убивающие малый бизнес, для политика — гораздо более простой путь, чем реальная отладка системы мониторинга и контроля за распространением заболевания. Этот тот же громкоговоритель, работа которого никак не позволяет решить реальные проблемы, но позволяет имитировать эффект системной работы ценой отравления жизни отдельному кварталу. И сейчас есть все предпосылки для того, чтобы таких несправедливых запретов становилось больше — заканчиваются политические каникулы, которые длились с 1 июля (голосование по Конституции) до 13 сентября (единый день голосования). Нам уже рассказали, что крупный государственный работодатель заказал партию пропусков для своих сотрудников в ожидании новой волны карантина.

От руководителя управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей по Ростовской области Евгения Ковалёва мы получили ответ, что всплеск в июле количества заболевших коронавирусной инфекцией связан со смягчением противоэпидемических мер, а также с нарушением гражданами режимов использования средств защиты. Ответ по-партийному чёткий, развязывающий руки для новых санкций. Но вопрос: неужели в Ростовской области проживают особо злостные граждане?

Ключевой показатель в истории с коронавирусом, судя по всему, не количество заболевших и даже не количество умерших, а показатель загрузки коечного фонда. С цифрами тут не всё понятно. Так, коечный фонд в Ростовской области на 10 августа был загружен на 45,8%, это 997 человек. Исходя из этих данных, общий объём фонда на Дону составляет менее 2200 мест. На конец июня приводились другие данные — коечный фонд был загружен на 31%, при этом свободных коек насчитывалось 1840. У цифр, которыми оперируют местные СМИ, один источник — правительство Ростовской области. Нетрудно посчитать, исходя из представленных цифр, что в июне, оказывается, общий коечный фонд был примерно на 450 мест больше. Как такое возможно? Одна из версий состоит в том, что совсем не весь заявленный поначалу коечный фонд реально готов принимать больных. Об этом же свидетельствуют рассказы пациентов, которых явно торопились выписывать с целью принять новых, хотя при нынешней загрузке, по идее, такой проблемы не должно быть. Не исключено, что уровень загрузки ещё и отражает уровень качества коечного фонда — он снижается по мере роста цифры. Если версия верна, то система здравоохранения сейчас целиком сконцентрирована на том, чтобы не допустить туда лишних людей. Ну так вот такими проблемами и стоило бы заняться политикам.

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№8 (445) 1 августа 2020
Как победить набережную?
Содержание:
Реклама