Дорогой мой помидор

Производители овощей мечтают о серьезном оптовике

По оценкам производителей сельскохозяйственной продукции, рынок овощей в Екатеринбурге еще не сформировался. До 1992 года все было более или менее понятно: овощеводческие совхозы работали по плану, продукцию сдавали на базы, которых насчитывалось в городе шесть штук. По мере продажи капусты и картофеля деньги перечислялись производителям. Рыночными отношениями тут, конечно, и не пахло: базы, по сути, распоряжались чужой продукцией, но не несли никакой ответственности за ее сохранность, естественно, у них было и широкое поле для финансовых манипуляций, поскольку списывались сгнившие овощи без участия их реальных хозяев.

При имевшемся тогда дефиците помидоров и огурцов - особенно ранней весной - вокруг Екатеринбурга существовала целая сеть тепличных хозяйств: в Первоуральске, Верхней Пышме, в совхозах "Орджоникидзевский", "Свердловский" и ряде других. Причем только один "Орджоникидзевский" в день поставлял до 60 тонн огурцов. Сегодня базы либо находятся в плачевном состоянии, либо сданы в аренду коммерсантам, которые предпочитают хранить на них бананы, а то и вовсе промышленную продукцию. Производители ринулись на рынок со своим товаром, иногда плохо себе представляя, кто и что на нем продает, - и окончательно его обвалили. К примеру, в 1999 году возник классический кризис перепроизводства капусты - вместо планируемых пяти рублей ее продавали за полтора. Виной тому стала, говорят производители, небывалая урожайность. Однако первопричина все-таки, думается, кроется в стихийном характере нашего рынка. Шараханье из стороны в сторону является его отличительным признаком. Производители ориентируются в основном на прошлогоднюю урожайность и не делают попыток определить потребности рынка и свою долю на нем. Для этого надо как минимум определить его участников и ввести определенные правила игры. Этого до сих пор нет.

На рынке Екатеринбурга присутствуют самые разные регионы. Весной прилавки заполоняют тепличные овощи из Волгограда, Саратова, Казани, Сызрани и других городов, летом доминирует среднеазиатская продукция. Что интересно, несмотря на внушительное "транспортное плечо", завозимые овощи дешевле местных. Причина в огромной себестоимости последних из-за слишком дорогих энергоносителей. Тепличные хозяйства еще способны платить по 55 рублей за гигакалорию тепла, но 132 рубля за единицу, выставленные ТЭЦ-19 коллективному предприятию "Свердловское", вынудили хозяйство отключиться от теплосети и снизить производство овощей закрытого грунта.

До недавнего времени правительство области давало дотацию на тепло, правда, не деньгами, а зачетами, в этом году ее пообещали дать живыми рублями, и дотации нет сейчас вообще, что вполне объяснимо. Похоже, областные власти не особенно горят желанием предоставлять тепличные условия своим производителям, поскольку члены правительства не раз заявляли публично, что им выгоднее инвестировать деньги в сельское хозяйство, например, Казахстана.

Неудивительно, что за минувшее десятилетие посевные площади в КСП "Свердловское" снизились с 585 гектаров до 187, а в числе реальных производителей овощей остались считанные хозяйства. Впрочем, даже самые лучшие из них сократили объемы. ЗАО "Тепличное" (бывший совхоз "Орджоникидзевский"), поставляющее ныне на рынок, по словам коммерческого директора Василия Судакова, до 80 процентов овощей закрытого грунта среди местных производителей, в день выпускает 30 - 40 тонн продукции, причем не только огурцов, но и помидоров, баклажанов, перца. В других хозяйствах объемы упали в 4 - 5 раз. По данным коммерческой службы КСП "Свердловское", в 1990 году картофеля выращивали 2230 тонн, а в 1999 году - лишь 1593 тонны; производство овощей открытого грунта (капуста, морковь, свекла, зелень) упало с 16503 дореформенных тонн до 2339 тонн в 1999 году. Падение объемов тепличного хозяйства и вовсе десятикратное.

Снижение производства овощей, однако, не говорит о том, что рынок перенасыщен продукцией. Скорее местный производитель поставлен в условия, когда он не может использовать свой потенциал. У сельскохозяйственных предприятий нет удобрений, всякий раз перед посевной им повышают цены на горючее. Доходит до откровенного издевательства над производителями: нефтепродавцам перечисляют деньги, а они все лето не могут найти дизельное топливо и лишь после очередного повышения цен на горючее (как это было в нынешнем августе) любезно соглашаются поставить бензин и солярку. За последние пять лет цены на энергоносители и промышленную продукцию выросли в два раза, ровно на столько же возросла и себестоимость овощей.

Отсутствие денег у бывших совхозов накладывает отпечаток и на культуру производства. Сегодня продукцию практически не сортируют, и она очень сильно проигрывает импортной. Развозят овощи в мешках и ящиках, грязные и непривлекательные. Торговля с лотков осуществляется, по словам заместителя начальника Госторгинспекции по Свердловской области Нины Барсуковой, и вовсе непонятно чьей продукцией и какого качества. Про существовавшие ранее стандарты на реализуемую продукцию многие просто забыли, не говоря уже про правила торговли, которые предусматривают обязательную упаковку товара, указание физико-химических свойств, количество нитратов и т.д.

Естественно, крупные универсамы и торговые центры отказываются от такого товара, и не удивительно, что реализация картофеля, моркови и свеклы сейчас очень затруднена: коммерческие службы бывших совхозов буквально висят на телефоне и умоляют магазины взять хотя бы по ящичку. Сами производители понимают, что для успешной работы надо доводить продукцию до ума: мыть, фасовать, а еще лучше перерабатывать до полуфабрикатов, но где взять на это деньги, они не знают. Все их предложения сводятся примерно к следующему: неплохо бы, чтобы в первом квартале года правительство кредитовало хотя бы 50 процентов затрат под будущий урожай. Сторонних инвесторов найти не удается, видимо, коммерсантов отпугивает плохая окупаемость производства и плохой инвестиционный климат в области.

Пользуясь бедственным положением бывших овощесовхозов, часть рынка захватили оптовики, которым не нужны ни карантинные сертификаты, ни дешевое горючее. Они вынудили наименее успешных екатеринбургских производителей податься со своей продукцией на Тюменский север и всерьез заняться составлением договоров с социальной сферой города, чтобы иметь более или менее устойчивые объемы производства. Но сами производители уверены, что рынок овощей, в том числе и закрытого грунта, в Екатеринбурге не насыщен. По словам Василия Судакова, избытка помидоров и огурцов в хозяйстве не наблюдается, и, что интересно, за последние десять лет отдача с одного квадратного метра даже увеличилась с 16 до 20 килограммов. Сегодня ЗАО "Тепличное" занято тем, что вводит в строй новые тепличные мощности площадью 10 гектаров, в которых овощи будут выращиваться по голландской технологии. Новые теплицы тратят тепла раза в два меньше, и если планам ЗАО суждено осуществиться, в скором будущем уральская продукция сравняется по себестоимости с завозимой и соотношение между ними на рынке поменяется.

Хотя российский рынок есть российский рынок: практически на всех ценниках сегодня красуются надписи: "Помидоры совхозные" - поди разберись, какого совхоза и совхоза ли вообще продукция. Нельзя исключить, что под маркой успешных местных производителей оптовики не будут перепродавать продукцию из других регионов - такое сегодня случается весьма регулярно. За добросовестностью конкуренции никто не следит, и поэтому сказать, кто и какую долю занимает сейчас на екатеринбургском рынке, невозможно. Может, что-то изменится завтра - с созданием крупной оптово-производственной фирмы, которой сегодня занимается заместитель мэра Екатеринбурга Виктор Контеев. Она объединит, по замыслу авторов, ведущие овощехозяйства, оптовые базы и торговые предприятия. Именно о таком посреднике между производителем и покупателем мечтают сельскохозяйственные предприятия. Крупному оптовику по силам задать на рынке определенные правила игры, поделить его на доли, заключив своеобразные джентльменские соглашения с конкурентами, и создать тем самым определенную стабильность для производителя и предсказумость для покупателя.

Екатеринбург