Настоящий момент

Марина Романова
23 апреля 2001, 00:00
  Урал

Альпинизм дает овладение уникальной жизненной методикой - как чувствовать настоящее

На планете 14 гор-восьмитысячников. Покорены все, кроме Лходзе-средней (Непал). Она не самая высокая, но самая неприступная. Сейчас пять екатеринбуржцев (самая, кстати, многочисленная команда) в группе российских альпинистов совершают восхождение. В российской сборной вообще уральцы представлены наиболее массово: 11 наших земляков в разное время покорили восьмитысячные вершины Гималаев и Каракорума.

Причина такой устремленности вверх - в школе, заложенной 20 лет назад, считает известнейший альпинист, поднимавшийся на Эверест, Канченджангу и Дхаулагири (все в Непале), руководитель общественного спортивного фонда "Альп-спорт" Сергей Ефимов. Нет на Урале особых высот, разве что на Севере, и повального увлечения скалолазанием не наблюдалось (как, например, в Красноярске на знаменитых Столбах). Однако именно здесь зародилась техника обучения, которая сейчас так привычна, - на искусственных трассах (прежде ждали сезона, когда скалы оттают). И всегда уральцы были сильны командой.

Альпинистов среди нас немногим больше, чем космонавтов. Разговор о них, казалось бы, разговор об экзотике. Но стоит заменить слово "вершина", которое многими воспринимается исключительно как метафора, на конкретное "цель", а "восхождение" - на "дело", и видим, что речь идет о вещах общечеловеческих.

- Сергей Борисович, семь тысяч метров, восемь... Какая разница?

- Шеститысячник Килиманджаро доступен практически любому. На высшую точку Америки семитысячник Аконкагуа способен подняться человек, имеющий "высотоустойчивость", нормальное здоровье, знающий, как надеть "кошки". На восьмитысячник неспециалист не полезет. На этой отметке количество переходит в новое качество.

- Традиционный вопрос, без которого не обойтись: зачем?..

- Все действия, связанные с риском, имеют одно свойство: привязывают человека к моменту. Обычно мы живем думами о том, что было или что будет. Если десятую часть времени посвящаем настоящему, и то хорошо. Любой экстрим помещает в состояние "здесь и сейчас", концентрирует на том шаге, который ты делаешь. И когда это состояние длится долго, удается овладеть уникальной методикой: жить настоящим моментом.

- Сегодня существует множество доступных психологических тренингов, которые учат нас владеть собой, ставить и выполнять задачу, программировать себя и других. Наверняка вам все это приходилось делать и раньше - без учителей и учебных пособий?

- В любом деле, когда человек достигает достаточно высокого уровня, он обладает тремя качествами. Первое: он знает, чего хочет. Второе: он в совершенстве владеет методами достижения желаемого. Третье: он полностью убежден, что может это сделать. Последнее - главное. Если нет уверенности, идти никуда не надо. В лучшем случае погода испортится. Но дело не в непогоде - в собственной неготовности.

Экспедиция длится полтора-два месяца, подготовка - полгода. Запускаешь в себе программу на выполнение, просматриваешь маршрут, прокручиваешь сложные ситуации, обсуждаешь варианты решений. Когда человек думает "я хочу туда поехать" и на этой мысли останавливается, он никуда не поедет. Одно дело мечтать о том, чтобы получить много денег. Другое дело начать отрабатывать процесс получения денег. Чем хороши горы: цель здесь абсолютно конкретна.

- Но в такой конкретности есть и обратная сторона: скоро, возможно, мы узнаем, что покорены все вершины на земле. Что делать, когда цель достигнута? С любой вершины нужно когда-то спускаться...

- Может, главное в жизни - процесс? Для альпиниста вершиной ничего не кончается. Еще нужно уметь спуститься, не падая. Внизу берешь "тайм-аут", и он прекрасен: состояние полного удовлетворения и уважения к себе, энергетически очень мощное. Но через год начинается "ломка". Вновь тянет наркотик под названием "умиротворение", и действие его ощутишь лишь после очередной вершины.

- Почему сегодня интерес к альпинизму уменьшился?

- Профессиональных альпинистов, возможно, становится меньше. Для этого нужна свободная голова (а сейчас слишком большая "загрузка") и уверенность в себе (а нам насаждают неуверенность - в себе, в завтрашнем дне). И еще: опыт в альпинизме в прямом смысле дорого стоит. Осуществление одной гималайской экспедиции обходится в 50 тысяч долларов.

Но есть еще альпинисты-любители. Недавно прихожу к президенту крупной компании, а он вдруг говорит: "Жизнь достала, пора в ваши Гималаи отправляться...".

- Сергей Борисович, когда я шла на встречу с вами, мне нравился образ покорителя. Вы себя таковым ощущаете?

- Покорять можно то, что сопротивляется. А горы, они не сопротивляются. Они в общем-то равнодушны. Можно сказать, конечно, что это покорение самого себя... Но во взаимоотношении с горами важнее другое - энергетика. Как в одном из восточных единоборств: удается победить тому, кто использует энергию не только свою, но и соперника. Горы дают энергию тем, кто умеет ее взять.