"Самозачистка" во властных структурах

Руслан Насыпов
11 сентября 2000, 00:00
  Урал

В Башкирии готовы к пересмотру своего особого статуса, но увеличивать отчисления в федеральный бюджет не намерены

Продолжает раскручиваться интрига вокруг конфликта Кремля с башкирскими властями по поводу несоответствия конституции Башкортостана Основному Закону страны. Республика вынуждена идти на уступки, пересматривая собственные законы и отменяя многие государственные посты. Жертвами начавшейся "самозачистки" стали видные чиновники, структура региональной власти в целом перекраивается по федеральному стандарту.

Еще в перестроечном 1990 году Верховный Совет Башкирской АССР принял декларацию о государственном суверенитете республики. Декларация явила на свет формулировку, перенесенную двумя годами позже в федеративный договор между регионом и центром, а еще через год в конституцию Башкортостана, мол, республика "...является суверенной республикой в составе Российской Федерации". В общем-то эта первая статья главного закона и есть первое противоречие Конституции России, которая определяет структуру государства как "единую и неделимую". Практическое применение первой статье открылось после встречи президента Бориса Ельцина с главами исполнительной власти Башкирии и Татарии Муртазой Рахимовым и Минтимером Шаймиевым в 1992 году. Тогда же была подготовлена первая редакция договора о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий. Заключен он был только в августе 1994 года, а затем в 27 приложениях к договору перечислялись конкретные предметы ведения и полномочия.

Республике удалось отстоять один из важнейших пунктов о местных и муниципальных властях. Так в Уфе всенародно избранный мэр Михаил Зайцев вскоре после принятия закона о назначении глав местных и муниципальных администраций был переведен на престижную, но менее самостоятельную должность председателя Госсобрания Башкортостана. На его место назначили абсолютно лояльного Рахимову на тот момент Фидуса Ямалтдинова. Не менее важным для руководства республики было регламентирование межбюджетных отношений с Москвой. Налоговые отчисления в центр производились в рамках ежегодно заключаемых соглашений, колеблясь в диапазоне от 12 до 25 процентов.

Первый настоящий тревожный звонок для властей республики прозвучал в конце мая, когда Конституционный суд России потребовал от парламентов Башкортостана и Татарстана привести в двухмесячный срок конституции республик в соответствие с федеральной. Уже 5 июня состоялось заседание парламентской комиссии по согласованию конституционного и текущего законодательства России и Башкирии. Кстати, саму комиссию президент Рахимов, чувствуя новые веяния в отношениях с центром, создал своим указом загодя еще в феврале. Основой для разработки изменений и дополнений в конституцию послужило письмо Президента России Владимира Путина председателю Госсобрания Башкирии Константину Толкачеву, в котором резко критиковалась местная правоприменительная практика, структура региональной власти и некоторые положения башкирской конституции, начиная со статьи первой, процитированной выше.

Уфимские политологи резкость высказываний Путина связывают с отказом Башкирии перечислять подоходный налог за 1999 год в федеральный бюджет в сумме 279,3 миллиона рублей. Башкирское министерство финансов мотивировало свой отказ тем, что межбюджетное соглашение не пролонгировано на прошедший год и в самом соглашении отсутствует пункт о перечислении части собранного подоходного налога в федеральный бюджет.

В середине июля на подпись к президенту Рахимову легли проекты изменений и дополнений к законам "О конституционном суде РБ" и "О муниципальной службе". Через пару недель в республике был упразднен ввиду несоответствия российской Конституции пост государственного секретаря, ведавшего всеми внешнеполитическими связями республики и занимавшего в местной политической иерархии пятое по значимости место. Госсекретарь Ильдус Адигамов был тихо перемещен на должность председателя Конституционного суда Башкортостана. А 24 августа с должности указом президента был снят мэр Уфы Ямалтдинов, который получил пост вице-премьера башкирского правительства по социальным вопросам - должность, уступающую по своему ресурсу влияния месту главы одного из крупнейших городов России. Другим указом Рахимова главой администрации Уфы назначен малоизвестный в политических кругах Рауф Нугуманов, бывший до того главой Октябрьского района столицы республики. По мнению политологов, этот шаг Рахимова - последний шанс сохранить контроль над Уфой.

Нынешней осенью после парламентских каникул в Башкортостане ожидаются и другие шаги по выправлению местных законов. Но совсем уж безропотно соглашаться с федералами здесь не намерены. Башкирский премьер Рафаэль Байдавлетов считает незаконными решения Конституционного суда РФ, ссылаясь на пункт 3 статьи 11 Основного Закона страны, где допускается разграничение полномочий и предметов ведения не только в соответствии с Конституцией, но и с федеративным и иными договорами. Тем самым башкирская власть показывает, что она способна противостоять в случае необходимости унитаризирующим потугам федеральной власти в рамках законодательного поля.

И все же эксперты предполагают, что башкирские власти будут продолжать идти на уступки Кремлю. В частности, "пропустят" закон о выборности местных и муниципальных властей. Но они ни в коем случае не согласятся с изменением межбюджетных отношений в сторону увеличения отчислений в федеральный бюджет. И, конечно же, не подлежит пересмотру словосочетание из первой статьи башкирской конституции "суверенная республика".