Полигон

Николай Ульянов
заместитель главного редактора, редактор отдела промышленности журнала «Эксперт»
26 июня 2000, 00:00
  Урал

Основные сражения за реорганизацию РАО "ЕЭС России" еще впереди.

13 июня в Перми состоялось совещание руководителей территорий Уральского региона с топ-менеджерами РАО "ЕЭС России", на котором обсуждалась концепция реформы энергетической отрасли России. Делегацию РАО возглавил председатель правления компании Анатолий Чубайс.

После продолжительной дискуссии, которая проходила за закрытыми дверями, было принято решение поддержать план реструктуризации энергосистемы, предложенный менеджментом РАО ЕЭС.

По настоянию губернаторов в протокол совещания была внесена расплывчатая формулировка "доработать концепцию с учетом интересов субъектов федерации". Ее неконкретность позволяет губернаторам впоследствии вновь "осадить" реформаторов из РАО ЕЭС, однако другой пункт итогового документа рекомендует региональным исполнительным органам власти "способствовать выделению из энергетических акционерных обществ непрофильных видов деятельности и объектов социальной сферы с передачей их на баланс муниципальных органов" и выглядит как очередная победа Чубайса над региональными лидерами.

Сам Анатолий Чубайс достаточно высоко оценил итоги совещания, заявив, что "итоговое решение, которое получено, нас просто окрыляет".

Поддержка со стороны уральских региональных политических лидеров важна РАО ЕЭС тем, что именно в нашем регионе реализуется проект, являющийся начальным пунктом реформы российской энергосистемы, о необходимости которой с убежденностью большевиков говорит руководство энергетической монополии.

Между небом и землей

Позиция энергетиков понятна. Вся либерализация экономики проходила за пределами естественных монополий. В результате большая часть отраслей промышленности уже давно работает по принципам свободного рынка, а энергетики все еще находятся в социализме.

Энергосистема по сути своей не является ни государственной, ни рыночной структурой. С одной стороны цены (тарифы) на ее продукцию - электрическую энергию - утверждаются государством. Причем действует так называемый затратный способ формирования тарифов - сумеют энергетики доказать, что производство электроэнергии стоит столько-то, тарифы утвердят, не сумеют - не утвердят. То есть сбыт организован по принципам плановой экономики. С другой стороны - энергосистема, как всякое предприятие, вынуждена покупать оборудование и материалы на свободном рынке. При этом износ основных фондов энергосистем составляет от 50 до 70 процентов, и на их ремонт и замену необходимы серьезные средства.

По мнению генерального директора Свердловэнерго Валерия Родина, в конечном итоге энергосистема становится одним из факторов, который может ограничить подъем промышленности во всей России. Рост объемов в промышленности влечет за собой рост потребления электроэнергии, однако уже сегодня энергетики не в состоянии полностью обеспечить потребности промышленности - не хватает мощностей. В дальнейшем это может привести к серьезным проблемам энергосистемы. Первый звонок прозвенел осенью прошлого года, когда частота тока в российской энергосистеме опустилась до аварийной отметки. Так или иначе, а энергосистема нуждается в обновлении оборудования и новых станциях.

За счет собственных средств сегодня модернизировать мощности нет возможности, необходимы инвестиции. Их можно получить из двух источников. Первый: включение в тарифы большой инвестиционной составляющей и реинвестирование средств в основные фонды. Второй: продажа части активов РАО, организация свободного рынка электроэнергии и привлечение частных инвестиций. Однако ни первый, ни второй вариант пока не может быть применен на практике. Рост тарифов ограничивается государством, а инвесторы не готовы вкладывать деньги в госструктуру.

По мнению менеджеров энергосистемы во главе с Анатолием Чубайсом, РАО ЕЭС необходимо реформировать и переводить на рыночные рельсы. И в этом случае проблемы будут решены.

Есть идея!

В действительности четкого плана реформирования российской энергетики не существует. Совет директоров РАО ЕЭС лишь определил основные направления реструктуризации: бизнес компании должен быть разделен на собственно производство электроэнергии (генерацию), ее транспортировку по линиям электропередачи и сбыт.

После завершения реформы РАО ЕЭС должно будет представлять из себя финансово-производственный холдинг, владеющий всеми магистральными линиями электропередачи, а также контрольными пакетами в магистральных региональных компаниях. Кроме того, РАО ЕЭС будет либо напрямую владеть, либо иметь опять же контрольные пакеты в генерирующих компаниях, общая суммарная мощность которых не превысят 35 процентов от суммарной мощности всех электростанций России. Плюс ко всему этому РАО намерено получить долю в наиболее ликвидных компаниях-потребителях электроэнергии.

Все это станет возможным в случае реализации двух процессов, которые могут идти как параллельно, так и последовательно. Первый - это приватизация глобальной генерации, второй - приватизация генерации, находящейся в региональных компаниях.

В ходе этих процессов РАО намерено получить в собственность все гидроэлектростанции и наиболее эффективные федеральные электростанции в пределах 35 процентов глобальной мощности всей российской энергосистемы. Таким образом, РАО становится монополистом в части передачи электроэнергии и крупным субъектом рынка по производству и продаже электроэнергии, имеющим возможность поддерживать в рабочем состоянии всю энергосистему страны. То, что останется за рамками обновленного РАО ЕЭС, войдет в состав нескольких крупных генерирующих региональных компаний, а то, что не заберут они, заберут крупные потребители - промышленные компании.

По крайней мере, таковы планы руководства РАО ЕЭС России.

Пилотный проект

Всякое серьезное дело очень важно начать. РАО ЕЭС решило начать со Свердловской области. Летом прошлого года Анатолий Чубайс и Эдуард Россель объявили о создании компании УралТЭК.

Эта компания должна объединить поставщиков угля и генерирующие мощности и стать крупной энергопроизводящей компанией регионального уровня.

Создание УралТЭК руководство РАО рассматривает как пилотный проект и возлагает на него достаточно серьезные надежды. При этом общий план реструктуризации ЕЭС России досконально не проработан, сама концепция имеет множество противников и поэтому от успешной реализации уральского проекта действительно зависит весьма многое. Однако как всякий первый шаг, этот шаг труден и находится много желающих подсказать, с какой ноги стоит начинать шагать.

Энергия власти

Никто не отрицает того факта, что власти Свердловой области во главе с губернатором Эдуардом Росселем достаточно энергичные люди.

Когда год назад во время визита Анатолия Чубайса в Свердловскую область был подписан протокол о создании энерго-угольной компании УралТЭК, предполагалось, что в компанию войдут три электростанции - Троицкая (Челябинская область), Рефтинская и Верхнетагильская, а также два угольных разреза - "Северный" и "Богатырь" (Северный Казахстан, Экибастуз).

Однако уже осенью Эдуард Россель заявил, что намерен настаивать на включении в УралТЭК Свердловэнерго целиком. Это вызвало как минимум непонимание со стороны руководства РАО ЕЭС России. Через некоторое время в область прилетел Валентин Завадников, заместитель председателя правления РАО "ЕЭС России". Цель визита была сформулирована довольно четко - попытаться преодолеть негативное отношение региональных элит - как политических, так и экономических, к той политике, которую сегодня проводит РАО ЕЭС в части реформирования энергосистемы. Завадников довольно скептически отозвался о возможности включения Свердловэнерго в УралТЭК, заявив следующее: "Со Свердловэнерго будет то, что решит РАО и Свердловэнерго, учтя отчасти мнение бизнес и политической элиты территории. Вот и все".

Мнение политической элиты было учтено. В состав УралТЭК решено включить еще две электростанции Свердловской области, также работающих на экибастузском угле, - Серовскую и Нижнетуринскую.

Кроме того, областные власти выставили еще ряд условий: тарифы будет утверждать региональная энергетическая комиссия, компания должна быть зарегистрирована в Свердловской области, а возглавит ее нынешний генеральный директор Свердловэнерго Валерий Родин, на которого, как они сами считают, у них есть влияние.

Четвертый заход

Крупнейшая электростанция Свердловской области - Рефтинская ГРЭС - и несколько других были спроектированы и построены исходя из того, что основным топливом для них станет именно экибастузский уголь. Угольные разрезы в Казахстане стали главным поставщиком угля для Свердловэнерго. Это позволяет говорить о том, что де-факто УралТЭК существует уже четверть века с момента пуска Рефтинской ГРЭС. Нынешнее создание компании под названием УралТЭК - далеко не первая попытка угольщиков и энергетиков упорядочить свои отношения.

После развала Советского Союза экибастузское угольное месторождение оказалось за границей - в Казахстане. Это создало определенные проблемы при поставках угля для нужд уральских энергосистем.

В 1994 году появилась компания Интеруголь, которая занималась поставками казахстанского угля для российских электростанций. Через некоторое время у этой компании возникли проблемы с доставкой угля до потребителя. Поэтому весной 1996 года был подписан протокол о создании компании Евразия-энерго. Одним из учредителей этой компании должна была стать Целинная железная дорога, что позволило бы решить проблемы с перевозкой угля.

Однако этому не суждено было сбыться, поскольку летом того же года правительство Казахстана приняло решение о продаже государственной доли ГАО "Экибастузуголь". С этой целью была произведена реструктуризация компании, угольные разрезы были выделены в самостоятельные единицы и проданы на аукционе.

Новыми владельцами угольных разрезов стали РАО "ЕЭС России" (разрез "Северный"), американская компания Акцесс индастриз (разрез "Богатырь") и компания Джапан Хром (разрез Восточный).

После этого была создана Урало-Казахская компания, которая поставляла уголь для уральских электростанций с разреза "Богатырь", принадлежащий Акцесс-индастриз.

Как известно, американская фирма Акцсесс индастриз, которую РАО ЕЭС называет своим стратегическим партнером в части создания компании УралТЭК, в свою очередь является аффилированной структурой компании Ренова.

Компания Ренова достаточно известна в регионе прежде всего как совладелец Сибирско-Уральской алюминиевой компании, объединяющей Уральский и Иркутский алюминиевые заводы.

После того, как Ренова фактически стала контролировать поставки угля в Свердловскую область, ее позиции на местном рынке серьезно упрочились. Производство алюминия является весьма энергозатратным и благодаря приобретению угольного разреза, а вместе с ним и влияния на энергосистему, Ренова сумела оптимизировать свой алюминиевый бизнес в Свердловской области.

Более того, через некоторое время образовался значительный долг Свердловэнерго за поставленный уголь. В ситуации, когда все всем должны и в том числе должны энергетикам, Ренова в очередной раз получила дополнительный рычаг влияния на идущие в регионе экономические процессы, в частности на процессы, связанные с банкротством предприятий. Наиболее заметным стало ее участие в процессе банкротства Нижнетагильского металлургического комбината, когда долги комбината за электроэнергию "играли" на стороне Реновы.

Несмотря на то, что в борьбе за НТМК Ренова потерпела поражение и не сумела получить свою долю в бизнесе меткомбината, сам по себе механизм влияния на промышленные предприятия через энергетику оказался вполне работоспособным. И Ренова намерена его усиливать.

В УралТЭК Акцесс индастриз предполагает получить, как минимум, блокирующий пакет - 25 процентов плюс одна акция.

РАО "ЕЭС России" рассчитывает на контрольный - более 50 процентов - пакет. Остальные акции станут собственностью Свердловэнерго.

Впоследствии в планы Акцесс индастриз входит увеличение своей доли участия в уставном капитале УралТЭК. Возможно, что произойдет это за счет дополнительной эмиссии акций, средства от которой пойдут на столь необходимую модернизацию генерирующих мощностей компании УралТЭК. Для Акцесс индастриз участие в УралТЭК выгодно по нескольким причинам. Во-первых, она получает гарантированный сбыт угля. Во-вторых, точка прибыльности компании перемещается с угля на электроэнергию, а это совсем другой продукт, другие деньги и другой бизнес. И, наконец, в-третьих. Крупный игрок алюминиевого рынка становится крупным игроком рынка энергетического, а с этого рынка открыта дорога на любой другой - черной металлургии, машиностроения и так далее.

Лиха беда начало

Созданием УралТЭК дело, судя по всему, не ограничится. Уже сейчас уральские энергетики ведут переговоры с Газпромом о создании энерго-газовой компании, что предполагает включение в нее электростанций, использующих в качестве топлива природный газ. Причем, речь идет о передаче электростанций в счет погашения долгов Свердловэнерго перед компанией Межрегионгаз за поставки природного газа. Сумма долга - 1 млрд. 700 млн. рублей.

Кроме того, все те же владельцы уральских алюминиевых заводов - Трастконсалт групп и Ренова - давно прицениваются к двум электростанциям - Богословской и Красногорской. Первая поставляет электроэнергию на Богословский алюминиевый завод, вторая - на Уральский. В том случае, если предложенная цена устроит энергетиков, обе эти станции могут быть проданы.

Что останется у Свердловэнерго, если эти проекты состоятся, догадаться не трудно. По крайней мере, практически все рентабельные генерирующие станции будут выведены из его состава.

Что же касается нерентабельных станций, то их планируется передать в муниципальную собственность. В будущем. Скорее всего, недалеком. В итоге Свердловэнерго останется вообще без генерации. Ему останется транспортировка и сбыт электроэнергии, произведенной УралТЭКом и другими генерирующими компаниями.

Таким образом, в отдельно взятой области будут на практике реализованы планы РАО ЕЭС России по реформированию энергосистемы.

Вот только насколько их реализация будет являться действительно необходимой и что из этого выйдет?

Что будет?

После создания УралТЭК Свердловэнерго из избыточной энергосистемы, производящей электроэнергии больше, чем потребляет область, становится дефицитной. Она будет нуждаться в получении энергии извне, то есть от УралТЭК.

Предполагается, что УралТЭК начнет продавать электроэнергию на ФОРЭМ (федеральный оптовой рынок энергомощности). С ФОРЭМа ее будут брать региональные энергосистемы. Теоретически УралТЭК может продавать электроэнергию в любую точку страны, однако дороговизна ее транспортировки ограничит рынок сбыта близлежащими регионами.

Вполне логичным было бы отстроить следующие отношения между УралТЭКом и региональными энергосистемами: УралТЭК отправляет энергию на ФОРЭМ, региональные энергосистемы берут ее с оптового рынка и транспортируют до конечного потребителя. При этом УралТЭК переводит на региональную систему, например, Свердловэнерго, ровно столько электроэнергии, сколько Свердловэнерго оплатит. Условно - на 100 единиц в месяц ушло электроэнергии в адрес Свердловэнерго. Значит, Свердловэнерго должно взять с потребителей эти же 100 единиц плюс небольшую дельту за свои услуги по транспортировке, дельту оставить себе, а 100 единиц отдать УралТЭКу. Однако, как известно, все потребители электрической энергии делятся на тех, кто платит и тех, кто не платит. К числу последних относятся и бюджетные, и муниципальные организации. Среди них есть те, кого отключить просто нельзя. Они могут не платить годами, но перевести рубильник в нижнее положение энергетики не имеют права. В результате по итогам месяца Свердловэнерго отдаст УралТЭКу не 100 единиц, а, допустим, 70. В следующем месяце УралТЭК поставит в адрес Свердловэнерго электроэнергии уже не на 100, а на 70 единиц. Понятно, что кому-то ее не хватит. Кому? И здесь выбор придется делать властям - либо бюджетники и муниципалы начнут платить, либо промышленные предприятия сядут на голодный энергетический паек, снизят объемы производства, сократят отчисления налогов в бюджет. Замкнутый круг, разорвать который будет очень трудно и больно.

Между тем возможность платить у бюджетных потребителей есть. Есть закон о бюджете, в котором записана строка под названием "оплата электроэнергии". Вот только строка есть, а оплаты нет. И задача энергетиков из УралТЭК - заставить платить всех.

Понятно, что такая перспектива не по душе региональным властям. Мало того, что они теряют влияние на энергетику, так еще энергетическая компания получает возможность диктовать им свои условия.

В то же время все понимают, что описанная выше ситуация вряд ли станет реальной. Однако то, что УралТЭК будет более жестко выстраивать отношения с потребителями, исходя из рыночных принципов, - очевидно. И это можно считать маленькой победой РАО ЕЭС. Кстати говоря, единственной. До тех пор, пока цену на электроэнергию будет устанавливать государство, никакой УралТЭК не переведет отношения энергетиков с потребителями в плоскость рыночной экономики.

Чего ждать?

Безусловно, что в ближайшем будущем борьба вокруг создания УралТЭК продолжится.

Очередным этапом станет собрание акционеров РАО "ЕЭС России", по итогам которого станет ясно, останется ли Анатолий Чубайс в кресле председателя правления. Если нет, то идею УралТЭКа и реформы энергосистемы в целом придется отложить. Но то, что через некоторое время все равно придется что-то менять в энергетике, - очевидно.

В свое время контрольный пакет Единой Энергетической Системы был закреплен за государством. И сделано это при участии Анатолия Чубайса. Сегодня он пожинает плоды тех решений. Может быть, на тот момент они и были тактически верными. Однако сегодня стоит вопрос стратегии, и владелец контрольного пакета РАО - государство - должен определиться: какая энергосистема ему нужна - рыночная или государственная.

Пришло время исправлять ошибки?

Бумажные тормоза

Согласно плану создания компании, УралТЭК должен начать работать уже с 1 января 2001 года. Таким образом, с момента объявления о намерении создать УралТЭК до начала его фактической деятельности пройдет полтора года. И, надо сказать, столь длительный срок обусловлен не только решением различных политических вопросов, но и чисто техническими причинами.

В настоящее время полным ходом идет подготовка документов к регистрации компании. Эту работу ведет дочерняя структура Свердловэнерго Свердловэнерго-инвест. Директор этой компании Сергей Петров считает, что главной проблемой в этой части является проблема инвентаризации имущества и регистрация прав собственности на него, подготовка имущества к внесению в уставный капитал создаваемой компании.

Отправным документом здесь является план приватизации РАО ЕЭС России, который был составлен в 1992 году. В этом плане две электростанции - Рефтинская и Верхнетагильская ГРЭК прошли одной строчкой: "Рефтинская ГРЭС". На основании такого плана приватизации ни одна регистрационная палата имущество не зарегистрирует.

Кроме того, помимо собственно электростанций и угольных разрезов в уставный капитал УралТЭК войдет огромное количество объектов недвижимости и если регистрировать каждое отдельно стоящее здание, то стоимость регистрации в БТИ превысит стоимость самого УралТЭК. Поэтому сегодня вырабатывается общая методология, имущество группируется в сложные неразделимые объекты, которые можно было бы зарегистрировать как единое целое.

Вообще практики регистрации таких крупных объектов нет. УралТЭК может стать не только первым островком рыночной экономики в системе РАО, но и первой компанией, прошедшей сложный путь консолидации имущества.

Если, конечно, регистрация, а с ней и сама компания все-таки состоится.

Главная проблема в том, чтобы разобраться и зарегистрировать это имущество. В плане приватизации РАО ЕЭС две станции - Рефтинская и Верхнетагильская - прошли одной строчкой - Рефтинская ГРЭС. На основании такого плана ни одна регистрационная палата имущество не зарегистрирует. Сегодня по линии БТИ, прийти все обмерить. Если регистрировать каждое здание в отдельности, то стоимость регистрации будет равняться стоимости самого ТЭКа. Объектов недвижимости отдельно стоящих просто гигантское количество. Сегодня вырабатывается общая методология. Имущество группируется в сложные объекты, неразделимые, которые могут регистрироваться единым объектом.

Сейчас нет практики регистрации таких объектов. Мы идем первые. Много проблем с правовым статусом, потому что станции находились в аренде у Свердловэнерго, оно ремонтировало их, улучшало делало неотделимые преобразования и это требует юридического осмысления и регистрации.