Российским предприятиям кредитов не надо

Банки хотели бы дать бизнесу денег. Бизнес не хочет их брать

С 28 по 30 июня в Санкт-Петербурге прошла пятая Северо-Западная межбанковская конференция, в которой принимали участие руководители Центробанка и представители банковского бизнеса. Одна из наиболее активно обсуждаемых на конференции тем - инвестиции в отечественное производство и роль российских банков в этом процессе. Точки зрения на эту проблему - разные. Председатель правления ОАО "Уралтрансбанк" (Екатеринбург) Валерий Заводов, который принимал участие в питерской конференции, считает, что на самом деле сегодня крупный российский бизнес не стремится инвестировать деньги в техническое перевооружение и по большому счету в данный момент не нуждается в кредитных ресурах для пополнения оборотных средств. "Эксперт-Урал" попросил Валерия Заводова прокомментировать свою позицию.

- Вы действительно считаете, что предприятия не нуждаются в банковских кредитах?

- Оборотные средства заводам, конечно, нужны. Надо платить за сырье, поддерживать производство, выдавать зарплату, платить налоги и так далее. Это с одной стороны, но с другой - сегодня предприятия не считают нужным пользоваться для этих целей банковскими кредитами, рассуждая примерно так: "Лучше я кому-то не доплачу и сэкономлю сейчас на оборотных средствах, чем буду платить за пользование банковскими деньгами". Речь идет о том, что можно задержать заработную плату, можно не платить налоги, можно, наконец, попридержать платеж за энергию или газ и за счет этого решить какие-то другие проблемы. Поэтому короткие деньги не имеют большого спроса на рынке.

Второй способ использования оборотных средств - это деньги потребителя. Как правило, с конечным потребителем все предприятия стараются работать по предоплате, фактически кредитуя себя за его счет.

Что же касается инвестиционных программ, связанных с техническим перевооружением, то на сегодняшний день, как мне кажется, этих программ чрезвычайно мало. Просто наши заводы со своим изношенным оборудованием живут сегодняшним днем, пытаясь выжать максимум из благоприятной для них экономической конъюнктуры. О приобретении дорогостоящего импортного высокотехнологичного оборудования сейчас мало кто думает. Экспортеры просто "гонят" за рубеж заготовку и, если честно, пока не собираются разрабатывать проекты более глубокой переработки.

Эта тенденция, конечно, характерна прежде всего для нефтегазовой и металлургических отраслей. В отношении других, мне кажется, оптимизм по поводу бурного экономического роста сильно преувеличен.

Подъем закончится довольно быстро. Недаром уже сейчас начинаются разговоры о том, что курс доллара занижен и надо бы его снова поднять. По традиции все, конечно, ругают банки, которые, якобы, "сидят на деньгах" и никому ничего не дают.

- Но ведь банки действительно "сидят на деньгах". Статистические данные постоянно констатируют рост остатков на корсчетах. Может быть, вся проблема как раз в том, что банки просто не могут предложить заемщикам приемлемые условия, и именно это тормозит инвестиционный процесс?

- Смотря о каких деньгах мы говорим. "Короткие" деньги у банков, безусловно, есть. Несмотря ни на что, население все-таки несет деньги в банк. Что бы мы ни говорили, но вклады увеличиваются. Есть и остатки на счетах предприятий, тех же экспортеров. Но в "коротких" деньгах, как я уже сказал, предприятия не нуждаются, а для долгосрочного кредитования такие ресурсы мы использовать не можем. Покажите мне хоть одно предприятие, которое держало бы деньги на рублевом депозите больше года, не говоря уже о частных лицах. Самый распространенный срок хранения денег на вкладах - три, максимум шесть месяцев, а для того, чтобы окупить дорогостоящее оборудование, заемщику потребуется не один год и не два. Предоставить отсрочки и льготы российские банки при таких "коротких" пассивах не могут. Тем более что банки постоянно находятся под угрозой оттока вкладов. Вот и получается, что единственный способ для тех, кто все-таки пытается модернизировать свое производство - это поиск ресурсов в западных банках, которые действительно могут предоставить более льготные условия по обслуживанию кредитов. И не случайно наши экспортеры предпочитают размещать свободные деньги в западных банках на валютных счетах. Это делается даже не столько для того, чтобы получать доход, сколько для того, чтобы формировать кредитную историю. Но, заметьте, в качестве заемщиков будут фигурировать не сами производственные комплексы, а торговые дома и посреднические фирмы, которые создаются вокруг наших предприятий. Именно они и делают себе имидж на западном рынке, пропуская через себя огромные финансовые потоки. Это гибкие структуры, умело манипулирующие товарными и финансовыми ресурсами. В случае чего их можно быстро закрыть, перерегистрировать и так далее. Таким образом, менеджеры стремятся разделить производственные и финансовые комплексы, чтобы обезопасить собственный бизнес от любых посягательств. И это обстоятельство тоже нужно учитывать, когда мы говорим об инвестиционном процессе.

- Речь идет о надежности заемщика, о проблеме возвратности кредитов?

- Сегодня банки уже научились работать с клиентами. В августе 1998 года мы получили серьезный урок, и сейчас очень серьезно подходим к оформлению залога, тщательно проверяем надежность заемщика. Тем более что у нас еще продолжается передел собственности и часто получается так, что кредит выдал одному, а возврат требовать приходится уже с другого. Это - особенность российского бизнеса. Есть человек - есть бизнес, нет человека - нет бизнеса. Это, конечно, мешает нормальному разговору между банком и предприятием.

- Итак, короткие кредиты предприятиям не нужны, они лучше попридержат платеж за электроэнергию. Перевооружаться они не спешат, а если придет время, то возьмут кредит на Западе. Чем же в этом случае будут заниматься российские банки? Они вообще могут лишиться такого источника дохода как кредитование клиентов.

- Я и говорю постоянно о том, что сегодня наши банки превращаются в расчетные кассы. Сложившаяся ситуация в экономике приводит к тому, что банки просто перестают выполнять свои функции как банки. Приходится разрабатывать различные схемы, чтобы удержать это направление бизнеса. Для этого наш банк, например, работает над созданием технологии расчетов. Мы стараемся не просто туда-сюда перечислять деньги, а выступать организатором расчетных операций.

Сейчас мы пытаемся внедрить такую схему, как автоматическое краткосрочное кредитование потребителей естественных монополий и создать, если можно так выразиться, "дисциплину расчетов". Речь идет о том, что, например, такое предприятие, как Свердловэнерго, наш давний клиент, не может вести нормальную хозяйственную деятельность из-за того, что платежи за энергию поступают стихийно, тогда, когда потребитель сочтет нужным оплатить. В итоге "Свердловэнерго" не может поддержать свой текущий бизнес, заплатить вовремя зарплату, налоги и так далее. И вынуждено или периодически отключать энергию, или угрожать иском о банкротстве. Мы же договариваемся с его потребителями, устанавливаем определенный график расчетов и следим за своевременным поступлением платежей. Если у предприятия вдруг не оказывается денег на счете, банк автоматически его кредитует. Таким образом, банк обеспечивает нормальную ритмичность процесса. Схема пошла, сложно, но все-таки она начала внедряться. Нам удается убедить руководителей предприятий, что лучше вовремя провести расчет, чем копить долги и подставляться под нож под названием "процедура банкротства".

- Но это опять все то же краткосрочное кредитование. Мы же говорим о ресурсах под техническое перевооружение. Допустим, у вас появились клиенты, которые решили обновить технологический парк. У них, действительно, одна дорога - на западный рынок?

- Я считаю, что на данном этапе наиболее эффективной схемой является синдицированное кредитование. С одной стороны - это распределение рисков между несколькими кредитными организациями, с другой - реальная возможность создать "длинные деньги". Сейчас мы ведем такой проект с московским банком "Собинбанк" по кредитованию одного сибирского предприятия. "Собинбанк" организует сделку, выстраивает отношения, а мы участвуем в проекте деньгами. Таким образом мы решаем проблемы клиента и при этом несем равные риски. Но не все банки готовы к такой схеме. К сожалению, не выросли еще банкиры до того уровня, чтобы работать вместе. Я не говорю уже о том, чтобы объединять капиталы. На региональном уровне проблема низкой капитализации банков ощущается особенно остро, но найти компромисс при слиянии или объединении банкам чрезвычайно сложно. Прежде всего потому, что нет рыночной оценки стоимости акций банков. Да, мы можем соотнести уровень уставного и собственного капитала, но мы не знаем, во сколько реально оценивает рынок наши активы. Слияние пойдет успешно в том случае, когда банковские акции будут котироваться на рынке и будут иметь рыночную стоимость. Пока этого не произошло, ни о каких слияниях не может идти и речи, потому что всегда будут проблемы между акционерами, как определить стоимость в момент слияния.

- Но если банкиры объединят капиталы или ресурсы, найдут ли предложенные ими деньги спрос на рынке? Вы утверждаете, что пока у предприятий нет желания вкладывать деньги, да к тому же заемные, в долгосрочные дорогостоящие проекты.

- Это явление кратковременное. Эйфория скоро пройдет, и предприятия поймут, что при таком износе производственных фондов им просто не выжить на рынке. Но если государство к тому моменту не изменит свою политику, никакое понимание ситуации со стороны собственников и менеджеров не изменит качество наших товаров и их количество на рынке. К сожалению, мы слишком долго жили без хоть какой-то - плохой или хорошей - экономической программы, и бизнес просто не знал, а надо ли вообще в этой стране что-либо развивать. Я считаю, что основой государственной политики должен стать разумный подход к стимулированию развития производства через налоги. Я не говорю о том, что надо срочно снижать налоговые ставки. В принципе они не такие уж и высокие. О каком инвестиционном процессе мы говорим, если инвестиции в обновление технологического парка осуществляются из прибыли предприятий и никаким образом не стимулируются. Я думаю, предоставление льгот - один из главных факторов, который позволит начать инвестиционный процесс.