Миллион евро на краудлендинг: стартап ростовских финансистов

Андрей Бакеев
1 февраля 2021, 00:00
  Юг № 2

Сложный 2020 год не помешал ростовскому финтех-проект Money Friends превратиться в одну из крупнейших в России платформ, где заёмщики и инвесторы встречаются напрямую «лицом к лицу». В него инвестировал опытный ростовский финансист Юрий Колесников

ФОТО ИЗ АРХИВА СПИКЕРА
Управляющий партнёр ростовской компании «Мани Френдс» Юрий Колесников верит в хорошие перспективы краудлендинга в России

Краудлендинговая платформа Money Friends («Мани Френдс») — инновационный финансовый сервис, который был создан и запущен в Ростове-на-Дону по инициативе трёх местных предпринимателей — Юрия Колесникова, Тимура Ксёнза и Романа Трубачёва. Увидев острую потребность малого бизнеса в оборотных средствах и инвестициях, предприниматели захотели «приземлить западный опыт на российскую почву». В создание новой компании компаньоны вложили около 1 млн евро. Денег хватило, чтобы собрать команду программистов, разработать цифровой сервис с нуля, оттестировать и запустить его на пространствах российского интернета 1 января 2020 года.

В новом предприятии двое из трёх учредителей заняли руководящие посты. Тимур Ксёнз стал гендиректором, Юрий Колесников — управляющим партнёром, отвечающим за стратегию развития фирмы. Колесников — известный на Дону бизнесмен. Почти 30 лет работает в финансовой сфере. Был гендиректором и председателем совета директоров страховой компании «Адмирал» (Ростов-на-Дону), гендиректором-председателем правления ОСАО «Россия» (Москва), а сегодня возглавляет наблюдательный совет ростовской компании «МСБ-лизинг». При этом основное место работы Юрия Колесникова — Южный федеральный университет, в котором предприниматель трудится с 1992 года: имеет учёную степень доктора юридических наук и заведует кафедрой финансового права юридического факультета ЮФУ.

За год работы краудлендинговой платформы ежемесячные суммы займов здесь выросли на порядок: с 3,7 млн рублей в январе 2020-го до 37 млн рублей по итогам декабря. Всего за год общий объём средств, которые предприниматели собрали на платформе Money Friends, превысил 200 млн рублей. Ростовская компания занимает сейчас около 6% российского рынка краудлендинга, на котором присутствуют 18 игроков, как самостоятельных, так и созданных на базе банков. Сегодня на ростовской платформе зарегистрировано 5 тысяч потенциальных инвесторов и 4 тысячи потенциальных заёмщиков.

Как рассказал в интервью «Эксперту ЮГ» Юрий Колесников, в 2021 году они планируют увеличить годовой объём займов для бизнеса в пять раз, до 1 млрд рублей, за счёт повышения качества сервиса для активных частных инвесторов, привлечения инвесторов институциональных и расширения спектра услуг.

Деньги для друзей

— Почему вы и ваша команда, имея опыт создания страховой («Адмирал», около 30 лет назад) и лизинговой («МСБ-лизинг», около 18 лет назад) компаний, компетенции в управлении деловой недвижимостью, решили запустить собственный финтехпроект?

— Честно скажу: инициатива не моя. Ещё года четыре назад гендиректор нашей компании «МСБ-лизинг» Роман Трубачёв обратил внимание на то, что в мире существует очень ёмкий рынок краудлендинга (crowdlending, от англ crowd («толпа») и lending («кредитование» или «ссуда»). — «Эксперт ЮГ»). На зарубежных рынках обороты исчисляются миллиардами долларов в год, а в России на тот момент это направление ещё не было развито. Роман загорелся идеей запустить краудлендинговую платформу в России. Своими мыслями он поделился со мною и моим партнёром по бизнесу Тимуром Ксёнзом. В итоге мы решили реализовать эту идею.

Мы посчитали затраты на разработку, запуск, продвижение и «раскрутку» такого сервиса. Вышло порядка миллиона евро (в ценах 2018 года. — «Эксперт ЮГ»). Большая часть средств была выделена мною, остальное добавили партнёры. В итоге мы зарегистрировали ООО «Мани Френдс». Название фирмы произошло от английского словосочетания Money Friends, которое мы вольно перевели как «деньги для друзей».

Затем стали искать разработчиков. Сначала обратились к участникам ростовского и таганрогского ИТ-кластеров. Сотрудничество с ними предполагало разработку, передачу готового решения и сопровождение платформы на аутсорсинге. Изучив опыт ведущих европейских и азиатских коллег, которые постоянно совершенствуют свои сервисы, мы поняли, что аутсорсинг нам не подходит, что нужна своя команда. Потому что электронная площадка, которая работает в режиме 24/7, где большое количество частных инвесторов контактирует с потенциальными заёмщиками, общается через нашу внутреннюю соцсеть, где совершаются сделки и подписываются документы — это не тот ИТ-продукт, который сделали, отдали и забыли. С ним надо постоянно работать, что под силу только штатной команде программистов и разработчиков. И мы такую команду сформировали. Сегодня в ней четыре человека. Все — специалисты высокого класса, которые вместе с нами придумали и реализовали собственный алгоритм работы краудлендинговой площадки с учётом российской специфики. Ведь у нас огромная по территории страна. Инвесторы и заёмщики, которые приходят на Money Friends, проживают и работают в мегаполисах от Калининграда до Владивостока.

— А вы не боялись, что регулятор — Центральный банк — запретит эту деятельность в России, ведь в некоторых странах, например, в Японии, краудлендинг запрещён или сильно ограничен?

— Исходя из общей логики развития финансового рынка России, мы не увидели сценария запрета здесь краудлендинга. Хотя надо признать, что каждый год все мировые регуляторы ужесточают требования к субъектам финансового рынка и финансовым операциям. В Великобритании, например, регулятор ещё более строгий и жёсткий, чем в России, и при этом там работает одна из крупнейших в мире инвестиционных платформ. В нашей стране целеполагание и ориентир на цифровизацию финансовых услуг (сегодня наличие электронной цифровой подписи у предпринимателя или ООО — типичное явление), обеспечение доступности денежных средств для всех категорий бизнеса, открытость и прозрачность финансовых сервисов, повышение финансовой грамотности населения и защиты прав потребителей финансовых услуг, сама логика развития финансовой сферы придавали нам уверенность, что такое направление, как краудлендинг, регулятор поддержит. Дальнейшие события показали, что мы были правы. К разработке платформы приступили три года назад. Разрабатывали поэтапно, идеологически, технологически, содержательно, графически и так далее. И только через год в стране появился проект федерального закона «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ…». Документ был принят и 1 января 2020 года вступил в силу. В ноябре прошлого года ООО «Мани Френдс» было включено в единый государственный реестр операторов инвестиционных платформ Банка России.

Сама логика развития финансовой сферы придавала нам уверенность, что такое направление, как краудлендинг, регулятор поддержит

По состоянию на пятое февраля нынешнего года в едином госреестре Банка России состоят 26 операторов краудлендинговых платформ. Только 18 из них активно и масштабно работают с инвесторами и заёмщиками, остальные пока лишь планируют это делать или находятся на начальной стадии реализации проекта. В этом секторе сегодня присутствуют как компании, созданные на базе банков или МФО, так и самостоятельные структуры, не аффилированные с иными финансовыми организациями.

— 2020 год был объективно сложным. Особенно это коснулось оффлайнового бизнеса. Вы же существуете в интернете и соответствуете нарастающему тренду на развитие онлайн-сервисов. Если посмотреть помесячно, то с какой динамикой вы развивались в ковидный год?

 — Как, наверное, у многих начинающих бизнесов, запускаемых во время кризиса, у нас были взлёты и падения. Например, в феврале 2020 года на нашей платформе было привлечено зай­мов почти втрое больше, чем в январе: девять миллионов рублей против трёх миллионов семисот тысяч рублей. Но в марте и апреле объём профинансированных займов сокращался: шесть миллионов, затем — три. В апреле наметилась положительная динамика: в займы было привлечено четыре миллиона рублей. В июне и июле был взрывной рост до 11–17 миллионов рублей. В августе чуть просели из-за отпусков: общая сумма выданных займов составила 14 миллионов рублей. И уже с сентября 2020 года мы стабильно растём, в среднем на 20 процентов в месяц. Такие темпы сохраняются и сейчас.

На пути к миллиарду

— Насколько сильна конкуренция в этом секторе в России? Кого вы считаете своим главным конкурентом?

— Пока конкуренция слабая. Места на этом рынке хватает всем. Потенциальная неосвоенная ёмкость рынка огромная. Мы всех своих «конкурентов» считаем коллегами и поддерживаем разные формы сотрудничества в рамках общенациональной Ассоциации операторов инвестиционных платформ.

Крупнейшим игроком на рынке отечественного краудлендинга является компания «Поток», созданная Альфа-банком. Её доля, по нашим оценкам, — более 40 процентов. Для сравнения, «Мани Френдс» занимает сейчас около шести процентов рынка. При этом мы входим в пятёрку крупнейших российских игроков в этом сегменте. Доли остальных тринадцати компаний также намного меньше, чем доля «Потока». Но мы видим огромный потенциал для роста. Например, на 2021 год запланировали рост объёма выданных через платформу займов в пять раз: с более 200 миллионов рублей в 2020 году до одного миллиарда 70 миллионов рублей — в 2021-м. Тогда мы сможем говорить, что наша доля на отечественном рынке составляет 11,5 процента, а это примерно третье–четвёртое место в указанной выше пятёрке лидеров. Далее есть два варианта развития событий. Первый: мы находим smart-инвестора, он инвестирует в платформу 300–500 миллионов рублей, и мы стремительно увеличиваем долю процентов до 30 и более. Второй вариант: мы поступательно развиваемся в краудлендинге, внедряем новые услуги и постепенно, эволюционно занимаем свою нишу и увеличиваем свою долю на рынке. Однако и во втором сценарии привлечение smart-инвестора — это актуальная опция, которая может дать синергетический эффект от объединения наших компетенций, экспертизы, дополнительных возможностей профессионального инвестора и слаженной работы команды.

— А в чём вы видите развитие? У вас сейчас более пяти тысяч зарегистрированных инвесторов и более четырёх тысяч зарегистрированных заёмщиков. Данные с регистратора на вашей платформе. При этом вы за год привлекли в займы для МСП всего немногим более 200 миллионов рублей. 207, если быть абсолютно точным. Это значит, что у вас сейчас размещают свои предложения десятки заёмщиков, а деньги им выделяют скорее сотни частных инвесторов?

— Замечания справедливы, но вы не совсем правы. Действительно, свои оферты (инвестиционные предложения) на площадке размещают десятки заёмщиков. Это те, кого мы тщательно проверили по 52 критериям оценки финансовой устойчивости, деловой репутации, способности исполнять долговые обязательства и допустили к размещению предложений на платформе Money Friends. У нас в штате состоят профессиональные аналитики, андеррайтеры, финансисты и юристы. Мы сотрудничаем с сюрвейерскими компаниями, которые по нашему запросу выезжают к потенциальному заёмщику и удостоверяются на месте, что у него есть производство, товар, предприятие, офис, магазины — те активы, которые он заявляет. Наши сотрудники проводят полуторачасовую конференцию в ZOOM с потенциальными заёмщиками, которые отвечают на все, в том числе и неудобные, вопросы. И только в случае положительного исхода проверки заёмщика его инвестиционное предложение становится доступным для всех потенциальных инвесторов на платформе. На нашей платформе реализован такой функционал, как первая в России социальная финансовая сеть. Это чаты, по типу WhatsApp или Telegram. Инвесторы и заёмщики могут свободно общаться, что делает их сотрудничество информационно открытым и комфортным. Договариваются. При этом, замечу, инвестор решение принимает самостоятельно, взвесив все «за» и «против», используя предоставленный нами информационный профиль заёмщика. От даты регистрации на платформе и обращения заёмщика до выставления его инвестиционного предложения проходят недели (две–три), иногда месяцы. Вот почему из четырёх тысяч зарегистрированных до получения денег доходят несколько десятков. Но это вовсе не значит, что у остальных нет шансов. Мы указываем им на проблемы, которые они должны решить, например, сделать качественную отчётность, уменьшить долговую нагрузку, разобраться с долгами перед налоговой, с судебными тяжбами, после чего мы всегда рады вернуться к их обращению и оказать содействие в привлечении инвестиций.

Теперь что касается инвесторов. Мы проанализировали итоги года и увидели, что из пяти тысяч зарегистрированных реально инвестируют около 500. Это те инвесторы, чей портфель от 100 тысяч рублей и выше. Остальные либо вообще не работали на Money Friends, либо проинвестировали пять–десять тысяч, получили обратно деньги с процентами, которые сейчас в среднем составляют 23 процента годовых, вывели деньги и не стали работать. А мы потратили свои ресурсы для того, чтобы таких людей привлечь на нашу платформу. Поэтому, раз эти инвесторы не отвечают нам взаимностью, мы решили в 2021 году сконцентрировать усилия на работе с нашими крупными инвесторами, теми самыми 480–500 компаниями и физлицами, которые реально заинтересованы в инвестировании в займы качественных заёмщиков. Это влечёт за собою изменение маркетинговой политики: реклама и продвижение становятся более таргетированными. В этом году мы начали сотрудничество с рядом институциональных инвесторов, например, банками, фондами доверительного управления, которые заинтересованы в дополнительных источниках дохода и которых устраивает наша система оценки заёмщиков. Кстати, у нас актуальный уровень дефолта менее одного процента, что очень хорошо. В традиционном банкинге невозвратов в несколько раз больше. Поэтому мы рассчитываем, что помимо частных инвесторов у нас на платформе будет расти количество партнёров — крупных институциональных инвесторов, которые заинтересованы в том, чтобы вкладывать в перспективные бизнесы и проекты, кроме сфер, которые они считают рискованными, например, туризм, развитие спортивной инфраструктуры и фермерство.

Ещё одно перспективное направление для нас — финансовый консалтинг. К нам обращаются инвесторы, у которых есть желание размещать деньги на платформе, но нет времени самостоятельно оценивать заёмщиков. Они просят нас предоставлять им подробную аналитику о состоянии бизнеса потенциального заёмщика: активы, долги, судебная практика и так далее. Естественно, мы готовы в будущем оказывать такую дополнительную платную услугу.

Наконец, мы видим перспективы в развитии таких направлений, как краундлизинг, краудфакторинг и финансирование компаний, работающих по госзаказам и госконтрактам. В долгосрочной перспективе — развитие такого популярного на Западе направления, как краудинвестинг, когда деньги собираются в основном в форме вложения в капитал в больших объёмах, на длительные сроки и для финансирования долгосрочных проектов. Но это — в будущем. Мы к краудинвестингу будем присматриваться и детально анализировать возможности развития этого направления.

Альтернатива кредитам и вкладам

— Почему к вам приходят заёмщики, понятно. Особенно если речь касается микропредприятий, с которыми банки по разным причинам работают неохотно, а получение господдержки — слишком длительная и сложная, с бюрократической точки зрения, процедура. Но почему вы интересны инвесторам?

 — Потому что инвестиции на краудлендинговой платформе (не обязательно нашей) — это возможность получения хорошего дохода за короткий срок. Например, средняя ставка на Money Friends сейчас составляет 23–26 процентов годовых. Минимальная — 17 процентов, максимальная — 29. Средний срок заимствования — полгода. Кто-то из заёмщиков берёт деньги на три месяца, кто-то — на девять. С учётом дисконта на возможные потери (дефолты, просрочки и так далее) и налога с процентного дохода (например, НДФЛ) эффективная доходность для инвестора в реальности всё равно получается 18–20 процентов годовых. И это больше трёх процентов годовых по банковским депозитам на коротких вкладах. При этом мы помогаем инвесторам в решении проблем в случае их возникновения. Например, в судебных разбирательствах. Но поскольку у нас очень жёсткий андеррайтинг (оценка заёмщика), до судов дело доходит редко. К тому же инвестор всегда может воспользоваться такой опцией, как автоматическая цессия: продажа долга заёмщика платформе, которая будет осуществлять все процедуры взыскания долга с последующим его погашением перед инвестором.

— А на чём вы зарабатываете, если выплата по процентной ставке полностью уходит инвестору?

 — Компания «Мани Френдс» зарабатывает на оказании услуг заёмщикам по привлечению инвестиций на платформе Money Friends. Эта плата взимается в виде комиссии — три процента от суммы займа. Давайте на совсем свежем примере: компания разместила утром предложение о привлечении инвестиций в виде займа на полтора миллиона рублей. К полудню деньги были собраны инвесторами и перечислены на счёт заёмщика в банке сразу после того, как заёмщик перечислил нам комиссию — 45 тысяч рублей. Деньги заёмщик возвращает не единовременно, а равными аннуитетными платежами в течение всего срока действия договора, заключённого между заёмщиком и инвестором в электронном виде и заверенного электронными подписями сторон. Всё просто. При этом важный нюанс: деньги инвесторов находятся на номинальном счёте, бенефициарами которого являются сами инвесторы. С этого счёта они могут быть либо направлены заёмщику по распоряжению инвестора, либо отозваны им на свой банковский счёт. Мы как оператор инвестиционной платформы не имеем права распоряжаться этими деньгами. Банк, который обслуживает номинальный счёт, строго соблюдает эти правила. Это ещё одна форма защиты инвестиций.

Инвестор решение принимает самостоятельно, взвесив все «за» и «против», используя предоставленный нами информационный профиль заёмщика

Таким образом, в 2020 году наш заработок составил чуть более шести миллионов рублей. Для бизнеса это немного. Но мы молоды и точно знаем, куда расти.

Лишь бы не мешали

— Вы с нуля запустили передовой сервис в интернете. Какими мерами господдержки вы пользуетесь и считаете ли вы эти меры достаточными?

 — У нас в России парадоксальная ситуация. С одной стороны, мы создали с нуля проект, который повышает доступность финансирования для всех категорий малого и микробизнеса. Если у компании всё безупречно с документами, она максимально быстро проходит путь от обращения на платформу до размещения инвестиционного предложения и получения средств. Деньги собираются от нескольких часов до нескольких дней. То есть, наш сервис направлен на поддержку бизнеса, а, значит, государство могло бы создать условия для поддержки таких проектов, как наш. С другой стороны, среди программ гос­поддержки нет ни одной, подходящей для финтехпроектов. Считается, что финансисты всегда найдут возможность решить свои проблемы сами, и это отчасти правда. О том, что на старте проекта надо платить зарплату сотрудникам, аренду и налоги, и о том, сколько времени ещё пройдёт, прежде чем проект выйдет на окупаемость, никто особо не задумывается.

Поэтому мы даже не стали тратить ресурсы и искать возможности для получения средств на развитие в форме господдержки, а обходимся пока собственными силами. Для нас главная поддержка — не мешать.