Монацит не обернется катастрофой

Проект по его переработке окупит расходы

Мало кто знает, что на территории Свердловской области уже почти полвека дремлет мина замедленного действия - хранилище радиоактивного концентрата. Ученые всего региона ломают голову, как переработать монацит, извлечь из него полезные редкоземельные элементы, а радиоактивный компонент запрятать понадежнее глубоко под землю.

Пятьдесят лет назад в складской комплекс под Красноуфимском был доставлен секретный груз. По приказу Лаврентия Берии, который тогда курировал и атомную энергетику тоже, 19 складов были заполнены тяжелыми ящиками с невзрачным серым песком. Склады закрыли и опечатали, выставили охрану и "забыли".

С распадом СССР никому не нужный монацит был передан на баланс Свердловской области. Избавиться от него не так-то просто: нужны крупные инвестиции для строительства специальных хранилищ на новом месте. Оставлять все как есть тоже нельзя: склады обветшали, и в результате стихийного бедствия монацит может распространиться по округе. Это будет настоящей катастрофой. Каждую весну местные службы ГО и МЧС встают на защиту красноуфимских хранилищ от паводков.

А между тем существуют вполне реальные технологии разделения монацита на ториевый (радиоактивный) концентрат и редкоземельный (нерадиоактивный). Первый можно захоронить до лучших времен, когда ядерная промышленность его востребует, а из второго - извлечь редкоземельные элементы, использование которых в промышленности, и в частности металлургии (в качестве легирующих добавок), сулит огромные прибыли. В 1996 году уральские и московские ученые выдвинули идею промышленной переработки монацита на уральских предприятиях.

О судьбе этого проекта рассказывает Виталий БАМБУРОВ, директор Института химии твердого тела УрО РАН: "Радиоактивность монацита - на уровне 800 миллирентген в час. Мы были на этих складах, проводили замеры. Радиация не опасна, если зайти и выйти. Но если эта монацитовая пыль попадает внутрь организма и там накапливается, то беды не миновать. Поэтому на сегодня наилучший выход из положения - реабилитация складского комплекса, строительство новых ангаров, складирование ящиков на бетонном основании с нормальной подсыпкой".

По словам Бамбурова, запасы урана на планете ограничены. Их хватит лет на 60-70, затем атомная энергетика волей-неволей должна будет перейти на ториевый цикл. Монацит может дать отдачу уже сейчас. Средства для устранения опасности заражения региона можно найти, наладив переработку монацита и извлечение из него редкоземельных элементов. Этот проект в состоянии не только окупить сам себя, но еще дать вполне ощутимую прибыль.

Ученые предлагают следующее решение монацитовой проблемы: ограниченная переработка с получением коллективного концентрата (конгломерат редкоземельных элементов в виде карбонатов). Концентрат получается на Чепецком механическом заводе в городе Глазове (Удмуртия), затем поставляется на верхнепышминский завод "Уралредмет", где его разделяют на отдельные компоненты. Для складирования ториевых концентратов есть, по крайней мере, несколько проектов. Один из них - в герметичной таре в отработанных соляных шахтах в Пермской области, где они не подвергаются воздействию внешней среды. Березниковский химкомбинат подобное сырье уже разделяет и закладывает ториевый концентрат в шахтах. Другой - в специальной герметичной таре в новых надежных ангарах под все тем же Красноуфимском.

По словам Бамбурова, технология разделения монацита на активную и неактивную части уже разработана, по ней работали в США, Франции и Индии. В монаците редкоземельная часть составляет около 60 %. Имеющиеся технологии позволяют извлекать 92-96%. Но сразу возникает вопрос: нужны ли сегодня редкоземельные элементы в таких объемах? Емкость рынка прямо зависит от разработки и внедрения совершенно новых технологий с использованием редкоземельных компонентов. На внешнем рынке наиболее крупным торговцем за последние десять лет стал Китай, и объемы его поставок постоянно растут. Начинать переработку монацитовых песков надо в небольших объемах, которые сможет переварить отечественная промышленность. Обеспечив внутренний рынок, можно выходить на внешний.

И самое правильное - продавать на нем не концентрат из 15 редкоземельных элементов скопом, а искать применение каждого из элементов по отдельности, это на порядок-два более выгодно. Вполне возможно, что применение какого-то одного элемента или соединений на его базе смогут окупить все производство редкоземельных элементов. Уже сейчас понятно, что это могут быть сплавы с совершенно уникальными магнитными, электрическими, антикоррозионными свойствами, рынки потребления которых еще только формируются, и норма прибыли может быть сколько угодно высокой.

Справка.

Монацит содержит в себе прежде всего цериевую группу редкоземельных элементов. В их числе лантан, церий, празеодим, ниодим, гадолиний, европий, самарий. Рыночная стоимость чистых редкоземельных элементов колеблется от 45 до 4800 долларов за килограмм. Внутренний рынок России оценивается в 8 тыс. тонн в год. Он не заполнен и на четверть.

Опытно-промышленная партия монацита (пять тонн) уже переработана. Удалось получить и ториевый, и редкоземельный концентраты. Переработка опытной партии монацита стоила около 5 млн. рублей. Для того чтобы наладить процесс в промышленных масштабах, требуются суммы гораздо более значительные - ориентировочно около 60 млн. долларов. Поиски инвесторов пока успехом не увенчались, а потому и разработка необходимой документации идет ни шатко ни валко. Созданный в 1996 г. по инициативе правительства Свердловской области координационный совет объединяет усилия 15 предприятий и научно-исследовательских организаций Урала и Москвы. Но даже при наличии финансирования проектные работы промышленной переработки монацита займут, по оценке ученых, несколько лет. И уже сейчас в поиске сфер использования редкоземельных элементов требуется участие инновационных фирм, малых научно-производственных предприятий, которые смогут взять на себя коммерческие риски (и возможные сверхприбыли на пустых рынках), на что громоздкие государственные организации идут неохотно.

По словам Анатолия Филиппенкова, президента Союза предприятий малого бизнеса Свердловской области, проблемы переработки монацита обсуждались со специалистами многих предприятий и НИИ Екатеринбурга. ЗАО "Монацит" и ЗАО "HПП ФАН" готовы объединить усилия в решении проблемы переработки монацита, уже сегодня имеют ряд основных патентов на технологии переработки и использование редкоземельных элементов с целью получения новых материалов и приборов. Более того, проведенные предварительные переговоры позволили найти компанию-инвестора, готовую вложить в проект более 100 млн. долларов. Возврат средств может вестись продуктами переработки с последующей реализацией их на мировом рынке. Монацит, по словам Филиппенкова, - собственность Свердловской области, и перерабатывать его надо на уральских предприятиях, что позволит создать в регионе новые производства и рабочие места.