Сделано на Юге 2021: что производит юг России сегодня

Владимир Козлов
генеральный директор аналитического центра «Эксперт Юг»
1 апреля 2021, 00:00   Юг

Индустрия Юга почти не выросла за три года — это плохая новость. А хорошая в том, что специализация региональных производителей проступает всё более чётко: юг России кормит страну

«ЭКСПЕРТ ЮГ»

Почти десять лет назад мы начали системно задаваться вопросом о том, что производит юг России, вдохновившись федеральным исследованием с красноречивым названием «Мы ничего не производим» («Эксперт» № 47 (829) за 2012 год) — в нём было показано, что наша страна производит в десять раз меньше товаров народного потребления на душу населения, чем любая из развитых стран. Ключевой объект наблюдения в данном случае — товары народного потребления, по этой причине мы изначально вычеркнули из своего исследования энергетику, нефтегаз, добычу ископаемых, растениеводов и овощеводов (см. методологию). Это заметное сужение поля, но оно позволяет сфокусироваться на наиболее ценных производителях.

Последний раз мы проводили комплексный замер южной индустрии по итогам 2016 года, на этот раз работаем с данными 2019 года. Отрезок в три года — достаточно крупный для того, чтобы видеть эволюцию сектора. О высокой динамике развития производителей говорить не приходится — общий прирост выручки 300 крупнейших производителей Юга составил за три года менее 10%. Это говорит, на наш взгляд, о том, что условия для развития промышленности на юге России недостаточно привлекательны, несмотря на декларируемую региональными властями политику привлечения инвесторов в регион. Во всяком случае, это можно говорить о промышленности, ориентированной на производство несырьевых товаров.

Основные события приходится пока искать в изменениях отраслевой структуры. Три самых ярких отраслевых события: увеличение доли АПК и пищёвки, укрепление этой отрасли в качестве неоспоримого лидера, сильное падение позиций машиностроения и металлообработки, а также сильный прирост в сфере чёрной металлургии. Итог: юг России всё в большей степени превращается в регион, который кормит страну, — этот профиль сегодня проявляется гораздо более ярко, чем три и пять лет назад.

Ротация лидеров рэнкинга

Главное, что нужно знать о десятке лидеров, — за три года ни одного новичка: мы видим ровно те же компании в другом порядке.

За три года сменился лидер — в 2016 году им был «Роствертол», выручка которого тогда доходила до 109 млрд рублей — это почти вдвое больше, чем в 2019 году, по итогам которого завод опустился на третью строчку. На первом месте Волжский трубный завод, который за три года прибавил 18 млрд рублей к оборотам.

На второй позиции компания «Астон», которая поднялась с десятого места рэнкинга, несмотря на то, что 2019 год для компании был не самым удачным — выручка сократилась на 18%, однако она всё равно более чем вдвое выше, чем в 2016 году.

На четвёртой позиции «Агрокомплекс им. Н.Ткачёва» — он там находился и в прошлый раз, но тогда выручка его была примерно на 9 млрд меньше. Замыкает пятёрку крупнейших «Ростсельмаш», который опустился сюда с третьей позиции с незначительным сокращением выручки.

На шестую позицию с десятой поднялся Абинский металлургический завод, выросший столь же убедительно, как и «Астон», — с 28 до 50 млрд рублей годовой выручки.

Питание оттеснило машины

Три года назад главным драйвером развития индустрии были машиностроительные заводы, имевшие оборонные заказы и господдержку. При этом динамика была невысокой — около 12,5%, и пищевая промышленность по динамике выглядела хуже средних результатов по рэнкинге. Однако на следующем этапе такую же динамику промышленность получила уже на отрезке в три года — и производители продуктов питания, несильно увеличив темпы, превратились уже в драйвер роста — причём долгосрочный. Пищевая промышленность увеличивает численность и выручку в течение всего времени нашего наблюдения за южной индустрией. В 2016 году рост оборонзаказа сместил её в восприятии на задний план, но рост продолжался и на заднем плане.

Отраслевая структура рэнкинга подтвердила, что сфера «АПК и пищёвка» является локомотивом индустрии Юга — она занимает более 38% совокупной выручки. Доля этого сектора в совокупной выручке участников рэнкинга за три года выросла на 3%. Динамика совокупной выручки у предприятий отрасли значительно выше, чем в среднем по рэнкингу, — почти 19%.

При этом мы должны подчеркнуть, что особенно жёстко подходили к выбраковке участников в этом сегменте, убирая из списка чистых производителей сельхозпродукции и животноводов. Впрочем, в рэнкинге, безусловно, присутствуют компании, в числе видов деятельности которых есть выращивание разных видов культур, но они присутствуют наряду с направлениями пищевой промышленности, от которых их отделить не представляется возможным.

Среди наиболее динамичных компаний отрасли есть новички — это, например, компания «Сыры Кубани», учреждённая «Агрокомплексом им. Н.Ткачева», или «Фабрика настоящего мороженого», выросшая на базе Кореновского молочно-консервного завода, или Кубанский комбинат хлебопродуктов, собственное производственное предприятие розничной сети «Магнит». Высокие темпы показывали производители вина и других алкогольных напитков — речь, например, о Дербентском коньячном заводе, о «Салют алко» и «Миранда» из Северной Осетии, об «Эльбрус Спиритс» из Кабардино-Балкарии. Названные предприятия только за 2019 год увеличили выручку в 2–4 раза. Более сдержанные, однако высокие темпы показывали Семикаракорский сыродельный завод (+72%), «Кубанский бекон» (+95%), «Экомяспром» из Ростовской области (+77%), производитель соков «Экспресс-Кубань», разместившийся в Адыгее (+84). Именно в этой отрасли мы находим наибольшее количество примеров динамичного развития среднего бизнеса, который ещё вчера был малым. Правда, в целом ряде случаев виной тому крупные компании, которые могут обеспечить стартапу значительную поддержку.

Пищевая промышленность увеличивает численность и выручку в течение всего времени нашего наблюдения за южной индустрией

Тяжёлая индустрия — второй эшелон

Отраслевая таблица показывает, что в 2016 году второе место в рэнкинге уверенно принадлежало машиностроению и металлообработке — на них приходилось более 22% в совокупной выручке (см. таблицу №1). На третьем месте располагалась химическая промышленность с долей в 15%, на четвёртом чёрная металлургия с долей менее 10%. На эти три отрасли в сумме приходится 47% выручки рэнкинга — остальные семь отраслей дают менее 15%.

В 2019 году на второе место с третьего поднялась химическая промышленность, увеличившая долю до 16%. Впрочем, ситуация в отрасли неровная — лидеры рэнкинга показывают либо невысокие темпы, либо даже небольшое падение. Наибольший вклад в динамику отрасли вносят новые растущие предприятия — волгоградский производитель автомоющих средств «Грасс», ростовский производитель упаковочной плёнки завод «Вотерфолл Про», карачаево-черкесский производитель поликарбоната «Юг-Ойл-Пласт» — у этих предприятий динамика роста за год 20–40%, причём последних двух предприятий не было в рэнкинге 2016 года.

На третью позицию переместилось машиностроение и металлообработка — отрасль за три года потеряла всего одного представителя в рэнкинге, но завершила 2019 год с падением выручки на 25%. Погоду в этой отрасли задают прежде всего лидеры, а у них дела обстоят не лучшим образом: 18 компаний из 39 попавших в рэнкинг в 2019 году снизили выручку, причём лидеры падения — «Роствертол» (-41%), ТАНТК им. Бериева (-32%), «Концерн КЭМЗ» (-34%), «Волгабас Волжский» (-20%). Были и ещё более крупные потери — выбыл из рэнкинга обанкротившийся автомобильный завод «Дервейс». Динамично растущие предприятия машиностроения мы находим только в самом низу рэнкинга. Например, это ТПП «Ударник» из Новочеркасска, которое образовалось в 2015 году и взялось производить части для локомотивов и подвижного состава, а в 2019 году выросло почти вдвое. А производитель медицинского оборудования из КБР «Севкаврентген-Д» — почти втрое.

Лидер роста среди отраслей второго эшелона — чёрная металлургия: отрасль прибавила 54% выручки, в результате её доля выросла почти до 14%. В этой сфере главное событие — удвоение выручки Абинского электрометаллургического завода за три года и поступательный рост Волжского трубного завода, которые перекрыли выбывание из рэнкинга Ростовского электрометаллургического завода — он в 2016 году имел всего 8 млрд рублей выручки.

Узкий пояс роста на периферии

Основная доля выручки (62%) приходится на два региона — Краснодарский край и Ростовскую область. Причём донской регион на 4% обходит Кубань по доле, хотя заметно проигрывает в количестве участников рэнкинга (см. таблицу №2). Однако темпы роста, которые показали два региона-лидера, ниже среднего — 8 и 7% за три года.

Растущий пояс индустриального Юга составляют четыре региона — Астраханская и Волгоградская области, Республика Крым и Адыгея. Темпы роста — от 22 до 84%. Лидирует Крым с 84%. Нетрудно увидеть, что основной вклад в рост региона принадлежит пищевой промышленности, в которой значима роль крымских виноделов. При этом Крым увеличил представленность компаний в рэнкинге — их стало на четыре больше.

Но наибольшая доля в рэнкинге из регионов, входящих в пояс роста, принадлежит Волгоградской области — почти 18%. Регион показывает прирост и в количестве компаний, и в общей динамике выручки. Здесь основной драйвер — чёрная металлургия.

У Астраханской области прирост составил 58%, однако единственный представитель в списке изменился. Вместо судостроительного завода «Лотос» в топ попал агрокомплекс «Астраханский». Но очевидно, что присутствие в рэнкинге с одним представителем — слабая позиция для амбициозного региона.

В пояс стагнации на юге России по состоянию на 2019 год входят семь регионов из 15. Особняком стоит Ставропольский край с динамикой в 5% за три года. Эти результаты связаны прежде всего с тем, что все регионы сократили количество компаний, которыми они представлены в рэнкинге. Это притом, что, не считая Старополья, ни у кого количество предприятий в списке даже на пике не превышало десяти. В новом рэнкинге, как и прежде, отсутствуют компании из Ингушетии. Не попал на этот раз в топ-лист участник от Калмыкии.

Часто приходится слышать о том, что рост экономики надо измерять именно в количестве экономических агентов. Казалось бы, все активные регионы занимаются привлечением инвесторов — количество заводов должно было по идее расти. Но не растёт. Исследование показывает, на наш взгляд, абсолютную недостаточность усилий по развитию промышленности на юге России.