"Не время петь дифирамбы Путину"

Сергей Буторин
20 ноября 2000, 00:00
  Урал

Институт полномочных представителей - лишняя "бумажная структура", - считает президент Башкортостана

В октябре 1990 года Башкирия приняла декларацию о суверенитете. Четыре года спустя Москва и Уфа подписали договор о разграничении предметов ведения между федеральным центром и республикой. Первый президент России Борис Ельцин предоставил национальным республикам некоторые привилегии. Владимир Путин проявил себя жестким сторонником реформирования федеративных отношений.

Суверенитета, как и все национальные образования, Башкирия взяла сколько могла. В начале ноября парламент Башкортостана - первым в России - привел конституцию республики в соответствие с федеральными законами.

Корреспондент "Эксперт-Урала" беседует с президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым.

- Муртаза Губайдуллович, какие, на ваш взгляд, принципиальные изменения внесены в конституцию республики?

- Все изменения принципиальны, ведь речь идет об основном законе республики. Устранены разночтения с российским законодательством. Подчеркну, что все замечания президента РФ к нашей конституции учтены. При этом считаю, что сегодня вполне рабочему процессу согласования местных и федеральных законов придается излишне большое значение. Давно пора понять, что главной российской проблемой является не "приведение в соответствие", а наведение элементарного порядка в стране, прекращение разворовывания государства.

- Исполнилось десять лет башкирскому суверенитету. Все эти годы шла борьба между центром и республикой за полномочия, распределение предметов ведения. Стоила ли "овчинка", добытая в результате конфронтации, выделки?

- Шесть лет споров вокруг суверенитетов привели к одному: надо руководствоваться конституцией РФ, в которой прямо указано - федерализм немыслим без взаимного делегирования ответственности. Именно федерализм можно считать золотой серединой между такими крайностями, как возвращение к унитаризму и дезинтеграция России. Башкортостан может и должен участвовать в реализации государственного суверенитета России и обладать всей полнотой власти в рамках своих полномочий. На практике именно в нашей республике реализуется формула "распределенного" суверенитета.

Десять лет назад мы думали строить демократическое суверенное государство. Мне, бывшему директору завода, пришлось с ходу переключиться на политику. С самого начала ставка делалась на экономическую свободу. Раньше в республике до 98% всей собственности было в федеральном подчинении. Ни о каком выходе из состава, развале России никогда и речи не шло. В принципе, мы добились того, чего хотели. Другой вопрос, что будет дальше...

Главные наши достижения - мир, межнациональное согласие, экономика на подъеме. Суверенитет для нас - не политическая игра в самостоятельность, а попытка уйти от иждивенчества, зависимости от трансфертов из центра, бесконечных хождений по бюрократическим коридорам власти. Характерный пример: раньше мы перерабатывали 65 млн тонн нефти в год, но ни одной тонны битума не могли без указки сверху выделить для народного хозяйства республики. Только благодаря суверенитету мы не оказались в числе дотационных регионов.

Договор от 3 августа 1994 года заложил качественно новые принципы отношений России и Башкортостана. В рамках реализации этого государственного правового акта подписано более 30 межправительственных и межведомственных соглашений. Договор создал благоприятные условия и для правового обеспечения осуществляемых с учетом наших особенностей преобразований. В результате мы сохранили государственный контроль над основными отраслями экономики, не допустили развала в агропромышленном комплексе, сочетая коллективные формы организации сельского хозяйства (обновленные колхозы) с развитием фермерства и индивидуального крестьянского труда. По динамике развития промышленного и сельскохозяйственного производства республика вот уже несколько лет является одним из лидеров среди регионов России. Башкортостан, находившийся в начале 90-х годов в последней десятке российских регионов по социальным показателям, сегодня быстро обновляет инфраструктуру образования, здравоохранения и культуры, сокращает допущенное в предыдущие годы отставание по основным показателям уровня жизни населения.

Конечно, многое за годы советской власти и перестройки упущено. Главное, люди разучились нормально работать, хозяйствовать на земле. Поэтому так трудно идут преобразования. Идеология раньше была сродни идолопоклонничеству. До сих пор практически в каждой центральной усадьбе, куда ни приедешь, стоят памятники Ленину.

- А не появятся лет через десять на каждой площади памятники Рахимову?

- Не будет подобного. Неэтично это. Тут по телевизору показывали "передовой опыт": в некоторых российских школах изучают биографию Путина... Думаю, он сам должен это безобразие прекратить. Дайте человеку сначала поработать, поднять экономику, будет еще время дифирамбы петь.

- Сегодня много спорят о законности выдвижения на третий президентский срок Минтимера Шаймиева. Когда закончатся ваши полномочия, вы пойдете на третьи выборы или назовете преемника?

- На выборы после второго срока не собираюсь. Это абсолютно исключено. Не готов пока назвать и имя преемника. При этом считаю, что продолжать начатое дело должен человек из команды, которая сегодня со мной работает. Новый человек, да еще со стороны, не имеет шансов победить в Башкирии на выборах, будь он трижды рыночником и демократом. Люди его просто не поддержат. Уверен, не помогут ни мешки с деньгами, ни самые щедрые обещания. А мне хватит трех лет президентства, которые остались. А в Татарстане, думаю, народ сам вправе решать, кто будет президентом республики.

- Тем не менее говорят, что президент Рахимов сегодня имеет больше полномочий, чем раньше - обком КПСС. Понятно, что любая власть стремится к абсолютизации... В Башкирии превалирует президентская вертикаль, судебные и законодательные ветви власти в тени. Вы считаете это нормальным явлением?

- Я считаю, что всем надо работать в одной упряжке, только тогда будут конкретные результаты. А "сильная рука" России нужна обязательно: так много вокруг безобразия... Наше государство напоминает разболтавшийся механизм, где все гайки раскручены.

Но я далек от того, чтобы на каждом углу поставить военного человека, умеющего только четко исполнять приказы. Эти военные не сумели справиться с управлением армией, теперь взялись за народное хозяйство. Возможно, все проблемы Путина в том, что он пришел к власти, реально до этого практически ничем не управляя. Однако мы его выбрали и должны ему помочь. Нужна команда единомышленников, профессионалов. Президент не в состоянии следить за всем сам, особенно в такой большой стране, как Россия.

- В последнее время на Урале активизировались представители экстремистских мусульманских организаций. Вы как президент одной из крупнейших национальных республик считаете возможным возникновение серьезных конфликтов между православием и мусульманством посреди России?

- На мой взгляд, для Башкортостана такие проблемы нехарактерны. Не зря Екатерина Вторая более 200 лет назад организовала Центр духовного управления мусульман страны именно в Уфе. Нашему народу несвойствен религиозный фанатизм. Башкирия по определению не может стать центром исламского экстремизма.

Но в целом по России с мусульманским фактором центральные власти могут "доиграться", пример тому - Чечня... Вот недавно по телевизору показывали, как хоронили погибших в Чечне солдат. Отпевал их христианский священник. Но Россия - многонациональная страна, половина солдат в армии - мусульмане. Об этом тоже надо думать, уместно было бы присутствие на погребении и муллы. Из таких, на первый взгляд, мелочей, непонятного стремления к единообразию и вырастают затяжные, подобно чеченскому, конфликты.

- На ваш взгляд, что стоит за попытками власти построить в России новые федеративные отношения?

- Я уже говорил, что отношение к федеративным реформам у меня далеко не однозначное. Понимание того, что такое "вертикаль власти", в Уфе и Москве может быть разным. Те же федеральные округа можно рассматривать различно. Предполагается, что через полномочных представителей президент РФ сможет оказывать на местные власти влияние. Но как Сергей Кириенко сможет это делать, сидя в Нижнем Новгороде? Я считаю, что создана еще одна лишняя "бумажная структура". В стране не хватает денег на самое необходимое, а у нас возникают все новые и новые рабочие места для бюрократов. Руководители некоторых субъектов рассказывают, что полномочные представители президента РФ буквально заваливают их бумагами. Нужны ли России такие "вертикали"?

В принципе, имея прямой выход на премьера и президента России, Башкирия не особенно нуждается в полномочном представителе в округе. Конечно, возможна ситуация, когда в тех или иных регионах местным лидерам не хватает властных полномочий. Думается, представители президента могли бы сыграть в этом случае позитивную роль.

Ошибочно, на мой взгляд, и строительство демократии в России по западным образцам без учета местных специфических условий. Наша страна пока не вышла на тот уровень экономического и политического развития, чтобы это можно было себе позволить.

Уфа