Героика бизнеса, или Экономика как способ улучшения жизни

Владимир Афонин
23 апреля 2001, 00:00
  Урал

Беседа с председателем совета директоров банка "Северная казна" Владимиром Фроловым

- Владимир Николаевич, чем, на ваш взгляд, объясняется расхожее мнение о том, что всякий богатый человек в современной России - обязательно жулик?

- Для многих обывателей привычка считать любого преуспевающего человека вором, бандитом и стяжателем - своеобразный наркотик. Иллюзия, возвышающая личность в собственных глазах. Дескать, я - материально бедный, зато честный и духовно богатый. Однако подобное противопоставление явно надуманно. Никто не мешает человеку, будучи материально богатым, быть богатым и духовно. Достаточно, к примеру, вспомнить Третьяковскую галерею. Чем богаче человек, тем больше у него возможностей делать благо не только для себя, но и для общества.

- Но ведь еще классики говорили: в основе любого крупного состояния - преступление...

- Вы считаете Билла Гейтса бандитом с большой дороги? А голливудских кинозвезд - соловьями-разбойниками? Мир изменился, и бизнес все больше перемещается из материальной, вещественной сферы в виртуальную, информационную. Из всех видов эксплуатации наиболее актуальной остается только одна - эксплуатация собственного мозга. И обидно, что в нашей стране с ее высочайшим образовательным потенциалом еще многие вместо того, чтобы деятельно участвовать в интеллектуальной экономике, продолжают ныть и надеяться на "доброго дядю".

Безусловно, немало людей в процессе российских реформ получили колоссальные состояния в силу достаточно случайных обстоятельств. Но это не повод всем остальным опускать руки. У рыночной экономики жесткая логика, далекая от лирики и сантиментов. Если человек не способен справляться со своим богатством, он его теряет. Иногда медленно, иногда стремительно, но всегда неизбежно. И какой смысл завистливо следить за судьбой чужого каравая, когда можно заняться выпечкой собственного? Современная информационная экономика нуждается в тех, кто привык мыслить, работать с информацией. И у россиян здесь шансов никак не меньше, чем у американцев, западноевропейцев, японцев или индусов.

- Вы теоретически рассуждаете или опираетесь на собственный опыт?

- В 1992 году меня приглашали на работу в известную американскую корпорацию IBM, но я отказался, хотя личные материальные условия на Родине в ту пору были гораздо хуже, чем могли бы быть за океаном. Дело не только в патриотизме. Результативно работать головой можно и дома, в России. Первый миллион долларов мы, основатели банка "Северная казна", заработали в 1989 - 1991 годах, занимаясь оптимизацией экономических процессов на производстве. Деньги хранились, естественно, в рублях, и гайдаровская реформа их "съела", как и накопления сограждан. Можно было по отечественной традиции запить с горя, однако мы начали снова искать, где бы лучшим образом проявить свои интеллектуальные способности. В итоге, не будучи юристами, изучили налоговое законодательство и практику настолько, что в 1993 году выиграли 18 крупных арбитражных процессов подряд. Гонорары составили сумму, равную еще одному миллиону долларов. И, чтобы его снова не потерять, пришлось освоить финансовую деятельность, начать банковский бизнес.

- Так сказать, банкиры поневоле...

- Напрасно иронизируете. Финансы - это квинтэссенция экономики и дело увлекательное.

Считать, что главный смысл предпринимательства в том, чтобы есть черную икру ложками, заблуждение. Разумеется, преуспевающие бизнесмены - далеко не аскеты, но, как правило, люди, весьма спокойные в отношении благ цивилизации. Умеренное личное потребление постепенно складывается и в среде российских бизнесменов. Я бы выделил три уровня мотивации предпринимателя.

Первый - со вкусом есть и одеваться, а также проводить отпуск там, где хочется. Это можно назвать отечественным вариантом благополучия. Второй уровень - просторная квартира, загородный дом и, если есть желание, по автомобилю на каждого члена семьи. Это уже западный стандарт. Третий уровень - участие в акционерных капиталах, влияние на экономику, серьезные интеллектуальные игры, направленные на ее развитие. Поверьте, данный уровень не способны заменить ни самые изысканные еда и одежда, ни самые роскошные особняки и автомобили. Наверное, именно этим объясняется тот факт, что очень многие супербогатые люди планеты до глубокой старости продолжают заниматься бизнесом, хотя никто не мешает им отойти от дел и просто наслаждаться своим богатством. Российские бизнесмены, имеющие по нескольку миллионов долларов, легально заработанных и остающихся "чистыми" после всех налогов, тоже в любой момент могли бы все бросить, уехать за границу и жить там спокойно, обеспеченно и безопасно. При внушительных состояниях на такую жизнь хватит не только им, но и детям и внукам... Однако, как видим, массовой распродажи бизнеса и эмиграции не происходит. Большинство предпринимателей предпочитает безбедному и комфортному существованию на проценты где-нибудь в Альпах ежедневные хлопоты здесь, в России, со всеми ее неурядицами.

В экономике всегда есть грань, когда уже не столько бизнес для тебя, сколько ты для бизнеса. На первый план выходят философия и миссия предприятия, более масштабные цели и приоритеты, нежели личное благополучие. Появляется тяжкий груз ответственности за экономические структуры, судьбы людей, результаты тех процессов, которые ты инициировал. Это чем-то сродни родительскому инстинкту.

Банк "Северная казна" эмитировал 85 тысяч пластиковых микропроцессорных карт, у нас более 5 тысяч клиентов - юридических лиц и более 11 тысяч вкладчиков. Любая серьезная управленческая ошибка больно отзовется не только на коллективе банка, но и на всех этих людях. В нормальной обстановке подобные рассуждения могут восприниматься как высокие слова, но, к примеру, в пик августовского кризиса 1998 года всю их остроту руководители банка чувствовали, что называется, на собственной шкуре. Не знаю, многие ли клиенты "Северной казны" страдали тогда бессонницей, но про себя точно могу сказать - в самые напряженные моменты не мог заснуть до трех-четырех часов утра. Это буквальное, почти физически воспринимаемое ощущение ноши, которую обязан нести, как бы трудно ни приходилось.

Основные черты современной экономики - интеллектуальность, стремительность и глобализация. Все тотально зависят друг от друга. И тот, кто в этой ситуации не чувствует ответственности за других, существенно рискует и своим бизнесом, и бизнесом своих партнеров. "Скованные одной цепью" - эта строчка из песни известной уральской рок-группы вполне применима к нынешнему мировому хозяйству. Череда региональных фондовых кризисов, когда национальные экономики начинают сыпаться, словно костяшки домино, - лучшее тому подтверждение в глобальном масштабе.

- А как же оптимизирующая роль финансов?

- В том-то и дело, что сегодня в мировой экономике с этим не все в порядке: фондовые игроки оторвались от производственной основы бизнеса и заигрались на своем спекулятивном поле. Проще говоря, курсовая стоимость акций очень часто стала жить своей обособленной жизнью, независимой от того, как реально идут дела на предприятиях-эмитентах.

Кризис мирового фондового рынка заставляет переосмыслить значение того факта, что Россия волей обстоятельств почти век была вне этой системы. Теперь у нас есть уникальный шанс не повторять чужих ошибок и выстраивать экономику XXI века по тем законам, которые позволят ей уверенно и динамично развиваться. И здесь центр общественного внимания должен переместиться даже не на политику, а на банки, поскольку в отсутствии нормального фондового рынка именно банки определяют, какая сторона человеческого бытия получит финансовые ресурсы для развития.

Массовое производство товаров и услуг, их продвижение на рынок, создание рабочих мест, судьба целых отраслей экономики - все это в значительной мере зависит от того, куда именно будет направлен финансовый капитал. Банкиры подобны врачам: если они будут ошибаться при распределении инвестиционных потоков, общество может постигнуть участь больного, которому дали не то лекарство.

- Может, начать награждать передовиков бизнеса золотыми звездами Героев капиталистического труда?

- Общественная оценка достижений предпринимателя формализуется в виде прибыли, и этого достаточно. Если вам отдают свои кровные - значит, вы сделали для покупателя нечто ему полезное. Экономика - это непрерывный процесс обмена всевозможной "полезностью", и каждая имеет определенную цену, будь это булка хлеба, буровая вышка или банковская услуга. Героика бизнеса, героика без всякой иронии, заключается в организации и поддержании этого сложного процесса.

Большинство людей довольствуется тем, что находит свое рабочее место в уже готовой экономической структуре - подобно тому, как человек заселяется в квартиру многоквартирного дома или садится в автобус, рассчитанный на несколько десятков пассажиров. Ему может быть более удобно или менее, но строительство и эксплуатация дома, движение автобуса по расписанию - не его забота.

Хлеб предпринимателя труден тем, что здесь принципиально иной уровень ответственности. Необходимо, во-первых, создать саму экономическую инфраструктуру, а во-вторых, постоянно обеспечивать ее жизнедеятельность в условиях жесткой конкуренции. Для решения этих задач, согласитесь, явно мало малинового пиджака и прочих атрибутов, с которыми многие привыкли связывать образ "нового русского".

Не надо идеализировать бизнесменов. Однако не следует и забывать, что, не будь их, каждый человек был бы вынужден самостоятельно добывать себе пищу и одежду, сооружать жилище... Исчезни в один миг все предприниматели - общество тут же вернется к натуральному хозяйству.

- Если все предприниматели - бизнес-герои, то почему многих из них так не любят в народе, который в общем-то привык уважать героев?

- Бизнес-герои бывают разные. И отличаются они, на мой взгляд, своим отношением даже не столько к морали, сколько ко времени. Есть бизнес-герои дня, года, десятилетия... Не правда ли, сразу приходят на ум фамилии и просится на язык: "Иных уж нет, а те далече..."? Это драматичная тема, включающая многое: от заказных убийств до посадок в тюрьму олигархов.

Бизнес можно рассматривать как процесс самоорганизации ресурсов, необходимых для жизнедеятельности и развития общества. Экономическая деятельность - инструмент этой самоорганизации. У каждого бизнесмена - своя экологическая ниша. Некоторые живут по принципу "схватил и убежал", стремясь получить максимум денег в минимум времени. Таких людей я назвал бы бизнес-спринтерами, у которых нет будущего: они сами у себя его отбирают, досрочно вычерпывая все ресурсы, к которым имеют доступ.

Другая категория предпринимателей - бизнес-марафонцы, чей девиз: "Мы пришли навсегда". Они стараются постоянно наращивать потенциал, создавая условия для зарабатывания денег не только в настоящем, но и в будущем. Естественно, такой подход общественно более эффективен. В принципе всех бизнесменов можно разделить на эти два лагеря. Разумеется, экономическое долголетие лучше кратковременного успеха, но оно далеко не каждому по силам и способностям. Когда предприниматель не уверен, что достойно выдержит длинную дистанцию, он иногда поддается соблазну схватить то, что поближе, и убежать. Если берет у партнера, имеющего криминальные наклонности, рискует при этом получить встречу с киллером, если у государства - встречу со следователем, если у общества, да в особо крупных размерах - встречу с новой властью, которую общество ставит либо путем выборов, либо путем революций. Бездонный колодец коррупции и полная зависимость от политиков - удел бизнес-спринтеров. Мало того, что экономический забег у них короток, так он получается еще и предельно нервным. Не позавидуешь...

- Бизнес-спринтеры обречены на вымирание в процессе естественного экономического отбора?

- Трудно дать однозначный ответ. Позиция "после нас хоть потоп" далеко не нова. Она не раз встречалась в мировой истории и, вероятно, еще много раз встретится. И никакими воззваниями к чести и достоинству тут не поможешь. Вместе с тем определенный оптимизм вселяет следующее обстоятельство. Человеческая жизнь и бизнес запрограммированы скорее на марафон, чем на спринт. Рыночная экономика базируется на частной собственности и передаче ее по наследству. При спринте же доброго имени и процветающего бизнеса по наследству не передашь. По мере развития рынка в России понятие "воровская экономика", надеюсь, станет исчезать. И воровство, и бизнес, наверное, вещи вечные, но в цивилизованном обществе они все же не смешиваются. Человек выбирает либо воровство, либо бизнес. Быть специалистом сразу в обеих взаимоисключающих областях - дело весьма затруднительное.

Накопление капитала как экономическое действие неразрывно связано с накоплением репутации, которой дорожат не меньше, а возможно, и больше, чем самим капиталом. Собственно, репутация в значительной степени тоже становится капиталом. Это начинают понимать и в России. Цивилизованные подходы, проверенные длительной практикой, проявляются и у нас, порой, правда, в довольно курьезной форме. Меня, например, умиляет торговая марка московского кондитерского предприятия: "Большевик.1855". Совершенно несуразная, если вдуматься, она тем не менее красноречиво свидетельствует: производитель гордится своей историей. Конечно, в середине XIX века о большевиках еще никто и представления не имел. Но продукцию-то кондитеры выпускали!

Второе обстоятельство, которое позволяет надеяться на успех бизнес-марафонцев, - глобализация и сверхсложность современной экономики. Ее можно сравнить с огромным вычислительным центром, где множество компьютеров, связанных между собой, обрабатывают колоссальные информационные потоки. Бизнес-спринт локализуется не только во времени, но и в пространстве. В частности, в самом буквальном смысле слова: одни весьма влиятельные персоны никуда не могут выехать из страны, другие - вернуться...

- Вы верите в самоочищение экономики?

- Скорее, в определенную логику, которая рано или поздно расставляет все по своим местам. Возьмем, к примеру, следующий случай. Милиционер-оборотень в погоне за личной выгодой предоставляет "крышу" наркоторговцам. Он считает, что проблемы с наркотиками - не его проблемы. Ошибка этого корыстного человека в том, что, ввязавшись в криминал, он не понимает, что у него нет возможности контролировать масштабы этого процесса. И если наркоторговля начинает расползаться настолько, что уже единственный сын этого самого оборотня "садится на иглу" - какая уж тут личная выгода! Круг замыкается. Сын погибает от наркотиков, а милиционер-отец лезет в петлю.

В истории человечества было немало грандиозных экспериментов, которые, не имея объективной созидательной логики, заканчивались полным крахом. Можно, конечно, пытаться строить социализм в отдельно взятой стране или капитализм в отдельно взятом кармане. Но великое искусство - это жить в согласии со временем и окружающим миром. Без заботы о ресурсах завтрашнего дня нарушается как гармония бизнеса, так и экономическое развитие общества. И только глупец лишает будущего себя, своих детей и внуков.