Полпред в России больше чем полпред

Джамал Гиназов
23 апреля 2001, 00:00
  Урал

Институту полномочных представителей президента скоро год, однако необходимость его образования обсуждается в обществе до сих пор

В начале мая исполняется год институту полномочных представителей президента России. С некоторым скрипом, но вертикаль власти по-путински устанавливается. А началось "собирание Отечества" посредством административных рычагов, вложенных Владимиром Путиным в руки полпредов, как ни странно это звучит, с территориального деления России. При этом роль "сдерживающего начала" для строптивых региональных лидеров оказалась отведена в основном вчерашним генералам (исключение составил лишь Сергей Кириенко). Они, привыкшие приказы выполнять, а не обсуждать, возглавили федеральные округа.

Говорить о том, что все семь президентских наместников прижились в своих вотчинах, пока нельзя. Самыми проблемными в плане "притирки" полпредов и глав субъектов РФ, по мнению наших экспертов, оказались два округа - Уральский и Приволжский.

О первых шагах института полпредства рассказывает член экспертного политического совета при полпреде президента в УрФО, президент екатеринбургского пиар-агентства "ПРОК-ВАРИАНТ" Михаил Коробельников.

- Михаил Александрович, директор Института философии и права УрО РАН профессор Гайда считает, что модернизация госустройства России не учитывает интересов регионов, а значит, такой путь не способствует выстраиванию нормальной "вертикали". Не определен до сих пор, по его мнению, и статус федеральных округов. Вопрос напрашивается сам собой: как долго просуществует институт полномочных представителей?

- И федеральные, и региональные элиты стремятся получить как можно больше полномочий. Это нормально. Центр отстаивает свою позицию, регионы - свою. На первом этапе реформы государственного управления округа объективно способствуют поддержанию системы сдержек и противовесов. Думаю, что в конце концов центр и регионы придут к согласию. Вот тогда и определится окончательно статус федеральных округов и их роль в системе государственного устройства.

- Была ли необходимость в разделении России на федеральные округа?

- С выстраивания системы управления начинает практически любой руководитель. В условиях экономического кризиса жесткая вертикаль власти попросту необходима. Безусловно, масштабные реформы госуправления, начатые президентом, за год не завершить, но ее основные элементы уже видны.

Работа в этом направлении началась еще до избрания Путина президентом, в декабре 1999-го, когда на выборах в Госдуму победило "Единство": это был первый этап. Разделение на семь округов - второй. Вопрос эффективности такого деления пока открыт. Но то, что в новых экономических условиях федеральный центр уже не может результативно управлять 89 субъектами федерации, вряд ли подлежит сомнению. Этим, пожалуй, и объясняется деление огромной России на округа. Отсутствие ответственности во властных структурах позволяло руководителям субъектов федерации и муниципальных образований использовать ситуацию для перенесения негатива на федеральный центр. Идущее на убыль публичное несогласие ряда губернаторов с проводимой реформой позволяет надеяться, что оптимальный вариант взаимодействия двух институтов будет найден.

- Действительно, во многом так оно и было. Но, по-моему, сегодняшнее недовольство губернаторов лежит в другой плоскости: полпреды, получив реальную власть, неумело управляя ее рычагами, спровоцировали власти на местах на резкость в свой адрес.

- Никто не утверждает, что институт полпредов совершенен. Однако недовольство региональных элит, считающих, что полпреды спят и видят, как ограничить их права, также ничем не аргументировано. На имеющуюся относительную свободу действий губернаторов полпреды не покушаются. Перед ними поставлены другие задачи. Если бы изначально регионалы разобрались в этом, может, мы и не стали бы свидетелями подковерной борьбы и словесных перепалок. Стоит вспомнить, как встретили Петра Латышева в столице Уральского федерального округа Екатеринбурге.

- Чересчур торжественно, на мой взгляд, только салюта и пионеров не хватало. А так все в духе застойных времен: в аэропорту Кольцово выстроились губернаторы всех субъектов УрФО, за исключением свердловского губернатора Росселя. Пионеры, кстати, были позже...

- Я о другом. Вступление Латышева в должность ознаменовалось информационной атакой на новую структуру. И использовали для этого как раз пионеров. Латышев не собирался отбирать у детей под полпредство Дворец творчества. Этот комплекс зданий был всего лишь одним из вариантов, предложенных, кстати, полпреду свердловским правительством.

- Сегодня конфликт исчерпан. Полпредство нашло себе временное пристанище, а в центре Екатеринбурга новой федеральной структуре выделена под строительство земля...

- ...Что еще раз подчеркивает сказанное: этот конфликт - результат сугубо заказной работы пиар-команды.

- Видимо, бывшего генерал-полковника МВД Латышева впечатлила эта акция, раз он создал при аппарате экспертный политический совет, состоящий в основном из руководителей пиар-подразделений и политконсультантов. Или я не прав?

- Не думаю, что именно это повлияло на решение Петра Михайловича создать совет. Скорее к такому решению привело понимание того, что в условиях насыщенности и конкурентности информационного пространства власть нуждается в помощи тех, кто профессионально работает в этом пространстве. Потенциал уральской школы политконсультантов востребован как раз с целью установления эффективного диалога власти и общества.

- Бытует мнение: страной практически управляют политтехнологи. Теперь мода дошла до регионов?

- На самом деле все не так, хотя ваша версия мне симпатична. Политтехнологи способны с большей вероятностью, нежели сами политики, спрогнозировать ту или иную ситуацию, поэтому к нам прислушиваются. Управляют же страной, регионом, отдельно взятым муниципалитетом или предприятием те, кто имеет право принимать решения. Прислушиваться к нашим советам или нет - выбор политиков.

- Поговаривают, что Путин не прочь заняться укрупнением субъектов федерации. Называют оптимальное число - 15. Тогда отпадет необходимость в полпредствах с их громоздким штатом?

- В ближайшие годы вряд ли такое произойдет. При Путине федеральная власть однозначно укрепила свои позиции, но для осуществления столь масштабного плана нужна бесперебойно функционирующая государственная машина. Ее на сегодняшний день нет.

Вряд ли укрупнение субъектов федерации необходимо российским и международным финансово-промышленным группам, имеющим интересы в различных регионах страны. И вкладывающим, между прочим, в регионы реальные капиталы. Президент России, проповедующий систему сдержек и противовесов, к подобной разбивке государства также не готов. Не согласятся с таким развитием событий и губернаторы, которые после некоторых сомнений начали приводить региональную законодательную базу в соответствие с федеральной.

- Кстати, Россель назвал "приведение в соответствие" весьма хлестко - кампанейщиной. В чем-то свердловский губернатор прав: далеко не все федеральные законы безупречны. Может, не стоило их навязывать регионам без определенной доработки?

- Прав или нет Россель, судить не берусь. Россию перманентно бросает из одной крайности в другую. У нас то бешеная децентрализация, то возврат к прошлой системе управления.

Регионы должны иметь возможность самостоятельно выходить на мировой рынок (рыночная экономика это диктует), но действовать там они обязаны по единому общероссийскому законодательству. Диктатура закона не должна подменяться русским авось. Это может привести к крупным экономическим потерям.

Известен случай, когда на заре либерализации отечественной экономики был заключен казавшийся выгодным контракт на поставку оружия в Пакистан. В результате у России начались проблемы с Индией, постоянным импортером нашего оружия. Результат: предприятия ВПК, в первую очередь Урала, потеряли на этом сотни миллионов долларов.

- Бог с ней, с Индией, тем более что нижнетагильский Уралвагонзавод получил от нее заказ на поставку танков. Вернемся в Россию. В Приволжском округе больше всего досаждает полпреду Сергею Кириенко президент Башкортостана Муртаза Рахимов. Он не видит смысла ни в федеральных округах, ни в ротационном Госсовете, где повестка заседаний "формируется без учета его мнения". Не согласен Рахимов и с "нарезкой" округов. Чем подкреплена его откровенность?

- Никто не утверждал, что новая система взаимоотношений будет легко выстраиваться. Россель и Рахимов, надо отдать им должное, сделали большое дело, способствуя перенесению ряда властных полномочий из центра в регионы. Сегодня Москва пытается установить баланс между правами регионов и интересами федерального центра. Это нормальный политический процесс. А политический процесс проявляется именно в борьбе идей и подходов.

Рахимов как публичный деятель, вне сомнения, прекрасно понимает, за счет чего формируется имидж самодостаточного политика. За некоторой вольностью его высказываний не стоит искать оппозиционера. Ведь при всей критике он за год привел законодательство республики в соответствие с федеральным. Налоги Башкортостан перечисляет в российский бюджет исправно и в полном объеме. Большего ни от одного главы субъекта не требуется.

А то, что Республика Башкортостан не прочь видеть себя в УрФО, - явление нормальное. Башкирия, как и Удмуртия, Пермская и Оренбургская области, традиционно входили в Уральский экономический регион.

- Латышев подумывает о запуске информационного телеканала УрФО, для вещания скорее всего будет использован космический спутник Ханты-Мансийского округа. Необходим ли Кремлю до такой степени крепко стоящий на ногах наместник, не приведет ли подобное самоукрепление к отставке?

- Год работы Путина на посту президента показал, что он не сторонник эмоциональных решений. А крепко стоящий на ногах полпред, между прочим, повышает и авторитет президента.

Что касается информационного канала, на мой взгляд, представительству он нужен. Это нормальный инструмент и элемент власти в условиях демократии. Если существуют федеральные и региональные каналы, имеют право быть и окружные. И здесь есть один существенный момент: полпред - должность не выборная, а значит, задачам публичной политической "раскрутки" такой канал служить не будет.

- Телевидение очень действенный инструмент в выборных кампаниях. Надумает Латышев двинуть своего человека через два года в свердловские губернаторы - нет проблем: есть подконтрольные СМИ и политтехнологи, а деньгами подсобят, к примеру, лояльные полпреду Ямал и Югра...

- Так далеко я не стал бы загадывать. Полпред может симпатизировать тому или иному кандидату, но он не имеет права вмешиваться в избирательный процесс. Кстати, я не склонен преувеличивать роль административного ресурса в избирательной кампании. В любом случае, выбирает-то народ.

- Как вы относитесь к тому, что президент дал отмашку главам субъектов баллотироваться на третий срок? Путин стелет солому под себя или хочет иметь дело с "обкатанными" лидерами?

- Во-первых, январские выборы в Тюменской области показали - незаменимых политиков нет. И выборы губернаторов - это шанс руководителей субъектов подтвердить или опровергнуть их представления о собственной популярности. Леонида Рокецкого за два месяца до голосования поддержали 54% избирателей, Сергея Собянина - 3%. Итоги волеизъявления всем известны.

Во-вторых, говорить о третьем сроке Путина рано. Скорее этим шагом президент способствовал сохранению у губернаторов иллюзии свободы, которую они имели до его прихода к власти.

- О какой свободе идет речь, если президент с помощью прокуратуры может отстранить от власти губернаторов? Масла в огонь могут подлить полпреды. Возможен ли на Урале дальневосточный вариант?

- Теоретически - да. Практически Путину это ни к чему. Административная система управления в России до добра никогда не доводила. Помнить об этом должны все, в том числе и полпреды.

Хватит декларативных "ходов"

По мнению политолога Ильи Горфинкеля, разбивка на федеральные округа оправданна. Но начинать нужно было с преобразования правовой базы

- Президент России склоняется к либеральной экономической модели. Об этом говорят его шаги по снижению налогов, легализации таможенного режима, обеспечению единства экономического пространства. Последнее очень важно. Нельзя, чтобы в стране одновременно существовало несколько экономических режимов. Поэтому к процессу приведения региональных законов в соответствие с федеральными, контролируемому институтом полпредств, нужно относиться не как к прихоти Кремля.

В свою очередь, если государство не будет обеспечивать те правила игры, которые оно провозглашает при переходе на либеральные рыночные рельсы, то эти преобразования можно считать очередным декларативным ходом. Ждать экономического эффекта от них не стоит. Не может нормально развиваться экономика и без соответствующих правовых механизмов, гарантирующих неприкосновенность как частной собственности, так и бизнеса в целом. Если государство не решит эту проблему, говорить о его укреплении бессмысленно.