Фондовый рынок чисто по-русски

Почему мелкий инвестор не покупает ценные бумаги

По развитию инфраструктуры фондового рынка Екатеринбург считается одним из ведущих городов в стране. Пять-шесть компаний работают напрямую с фондовой секцией ММВБ. Устоявшая в кризис Екатеринбургская фондовая биржа (ЕФБ) с помощью брокерского сообщества воспитала за последние годы значительное количество спекулянтов, без которых рынка, как известно, нет.

Между тем ясно: работа региональных фондовых площадок затухает. ЕФБ, пытаясь сохранить клиентуру, приняла решение стать коллективным членом Московской фондовой биржи (подробнее см. "Эксперт-Урал" N10 от 23 октября). Однако, по мнению специалистов, это вряд ли ее спасет. МФБ до сих пор привлекала клиентов акциями Газпрома. Но посмотрим на объемы сделок в произвольно выбранный день: из почти двух десятков миллионов бумаг - это десятая часть оборота по акциям РАО ЕЭС или оборот акций ЛУКойла, Сургутнефтегаза и Ростелекома вместе взятых. Ясно, что самую голубую фишку на этом рынке "убили". Как только, полагают профессиональные участники рынка, бумагу Газпрома выведут с МФБ (есть предположения, что с 1 января ею будут торговать на ММВБ и/или в РТС), она тут же "сдуется".

Чего боится инвестор

Безусловно, главной причиной, подсекшей региональные торговые площадки, является малая емкость фондового рынка и, как следствие, слабая капитализация местных бирж. По оценке начальника казначейства Уралсибсоцбанка и члена совета фондовой секции ММВБ Александра Пластинина, почти все региональные проекты развития срочного рынка заканчивались скандалами либо банкротством фондовых площадок. Поэтому мало кто верит, что, попади та же ЕФБ в трудную ситуацию (из-за чьей-либо элементарной нечистоплотности), она сможет рассчитаться с клиентами.

Между тем деньги в стране есть, и интерес к фондовым операциям весьма велик. Например, стоило одному из крупных профессиональных участников в минувшем августе начать рекламную кампанию, как к нему за месяц пришло более сотни клиентов, в том числе из Перми и Челябинска, количество сделок выросло в шесть раз. Поскольку ФКЦБ не разрешает хранить заявки и отчеты с электронной подписью, пришлось более 10 тысяч долларов вложить в расшивку узких мест, связанных с увеличением документооборота. А ведь считается, что внутренний инвестор сильно напуган дефолтом.

Внешний инвестор не идет из-за непрозрачности наших компаний. К примеру, для многих остается загадкой, почему капитализация Сургутнефтегаза равна его балансовой прибыли и куда делась амортизационная составляющая Газпрома за последние пять лет... Да и защита имущественных прав иностранного инвестора в наших судах - дело проигрышное: либо взятки даются мастерски, либо судьи проявляют местечковый патриотизм. Поэтому пока две эти проблемы не разрешатся, бума на рынке не будет. Если же мы придем к западным стандартам корпоративного управления и судебной защиты, то, по оценке г-на Пластинина, можно ожидать роста рынка раз в десять.

Пока рынок в ожидании. Краткосрочных колебаний практически нет, спрэды (разница между ценой спроса и предложения) велики - спекулятивный потенциал исчерпан. По ОФСЗ к августу доходность снизилась с декабрьских 80 - 90 до 22 - 23 годовых. Еврооблигации уже привлекательнее, чем ОФСЗ. Проблема только в том, что они плохо торгуются маленькими лотами. Облигации внутреннего валютного займа еще более доходны, но и работать с ними страшнее: с четвертыми и пятыми выпусками правительство еще не определилось. Валютный рынок на ближайшие полгода-год тоже убит политикой Центробанка, направленной на искусственное сдерживание роста рубля. У рублевых бумаг спекулятивная составляющая выбрана, но это все-таки интереснее валютных депозитов.

Dow Jones, NASDAQ и спрэд - всех этих слов на русском нет

Проблема сейчас, по наблюдениям специалистов, состоит в том, что рынок наш ведет себя неадекватно, совершенно не реагируя на внутренние положительные новости и целиком полагаясь на колебания индексов NASDAQ или Dow Jones. Высокие цены на нефть породили в сентябре - начале октября прогнозы о снижении прибыли американских корпораций. Это привело к серьезному снижению цен на акции, в том числе и в России. Отчасти это оправданно, поскольку если цена на нефть зашкалит за 45 долларов и начнется кризис перепроизводства, не поздоровится и нам. Но в целом у нас были все основания разогреть свой фондовый рынок. Болтаясь же вслед за штатовскими "голубыми фишками", мы не сразу поняли, что американцы решали сугубо частные задачи, "сдувая пузырь", возникший от некоторой переоценки акций высокотехнологичных корпораций. Похоже, NASDAQ нашел свое дно, и, учитывая промышленный рост в США, следует ожидать там дальнейшего развития фондового рынка.

В России же, несмотря на ее мировую ориентацию, в это время решали, похоже, отнюдь не рыночные проблемы. Пользуясь всеобщей нестабильностью, крупные игроки принялись гонять котировки вопреки всяким правилам, не реагируя на экономические показатели страны и привлекая для сбивания устойчивых тенденций (трендов) государственных чиновников (министров, налоговых полицейских и даже премьер-министров). Как полагают участники рынка - для элементарного "обувания" мелких игроков (физических лиц). По утверждению последних, колебания цены происходят таким образом, что в какую бы сторону ты ни открылся, за весьма короткий период может возникнуть ситуация, когда вся маржа (превышение цены продажи над ценой покупки) будет съедена. Крупные игроки любят собирать так называемые стоплосы - подстраховочные заявки, которые выполняются при условии, что цена пойдет не туда, куда хотелось бы игроку. Во всех учебниках есть определенные рекомендации, где надо ставить эти стоплосы (как правило, процента на два выше или ниже своей цены покупки или продажи), большинство игроков им следует, поэтому все это достаточно легко вычисляется. Более того, подозревают мелкие инвесторы, крупные конторы, собирая стоплосы, имеют прямую информацию, где народ их ставит. Поэтому могут пойти в любую сторону и попросту собрать деньги. По оценкам участников, чтобы сделать игру на РАО ЕЭС, надо иметь минимум 5 млн долларов. Чтобы двигать цену в течение дня или недели, портфель надо иметь раз в 10 - 20 больше.

Есть и другие нюансы в отношениях брокера с мелкими инвесторами. Схемы работы брокерских контор скрыты для посторонних глаз. Деньги клиентов на счете обезличены, номинальным держателем акций считается сама компания. О том, сколько акций какого эмитента кому принадлежит, знает только она сама. По словам заместителя председателя регионального отделения ФКЦБ Анатолия Кочергина, очень часто бумаги либо покупаются не по заявленной цене, либо вовсе не покупаются. В течение дня компания может за счет клиентских денег несколько раз продать и купить бумаги, заработав весьма неплохие проценты и существенно подпортив при этом настроение клиенту, поскольку деньги последнего использовались против него же. Если клиент пассивен, можно играть его бумагами и неделю. Причем никакого движения по его акциям зафиксировано не будет, а стало быть, государство не получит и налогов. Если все это случайно выяснится (что маловероятно), вступит в силу один из пунктов договора, по которому при обнаружении таких операций клиент получает половину дохода. Существуют и чисто российские способы зарабатывания на чужих капиталах: например, в момент, когда надо покупать акции, брокеры могут заявить, что деньги на счет не пришли. Приблизительно раз в месяц отключают Reuter, по которому игроки сверяют собственные действия. Этот день давно прозван "днем грабижки".

Спи спокойно

Налогообложение физических лиц - особая тема. Сальдирование доходов и расходов при покупке ценных бумаг не производится, с нового года вводится подоходный налог в 13% с валового дохода. Таким образом для физических лиц операции практически закрываются. По словам Александра Пластинина, брокеры уже сегодня рекомендует клиентам избавиться от акций до 31 декабря. Пути выведения денег из акций существуют, но уж очень они кривы. Государство опять толкает людей в тень. Правда, через правительство прошел законопроект об изменении статьи о налогообложении. Проект предусматривает, что физлицо отчитывается один раз в году и в момент отчета уплачивает налоги, то есть в течение года оборотные средства не изымаются. Доходы сальдируются с расходами, учитываются комиссионные. Более того, производный инструмент, зарегистрированный в ФКЦБ (фьючерс), сальдируется с основным инструментом (акция), то есть при игре фьючерс - акция финансовый результат сальдируется и можно делать синтетические операции. Самое интересное: убытки от инвестиционной деятельности снижают облагаемую базу по подоходному налогу в течение пяти лет. Дума с законопроектом согласна, но времени для принятия его до Нового года не хватает, и ФКЦБ с НАУФОР предложили отсрочить введение Налогового кодекса по статье о подоходном налоге на три месяца.

В принятии поправок очень заинтересованы профессиональные участники рынка, которым не хочется сегодня заниматься налогообложением физических лиц - мороки много. По уверениям брокеров, если с них снимут функции налогового контроля, они мигом удвоят и утроят число клиентов. По сути, в этом должно быть заинтересовано и государство: в ближайшие годы нашей экономике грозит не инфляция и даже не падение цены на нефть, а износ фондов практически всех промышленных предприятий. Одному лишь РАО ЕЭС нужны десятки миллиардов долларов на переоборудование. Взять их, кроме фондового рынка, негде. Но чтобы инвестор вложил свой рубль или доллар в акции, нужно, чтобы жадность в нем преодолела страх. Последнее произойдет лишь тогда, когда обыватель увидит, как сосед прилично заработал на ценных бумагах. При нынешнем менеджменте и корпоративной культуре это вряд ли возможно. Практики предрекают: если не удастся изменить психологию воровства на психологию созидания в ближайшее десятилетие, будущего у промышленности не будет. Тогда и о фондовом рынке говорить бессмысленно.

Екатеринбург