Некоммерческие лидеры: первый рэнкинг «живых» НКО юга России

Владимир Козлов
генеральный директор аналитического центра «Эксперт Юг»
1 января 2021, 00:00
  Юг № 1

В 2019 году 100 крупнейших НКО юга России привлекли 40 млрд рублей, больше половины ушло в Краснодарский край. «Эксперт ЮГ» представляет первый рэнкинг некоммерческих организаций региона, подготовленный совместно с АНО «Атлас НКО»

КОЛЛАЖ ОЛЬГИ МАКАРЫЧЕВОЙ

Идея этого рэнкинга состоит прежде всего в создании новой публичной традиции наблюдений за успешными «живыми» НКО, зарегистрированными на юге России. Когда мы только начинали делать первые региональные рэнкинги крупнейших компаний региона, нам многие говорили, что впервые получили первое представление о том, кем, какими компаниями в сфере бизнеса представлен Юг. С годами открытость возрастала — мы каждый год следим за успехами и неуспехами старожилов таких рэнкингов, наблюдаем за появлением новичков. Бизнес в целом уже привык, что все ключевые события совершаются в публичной сфере, что успех или разорение крупного бизнеса — не частное дело их собственников. В некоммерческом секторе, в развитии которого публичность играет гораздо большую роль, такой традиции публичности пока не сформировано. Несмотря на большое количество информации о социальных проектах, реализуемых в регионах, мы, как правило, не можем навскидку назвать ни десятку крупнейших НКО Юга, ни уровень их выручки, ни сферы, которые они представляют. И тем более никто не знает, насколько успешен был для крупнейших НКО прошедший год. Рэнкинг «живых» НКО юга России должен восполнить эти пробелы, сделав некоммерческую сферу предметом нашего постоянного наблюдения, да и, в существенной степени, контроля.

Как мы искали «живые» НКО

Главная проблема некоммерческой сферы — выделение её живого и здорового ядра. Это задача непростая. Особенность «третьего сектора» экономики — большое количество организаций-«зомби», оно может оцениваться в 50% субъектов этой сферы. Причины этой проблемы мы отдельно разобрали с руководителем АНО «Атлас НКО» Анной Белан (см. интервью на с. 17) — коротко говоря, негибкость НКО, дефицит финансирования и сложность процедур делают так, что организацию, когда у неё что-то идёт не так, проще бросить, чем закрыть по правилам. Далее, есть и ещё один фильтр — дело в том, что существенная часть некоммерческих организаций — это форма существования бизнеса. Например, все адвокатские бюро, нотариальные конторы и политические партии — НКО. Но современное представление о некоммерческой деятельности предполагает, что это деятельность, направленная на решение социально значимых проблем. Формально такие НКО называют социально ориентированными (СО НКО). В общем объёме НКО на долю СО НКО, по оценкам, приходится большая часть. Именно с этой частью организаций Юга мы и работали.

Методология рэнкинга и тайна реестров СО НКО

В целом исследование строится на данных из следующих источников: Министерство юстиции РФ, федеральные реестры СО НКО, Росстат. Отчётность по НКО из всех источников агрегирована платформой https://atlas-nko.ru/. Эта платформа — победитель международного конкурса АСИ World AI & Data Challenge. О реестрах скажем подробнее. Их два. Первый реестр СО НКО был сформирован Минэкономразвития с перечнем поручений президента РФ по итогам встречи с участниками акции «Мы вместе» 30 апреля 2020 года. Второй реестр СО НКО — реестр НКО для оказания мер поддержки в период распространения коронавируса, тоже сформированный Минэкономразвития.

Из полученных данных отбирались организации, которые имеют статус в Минюсте «Зарегистрирована», при этом они включены в первый или второй ре­естры СО НКО.

Использование реестров позволяет рассматривать организации, ведущие активную деятельность, которая при этом была проанализирована внешними экспертами (РОИВ, ФПГ, ФНС, РОН, Минюстом России, региональными комиссиями конкурсов регсубсидий). Факт включения организации в один из реестров означает, что организация была проверена по различным параметрам сторонним экспертом.

Почему нельзя смотреть на выручку

В учёте НКО есть особенности, которые при составлении рэнкинга пришлось учесть. В частности, показатель выручки, традиционный для коммерческой деятельности, здесь будет включать только объём денежных средств, полученных от реализации товаров, услуг или работ. Пожертвования и взносы — это неналогооблагаемая база, в строку «выручка» она не включается. То есть по показателю выручки мы фактически увидим, насколько СО НКО преуспели в социальном предпринимательстве. Если ранжировать СО НКО по показателю выручки, перед нами фактически предстанет рынок частного образования Юга — его будут представлять 83 организации из 100. Остальные — это медицинские, спортивные услуги, региональные ТПП или отделения федеральных общественных организаций. Показательно, что в такую сотню попадает лишь один благотворительный фонд, да и то лишь тот, который не столько привлекал пожертвования, сколько получал доход от предпринимательской деятельности.

Между тем, всего в ЮФО и СКФО 2166 действующих НКО, в названии которых используется словосочетание «благотворительный фонд». Чтобы рэнкинг охватывал эти организации, мы в его основу положили показатель, которого нет в бухотчётности, и назвали его «общий объём поступивших средств». Здесь всё — пожертвования, гранты, доходы от предпринимательской деятельности, членские взносы. Кажется, что этот показатель гораздо в большей степени характеризует успешность НКО. Внеся эту поправку, мы увидели благотворительных 14 фондов в списке топ-100. И если совокупный объём выручки 100 крупнейших НКО, ранжированных по этому показателю, составлял 19 млрд рублей, то совокупный общий объём привлечённых средств составляет 46,6 млрд рублей — совершенно иная картина, гораздо более полная.

Замечательная десятка южных НКО

Первая десятка получилась довольно разнообразной — в ней три организации предоставляют образовательные услуги, две работают или объединяют инвалидов, две спортивные организации. В ней представлены и все основные форматы НКО — фонды, общественные организации, ассоциации, образовательные учреждения, АНО.

Рэнкинг ожидаемо возглавляет образовательный фонд «Талант и успех», который руководит образовательным кластером «Сириус» в Сочи. В 2019 году фонд привлёк 12,8 млрд рублей средств, около 1,5 млрд составили доходы от предпринимательской деятельности. Напомним, что попечительский совет фонда возглавляет Владимир Путин. В 2020 году «Сириус» получил статус федеральной территории, в 2019 году фонду правительством РФ были переданы построенные к Олимпиаде объекты «Шайба», «Льдинка», «Снежинка», здание бывшего олимпийского медиацентра и около 10 гектаров земли в Олимпийском парке. Думается, региональным игрокам в ближайшее время будет сложно составить конкуренцию фонду «Талант и успех».

На второй позиции общественная организация «Мир без границ» из Новороссийска. Лидер организации (именно так он назван на сайте) Владимир Синяговский, возглавлявший Новороссийск с 2003 по 2016 годы, сейчас депутат Госдумы от Краснодарского края. В 2012 году в Новороссийске была принята городская программа по развитию физической культуры, спорта и творчества среди инвалидов. В 2014 году появляется «Мир без границ» как её исполнитель, но пока в виде специализированного муниципального центра. По мере расширения деятельности центр превратился в общественную организацию, которая в 2019 году привлекла 4,9 млрд рублей в виде пожертвований. По отчётности видно, что НКО не оказывает платных услуг.

На третьем месте чеченская ассоциация «Национальный совет молодёжных и детских объединений» с объёмом целевых поступлений на программную деятельность в 2,7 млрд рублей. На пятой позиции — волгоградский Региональный фонд капитального ремонта многоквартирных домов, собравший 2,4 млрд.

Здесь же в десятке мы находим детскую школу футбольного клуба «Краснодар», которая получила в 2019 году около 870 млн рублей целевых поступлений. Примечательно, что АНО «Республиканский футбольный клуб “Ахмат” в рэнкинге ниже на две строки — клуб собрал 718 млн. Замыкает десятку благотворительный фонд «Попечительский» из Новокубанска. Он оказался крупнейшим в регионе за 2019 год — собрал 671 млн рублей. Однако сайт фонда нам найти не удалось.

Привлекли гораздо больше, чем заработали

Первый же общий взгляд на рэнкинг (см. таблицу 2) позволяет увидеть его особенности. В нём всего шесть организаций, общий объём привлеченных средств которых измеряется в миллиардах, ещё у 38 организаций он превышает границу в 120 млн рублей в год. Всё, что ниже, принято называть микробизнесом. Нижняя граница рэнкинга по уровню объёма привлечённых средств — 53,2 млн. Но значимость этих показателей выручки сильно увеличивается при понимании того, что речь идёт о деньгах, привлечённых на решение социально значимых проблем.

Рэнкинг 100 крупнейших некоммерческих организаций юга России по объёму привлечённых средств в 2019 году Таблица 2. Источники: «Эксперт ЮГ», «Атлас НКО»
Рэнкинг 100 крупнейших некоммерческих организаций юга России по объёму привлечённых средств в 2019 году
Источники: «Эксперт ЮГ», «Атлас НКО»

Рэнкинг 100 крупнейших некоммерческих организаций юга России по объёму привлечённых средств в 2019 году Таблица 2. Источники: «Эксперт ЮГ», «Атлас НКО»
Рэнкинг 100 крупнейших некоммерческих организаций юга России по объёму привлечённых средств в 2019 году
Источники: «Эксперт ЮГ», «Атлас НКО»

Рэнкинг 100 крупнейших некоммерческих организаций юга России по объёму привлечённых средств в 2019 году Таблица 2. Источники: «Эксперт ЮГ», «Атлас НКО»
Рэнкинг 100 крупнейших некоммерческих организаций юга России по объёму привлечённых средств в 2019 году
Источники: «Эксперт ЮГ», «Атлас НКО»

Общий объём средств, которые в 2019 году привлекли 100 крупнейших НКО юга России, составляет около 40 млрд рублей. Однако это на 8% меньше, чем те же организации привлекли годом ранее. Примечательно, что лишь 1,9 млрд из этой суммы — менее 5% — НКО заработали предпринимательской деятельностью. Остальное — это пожертвования и целевые взносы. При этом 1,7 из 1,9 млрд заработанных приходится на лидера рэнкинга — фонд «Талант и успех». Если судить по отчётности, НКО юга России ещё не начинали осваивать социальное предпринимательство, однако наверняка картина не совсем корректна. Во многих образовательных учреждениях, которые продают свои услуги, в столбике «Доходы от предпринимательской деятельности» мы видим нули. Видимо, учащиеся здесь проходят как жертвователи.

Ещё одна особенность рэнкинга — 15 участников из 100 в предыдущем году имели ноль поступлений, хотя это, как правило, не вчера созданные организации. В бизнес-рэнкингах такое сложно себе представить, а в некоммерческой сфере, как видим, вполне возможны периоды спячки.

Главные отрасли — образование и благотворительность

Особенность рэнкинга НКО также в том, что мы не можем предложить привычного рубрикатора отраслей. Такие рубрикаторы существуют — например, разработанный Фондом президентских грантов. Но понятно, что НКО, как правило, не льют сталь и не собирают урожай — это преимущественно сфера услуг. Рэнкинг показывает, что речь часто идёт об услугах образовательного типа. В сегменте таких организаций мы находим все типы частных образовательных учреждений — дошкольный, школьный, профессиональный уровни, высшее и дополнительное образование. По названиям видно, что зачастую речь идёт об образовательных учреждениях при крупных предприятиях — например, «Газпром колледж Волгоград», Энергетический институт повышения квалификации ПАО энергетики и электрификации Кубани, детский сад ОАО РЖД в Тихорецке, Учебный центр E.Mi.

Существенный пласт компаний — благотворительные фонды, всего их в рэнкинге 15. Причём возглавляют рэнкинг фондов корпоративные образования. Благотворительный фонд им. святой великомученицы Анастасии Узорешительницы, учреждённый корпорацией «Глория Джинс», на 20 позиции в рэнкинге — он привлёк в 2019 году 415 млн рублей. На 23 позиции астраханский Благотворительный фонд социальной поддержки и защиты населения «Созидание», учреждённый корпорацией «ЛУКойл» — в 2019 году фонд привлёк 218 млн рублей, вдвое больше, чем годом ранее. Фонд «ЛУКойла» в Калмыкии чуть меньше, называется он «Продвижение».

На 25 позиции Благотворительный фонд поддержки создания народного военно-исторического музейного комплекса «Самбекские высоты». Сам комплекс был открыт в 2020 году к 75-летию Победы. Несмотря на то, что в учредителях значатся физлица, известно, что фактически это был проект донского губернатора. В 2019 году фонд привлёк 201 млн рублей, годом ранее — 218 млн.

Благотворительный фонд И.И. Саввиди в 2019 году привлёк 169 млн рублей, на 40% больше, чем годом ранее. Фонд «Солидарность, Добро, Милосердие» занимается сбором помощи для «жителей блокадного Донбасса» — в 2019 году он собрал 140 млн рублей, которые, правда, в отчётности проходили как доходы от предпринимательской деятельности, а не как пожертвования. При этом годом ранее все показатели фонда были нулевыми.

В рэнкинге мы находим также казачьи общества (семь штук), региональные ТПП, региональные отделения ряда общероссийских общественных организаций — ДОСААФ, Общества слепых, тематические ассоциации («Живая природа степи», «Врачебная палата Республики Калмыкия»), спортивные клубы.

Выпавшее здравоохранение

В список попали и несколько организаций, которые оказывают услуги в сфере здравоохранения. Хотя в целом пласт НКО, которые занимаются здоровьем, как ни удивительно, остался за пределами реестров СО НКО.

У нас есть возможность посмотреть, как выглядит список крупнейших НКО, которые не включены в реестры СО НКО. Различаются они кардинально. Если в публикуемом рэнкинге мы видим в качестве ведущей индустрию частного и корпоративного образования, то во втором — индустрию частной медицины: санатории, профилактории, больницы, реабилитационные центры. Эти организации оказались преимущественно вне реестров СО НКО потому, что они находятся в ведении Минздрава, то есть на них распространяются другие программы поддержки, финансирования. Конечно, всё это вносит немалую путаницу в формирование целостного представления о том, как выглядит некоммерческий сектор на юге России, тем более что сегодня из любого правила можно найти исключения — некоторые организации из сферы здравоохранения имеют статус СО НКО.

Примечательно и то, что отдельные региональные торгово-промышленные палаты находим в списке СО НКО, другие — среди организаций, которые не имеют этого статуса. Так, например, вторую строчку среди НКО региона в случае, если бы рэнкинг был бы единым, у нас бы занимала Пятигорская ТПП с выручкой в 8,1 млрд рублей в 2019 году.

Колоссальные отрывы Кубани и Чечни

Региональная таблица по итогам рэнкинга показывает большой отрыв Краснодарского края в деньгах (см. таблица 1). Причём его обеспечивает не только лидер рэнкинга. Даже если бы на Кубани не было фонда «Талант и успех», регион оставался бы абсолютным лидерам по объёму привлекаемых средств. Его отрыв от Ростовской области — восьмикратный! При этом Чеченская Республика и Волгоградская область находятся примерно на том же уровне, что и Ростовская область. Для Дона, который конкурирует в других экономических сферах за лидерство в ЮФО только с Кубанью, нынешние позиции выглядят как отставание. Успокаивает только положительная динамика. Но по цифрам видно, что в прошлом году Ростовская область проигрывала и Чечне, и Волгоградской области по общей сумме привлекаемых в некоммерческий сектор средств.

Региональное распределение объёма ресурсов, привлечённых 100 крупнейших НКО юга России в 2019 году Таблица 1. Источники: «Эксперт ЮГ», «Атлас НКО»
Региональное распределение объёма ресурсов, привлечённых 100 крупнейших НКО юга России в 2019 году
Источники: «Эксперт ЮГ», «Атлас НКО»

Если мы взглянем на количество НКО в регионах, то увидим, что разрыв между Краснодарским краем и Ростовской областью не столь огромен — 34 против 25. Третья позиция уверенно остаётся за Волгоградской областью — 15 НКО.

Примечательно, конечно, и то, что Чеченская Республика собирает пожертвований больше, чем все остальные регионы СКФО вместе взятые. И то, что Крым и Севастополь обходят по показателям привлекаемых средств все регионы Северного Кавказа, кроме одного. Иными словами, конфигурация региональной конкуренции в некоммерческой сфере совершенно иная, чем в бизнесе.

В подготовке материала участвовал Денис Рындин