Испуг всегда мешает поиску

Призрак Приморья заставляет региональные власти и бизнес топить реформу РАО "ЕЭС России" по Чубайсу

Урал - единственный регион, который снабжается импортным топливом. Добавьте к этому холодный климат и огромную энергоемкость промышленности. Такая совокупность объясняет и особое пристрастие, с которым здесь относятся к обсуждению проблемы реформирования российской энергетической системы, и то, почему именно отсюда раздалась первая жесткая критика "хирургии" Чубайса.

В течение прошлого года и начале нынешнего российское правительство приняло ряд ключевых решений. В частности, 30 ноября одобрена энергетическая стратегия, а 15 декабря принят за основу с учетом дальнейшей доработки проект основных направлений государственной политики реформирования энергетики. Первый этап проекта уже переведен в практическую плоскость: двум министерствам поручено готовить нормативные акты. До 15 апреля страна еще может обсуждать альтернативные концепции, не имея, впрочем, уверенности, что будет услышана.

Чем ближе дата рассмотрения правительством концепции реформирования РАО ЕЭС, тем большую активность проявляют регионы. В конце января губернатор Свердловской области Эдуард Россель провел в своей резиденции в Екатеринбурге заседание Национального экономического совета, созданного не без его активного участия уральским землячеством в столице и претендующего на роль влиятельной лоббистской структуры в московских коридорах власти.

Воспользовавшись неоднозначной оценкой в этих самых коридорах инициатив по реформированию главной энергетической компании страны, исходящих от команды Анатолия Чубайса, свердловский губернатор устроил публичное развенчание уж очень не симпатичных ему намерений председателя правления РАО. Не преминув при этом заявить: "Я уважаю Анатолия Борисовича". Дискуссия проходила в двух уровнях: после министерских теоретических пикирований ее продолжили участники рынка.

Главное, однако, состоит в том, что за чередой высказываний чиновников и ученых, промышленников и политиков не только явственно проступили узко ведомственные или корпоративные интересы сторонников либо противников расчленения единой энергетической структуры. Подтвердилась и старая истина, что государства у нас нет, а если и есть, то оно предпочитает выходить на площадку не в качестве арбитра, а обычным полевым игроком. Потому и случилось, как сказал заместитель премьер-министра Республики Башкортостан Мидхат Шакиров, что "госкомпания решила жить в государстве для себя самой".

Дискуссия на Национальном экономическом совете позволила четко вычленить несколько групп игроков, чьи интересы либо кардинально расходятся, либо частично совпадают. Начать, конечно, следует с инициатора реформ - руководства РАО "ЕЭС России", заместитель председателя правления которого Валентин Завадный представил свой вариант классификации: "Все признают, что есть проблема, только одни предлагают решать ее экономическим путем, а другие - административным, поскольку не имеют экономических знаний, но имеют административный опыт".

Дьявол - в деталях

По оценке директора Института энергетических исследований Алексея Макарова, энергетика находится на грани структурного коллапса. Если до 2010 года не вложить 235 млрд долларов, отрасль станет тормозом промышленности. При нынешних неплатежах и судебной системе РАО не способно обеспечить не только инвестиционную составляющую собственного бизнеса, но и текущее финансирование. Невозможность создать отлаженную систему продажи энергии вынуждает его идти на радикальные меры: стратегия предполагает непопулярные меры - резкое (1,5 - 2-кратное в течение трех-четырех лет) повышение ее цены. По мнению г-на Макарова, это не от желания что-то сломать - от безвыходности.

Обращает на себя внимание противоречие в словах директора института: если система не позволяет собирать в полном объеме плату при нынешних тарифах, то откуда такая уверенность, что при их двойном увеличении инвестиционный потенциал акционерного общества резко повысится? До сих пор остаются без ответа и вопросы об использовании амортизационных средств РАО, никто всерьез не воспринимает заявлений здравомыслящих практиков насчет переоценки основных фондов или создания специального фонда реконструкции.

Не отвечая на возникшие вопросы, РАО подкидывает нам еще одну задачу: если нет альтернативы многократному повышению цен, то откуда берется рентабельность акционерного общества за 1998 - 1999 годы, согласно данным заместителя директора Института народнохозяйственного прогнозирования Александра Некрасова, в 177%? В сущности понятно откуда: за счет других подразделений холдинга, чья рентабельность не выходит за рамки 10 - 11%. Очевидно, подобные диспропорции и навели авторов концепции на мысль поделить единую структуру на генерирующие, передающие и сбытовые компании. Последствия подобного решения трудно переоценить: у РАО отпадает необходимость решать проблемы износа оборудования на электростанциях, руководство холдинга перестает отвечать за снабжение последних топливом, но зато при этом получает прекрасную возможность "строить" всех без исключения производителей электроэнергии и к тому же диктовать цены посредством влияния на биржу энергоносителей. Значение региональных энергетических комиссий сразу резко понижается, поскольку закончится крепостное право и промышленные предприятия получат возможность покупать электроэнергию на оптовом рынке. Естественно, понизится при этом и влияние на промышленность губернаторов, давно уже подмявших под себя региональные энергокомпании и определяющих самолично, кому и какие льготы следует предоставить. Понижение статуса губернаторов посредством отлучения их от энергетического краника весьма выгодно федеральному центру, и тут нельзя не увидеть смыкания интересов РАО как самостоятельной бизнес-единицы с интересами государства, вернее правящей элиты страны.

Одни топят улицу, другие - реформу

О том, что интересы последней расходятся с интересами региональной элиты, сказано уже предостаточно. Поэтому борьбу с предлагаемой реформой РАО ЕЭС губернаторы рассматривают как битву за свои коренные интересы. В сущности осуществление идей Анатолия Чубайса принесет регионам сплошные неприятности. Мало того что губернаторов отодвинут от краника, так ведь еще и лишат мощного рычага давления на неугодного собственника. В Свердловской области многим памятна история с отключением осенью 1999 года от электроэнергии Качканарского ГОКа, повлекшим аварию на шламохранилище и отставку генерального директора. Ни для кого не секрет, что смена руководства на комбинате не обошлась без поддержки областных властей. Поэтому ликвидация региональных "энерго" никак не входит в их планы. К тому же на них целиком ляжет ответственность за снабжение городов теплом и электричеством. И поскольку, по словам Некрасова, с теплом у нас творится что-то невообразимое - 45% энергетических ресурсов в России идет на тепло, но коммуналка на 50% топит улицу; за сверхнормативные потери платят 1,9 млрд долларов, в то время как 650 млрд (РУБЛЕЙ ИЛИ ДОЛЛАРОВ?) составляет задолженность за тепло всех бюджетов, - призрак Приморья заставляет глав областей топить реформу из последних сил.

Неуклонный рост цен на газ и уголь, отсутствие топливного баланса в стране вынудят губернаторов всерьез заниматься энергосбережением. К тому же тертые политики понимают, что разговоры про иностранные инвестиции - не более чем сказка, за которой скрывается желание чиновников спихнуть по дешевке российские энергетические мощности. А потому не хотят остаться в дураках с убыточными грязными котельными на фоне развертывания новых энергоугольных компаний, музыку в которых намерены заказывать крупнейшие промышленные холдинги. Только этим обстоятельством можно объяснить твердое намерение Свердловской области войти в число учредителей компании УралТЭК, куда г-н Чубайс намерен собрать все ведущие электростанции региона. Энергоугольная компания будет создана наверняка и при любом раскладе, поскольку трудно что-либо противопоставить желанию менеджеров взять себе немножко РАО. "В принципе, мы за УралТЭК, - говорит губернатор Россель, - но ведь нам там дают только 7% акций". Не исключено, что все разговоры о реформе - не более чем дымовая завеса, за которой менеджеры РАО, сочувствующие им чиновники и региональные политики пытаются скрыть противоречия.

Кто в доме хозяин

Подобная ситуация возможна лишь в нашей стране, где государство весьма своеобразно понимает свои обязанности по регулированию рынка и созданию условий для промышленного роста. Допустим, говорят правительству ученые, что если не принять мер, то кривые роста промышленности и падения мощностей в РАО пересекутся в 2003 году. Вывод: нужно искать дополнительные источники энергии. Крупные потребители подсказывают: мы созрели до инвестиций в энергетику, но нам нужна законодательная база, расчеты и предсказуемость в тарифной политике. Вместо этого - стабильный рост цен на энергоресурсы, вносящий путаницу в экономику. (Что скрывать: государства в РАО ЕЭС России нет, главный акционер состоит из восьми раздробленных представителей, которые не вырабатывают единого мнения.)

Уральские промышленники недоумевают: если мы эффективность своего бизнеса видим в снижении издержек, то почему никто не говорит об этом применительно к РАО? Председатель экономического комитета по программам развития Уральского региона Сергей Воздвиженский напомнил: испытания в Тюмени рыбинской газовой турбины показали, что она окупается за два года, а КПД при этом возрастает на 30 %. Ни РАО, ни государство этим не занимаются.

Запутавшись в противоречиях газовиков и энергетиков, власти никак не могут найти замену газовому топливу, потребление которого в перспективе будет все-таки снижаться. Между тем в Нижневартовске попутный газ просто сжигается в факелах. Система Тюменэнерго избыточна и не знает, куда девать электричество. Как явствует из слов первого заместителя главы Ханты-Мансийского автономного округа Владимира Асеева, при наличии стратегии регион мог бы нарастить добычу нефти, надо только быть уверенным, что произведенная энергия будет востребована. Никто не удосужился поставить вопрос о строительстве ЛЭП из Нижневартовска в Краснотурьинск, где тамошнему Богословскому алюминиевому заводу в огромных количествах требуется дешевая электроэнергия. Проект требует, по оценкам г-на Воздвиженского, 250 млн рублей. Вместо этого РАО пытается заставить промышленников заниматься энергосбережением с помощью тарифов, и государство молчаливо ему потворствует.

Мнения всех экспертов сходятся в одном: экономия - вещь, безусловно, нужная, но применять этот рычаг нужно в самый последний момент, когда будет составлен топливный баланс, создан рынок электроэнергии, подготовлена законодательная база для инвесторов и задействованы все резервы по снижению затрат в самой энергетической компании. Если государство в этот процесс не вмешается, то само РАО этого не никогда сделает, потому что с точки зрения интересов компании менеджмент действует безукоризненно, наиболее доступным способом увеличивая доходы фирмы. Нормальная логика. Но при этом надо помнить, что в стране есть и другие игроки, и если между ними не встанет арбитр, их амбиции оставят экономику России без будущего. Екатеринбургский форум в очередной раз позволил осознать безрадостную российскую перспективу при отсутствии должной ответственности государства.

Екатеринбург