Гойя взаимозачетом

Марина Романова
23 апреля 2001, 00:00
  Урал

Единственный в России музей, специализирующийся на графике, существует в Ирбите

"От Дюрера до Джонсона" - экспозиция графики из ирбитского музея открылась в Екатеринбургском музее изобразительных искусств. Осенью выставка графики из Ирбита демонстрировалась в Санкт-Петербурге: за три недели ее посетили 15 тысяч человек. Зимой в столицу Свердловской области ирбитский музей привозил 80 офортов Гойи "Капричос". Теперь вот - история европейской графики в полномасштабной ретроспективе, за пять веков. О том, как хороши и сколь ценны работы Ван Дейка или Рембрандта, писать не будем. Наш материал о том, как они попали в маленький уральский городок Ирбит, где сложился по сути единственный в России специализированный музей графики.

"В 70-е годы в Питере существовал замечательный художественный магазинчик на улице Герцена. Заглядываю однажды в него и нахожу там листочек с маленьким офортом - Жак Калло, прижизненный оттиск! Не верю ценнику: всего пять рублей. Плачу эту несчастную пятерку, забыв, конечно, взять чек. Тут же бегу в Эрмитаж, где подтверждают подлинность. За пять рублей - шедевр, великий подлинный Калло, который определил манеру гравирования Франции XVII - XVIII веков...". В голосе Валерия Карпова, 30 лет назад взявшегося за создание в Ирбите художественного музея, до сих пор слышен восторг энтузиаста.

"Джентльменский набор" провинциального музея - местные пейзажи, европейские натюрморты, а если еще и Айвазовский в запасниках, то можно хлопать в ладоши, - Карпова не удовлетворял. Он задал себе несколько вопросов: как показать художественный процесс в его развитии, а не в случайных эпизодах? Как сделать музеей уникальным, когда средства на приобретение картин мизерные? Положительный ответ дала графика. Почему-то в советское время интерес к ней был минимальный: работы хранились в запасниках, выставлялись редко. Сказались и личные симпатии Валерия Андреевича к жанру, максимально демократичному (произведения существуют не в единственном экземпляре) и одновременно тонкому, даже элитарному (краски многое помогают сказать, но и скрыть). Он начал собирать графику.

Запасники крупнейших наших музеев были как Россия вся: богатств в недрах навалом, да нет денег на освоение. Как-то Карпову позволили порыться в шкафу в музее имени Пушкина, где лежали листы для передачи в архив - почти на "кладбище". "Нарыл" там немало ценного, в том числе и уникальную гравюру "Поругание Христа" Франсуа Ланго по погибшему в 1945 году оригиналу Ван Дейка. После восстановления в реставрационном центре имени Грабаря ее назвали "открытием века". 30 листов знаменитой "Иконографии" Ван Дейка были приобретены за 300 рублей, по десятке за штуку. Первый ирбитский Рембрандт обошелся в 80-х в сто рублей. Второй, купленный несколько лет назад министерством культуры области для ирбитской коллекции, уже в четыре тысячи долларов.

История Гойи уже из другой эпохи. Через своих "агентов" Карпов проведал, что один из столичных частных коллекционеров продает коллекцию подлинных офортов Франциска Гойи "Капричос": полные серии есть только в Эрмитаже и Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина. Министерство культуры Свердловской области выделило средства на приобретение, вот только не живьем, а взаимозачетами. Валерию Андреевичу удалось прокрутить сложнейшую цепочку, и испанский график получил прописку на Урале.

...Известный московский художник Борис Жутовский как-то назвал Валерия Карпова "этот дивный сумасшедший". Создать из ничего уникальную коллекцию тому помогли, по словам самого Карпова, "розовые очки" (понятия не имел о сложностях, шел себе напролом) и провинциальное нахальство ("А чем мы хуже?").

Последние приобретения музея - только дары. Недавно коллекция пополнилась работами Лукаса Джонсона, это дар Генерального консульства США в Екатеринбурге. Сегодня и в России графика стоит столько, сколько она стоит.

Ирбит