Игра в бутылочку

14 августа 2000, 00:00
  Урал

В прошлом году в Свердловской области выпито 8 миллионов декалитров водки, из которых три миллиона были произведены подпольно, - такие данные привел 21 июля на заседании коллегии Главного управления внутренних дел по Свердловской области губернатор Эдуард Россель. То есть более одной трети алкоголя проходит "мимо кассы", не облагаясь акцизами и налогами, и вся прибыль от реализации высокоградусной продукции оседает не на бюджетных счетах, а в карманах "чисто конкретных людей".

Вот несколько цифр: акцизный сбор от реализации спирта в бюджете Свердловской области за прошлый год составил 18 млн рублей вместо 192 млн запланированных - это чуть больше 9 процентов от плана.

Проблема фальсифицированной алкогольной продукции уже набила оскомину. Сколько за последнее время предпринималось попыток поставить заслон на пути незаконного алкоголя, но пока все эти меры действуют, как аспирин на больного СПИДом. А ведь еще лет 10 назад в России не было даже термина "подпольное производство алкоголя". Бабули на деревне тихо ставили бражку, варили самогон, порой даже не зная, что подпадают под действие статьи 158 Уголовного кодекса (старого): "Изготовление, сбыт, хранение крепких спиртных напитков домашней выработки". Теперь такое преступление кажется детской шалостью.

В наши дни, когда с приватизацией гидролизных заводов на черном рынке появился этиловый спирт древесного происхождения (называемый "сучок", так как его гонят из дерева), подпольщики стали делать из него водку в промышленных объемах. И в России, как грибы после дождя, стали выскакивать из-под земли бутлегеры - этим словом в Америке во времена сухого закона называли фальсификаторов и распространителей алкоголя. Российское же бутлегерство свелось к тому, что на основе непищевого, гидролизного, спирта стали производить водку - так называемую "паленку". Конечно, нельзя производить алкогольные напитки из древесного спирта. Но кто думает о здоровье, тем более о чужом, когда речь идет о сверхприбылях.

Бутлегеры, наученные жизнью и штатными юристами, используют дробленую схему производства, транспортировки и распространения, когда ответственность за весь процесс лежит не на одном, а на десятках персон. К тому же не запрещается в России разливать водку по бутылкам, укупоривать фирменными пробками, наклеивать фирменные же этикетки, акцизные марки. Может, это прихоть у человека такая - пить "самопал", похожий на настоящую водку. Ну и что, если в квартире сотня ящиков такого пойла, водка - не наркотики, за ее хранение не наказывают. Если нет факта продажи - нет и состава преступления. Доказать же факт сбыта, то есть незаконное предпринимательство, да еще, что оно совершается организованной группой, что оно сопряжено с извлечением дохода в особо крупном размере (более 500 минимальных размеров оплаты труда) - крайне сложно. Вот и течет "паленка" неостановимым потоком.

А что же наши ликеро-водочные заводы, наши кузницы по производству национального напитка? Увы, многие из них переживают далеко не лучшие времена. Так, гигант алкогольного рынка Свердловской области АООТ "Алкона" снизил объемы по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 16,5 процента. По словам областного министра сельского хозяйства и продовольствия Сергея Чемезова, алкогольная промышленность находится в кризисе. Ту же "Алкону" научились подделывать столь искусно, что "паленка" под маркой "Алконы" буквально наводнила местный водочный рынок. "Алкону" же теперь собираются банкротить...

Отечественные бутлегеры - это не энтузиасты-одиночки, на свой страх и риск выпускающие "левую" водку. Это хорошо организованные группы, имеющие своих людей в верхних эшелонах региональной власти. И они штурмуют новые высоты - накопив деньги на нелегальной торговле, скупают акции ЛВЗ. Причем не исключено, что новые владельцы, воспитанные на гидролизном спирте и теневом обороте, по привычке и на ликеро-водочном заводе не станут выплачивать во благо государства почти 80 процентов прибыли в виде акцизов. Получив в распоряжение мощности целого завода, новые бутлегеры смогут наладить альтернативное производство и получать уже не 20 процентов от прибыли, а все 100 или очень близко к этому. При этом официальные инстанции будут удивляться: а чего это у вас объемы выпуска падают? Не падают. Просто появилась альтернатива.

Екатеринбург