Государственное реформирование сверху

Москва, 26.06.2000
«Эксперт Урал» №1 (1)
Куда ведет коридор?

Доктору юридических наук, заведующему кафедрой конституционного права Уральской государственной юридической академии Александру Кокотову, мы предложили поделиться с нами его соображениями:

- В чем логика нарезки территории России на семь федеральных округов? Вопросов здесь до сих пор больше, чем ответов.

- Как специалисту по федеративному устройству мне понятен сильный ход президента. Я оцениваю его как попытку изменить баланс сил между федерацией и субъектами федерации, повысить управляемость государством, укрепить его. То, что предлагается, вписывается в Конституцию РФ и не требует ее изменения, поскольку не меняет правовой статус субъектов федерации, не подрывает их права. Но должна произойти перегруппировка структур: первый российский государственный этаж занимали субъекты федерации, второй - собственно федеративное государство как надстройка. Теперь между этажами пробита огромная брешь.

- Зачем? Означает ли появление людей в погонах в качестве управляющих округами усиление силового вектора?

- Предпринята попытка усилить координацию действий органов управления субъектами федерации для проведения единой федеральной политики. Теперь за это отвечают конкретные лица - президентские представители, большинство из них в силу определенных причин оказалось в погонах. Эти семеро не зависят от региональной политической и экономической элиты, а играют роль арбитров в смежных субъектах федерации.

- И все же этот " сильный ход" вряд ли решает проблему управления огромной страной. Генералы привыкли жить по уставу, Лебедь, став губернатором, признался, что он попал совсем в иной, незнакомый мир. Кроме того, один-то субъект федерации губернаторам было трудно контролировать, а тут несколько.

- Действительно, это первый минус предлагаемого решения. А второй - будет наращиваться административный аппарат. Уже объявлено, что создаются окружные прокуратуры, у генпрокурора России появится семь замов. На Уральский округ ставится Юрий Золотов - прокурор Ульяновской области.

Я полагаю, что в дальнейшем угадывается и существенное изменение типа федерации, переход от национально-территориальной федерации к чисто территориальной, когда нет титульных наций. На манер Штатов.

- Что побуждает вас так думать?

- То, как нарезаны округа, - например, в Поволжском оказалось несколько республик. Но сегодня округа - лишь пространственные рамки компетенции федеральных органов. И не более того. Неизбежный дальнейший шаг - попытаться на базе округов перейти к новой структуре территорий самой федерации. И сегодня ощущается уверенность Москвы, что в этом направлении можно двигаться довольно быстро и без проблем. Но в таком случае это очень опасное направление. Приступая к слому национально-территориального федерализма, мы можем попытаться плыть против течения, против идущего национального государственного размежевания, когда региональные элиты становятся все более национально выраженными. Сумеют ли Шаймиев, Рахимов сдержать националов, когда те увидят, что национальное начало будет отсечено от государства в структуре новых "российских Штатов"? И они увидят себя на обочине политического процесса?

Другая гипотетическая опасность заключена в самом укрупнении субъектов, которые становятся самодостаточными. В итоге Уральский округ, территории которого вкупе обладают всем необходимым от нефти и газа до зерна и простираются от Севера до Казахстана, может решить: а зачем нам федерация? Пора распадаться. А сценарий распада втуне существует. Ведь Евразия - это не котел, не замкнутое пространство, это поле напряжения, которое при желании можно сместить в любую сторону.

- Позвольте вам возразить, у Путина нигде нет даже намека на то, что вместо семи уральских областей в дальнейшем будет создана одна суперобласть. На это Москва не пойдет ни при каких обстоятельствах. Полпреды люди легко сменяемые и зависимые, через них Москва наверняка будет зорко следить, чтобы идея самодостаточности не имела на вверенных им территориях ни шанса на существование.

- Я имею в виду вероятность развития этой идеи в рамках округа, выстроенного по новой структуре. Не желая этого появления большого и могучего Урала, можно уже сейчас начать стравливать его элиты, имеющие пока каждая свои интересы, друг с другом. Возникает и вопрос о силе, которая способна удержать государство от рассыпания в его нынешних очертаниях при изменении внутренних границ. И это вопрос не из серии "попугать". ХХ век вместил в себя распад двух империй - Советского Союза и России, который происходит сейчас. Этот процесс происходит подспудно, но отрицать его наличие невозможно.

Напрашиваются дальние исторические аналогии с распадом Римской империи, становлением и укреплением вместо нее отдельных независимых государств, взаимоотношения которых сегодня предстают перед нами новым опытом европейской интеграции. Мы идем где-то по той же дорожке от распада империи до новой интеграции, поскольку цикл нашего исторического развития отстает от западноевропейского веков на пять. Если не отрицать исторические закономерности, заглядывая в чужое прошлое, мы можем лучше увидеть наше будущее.

Населению нужно честно сказать: реформа власти не пойдет гладко и быстро, эффект поначалу будет небольшой. Если он вообще будет. Мы находимся сейчас в ситуации коридора, из которого можно двинуться куда угодно: либо к единой сильной России, либо к ее распаду.

У партнеров

    Реклама