Есть ли жизнь после смерти

Русский бизнес
Москва, 28.05.2001
«Эксперт Урал» №10 (23)
Предприятия предпочитают оздоровительной процедуре банкротства нищету и долги

В Удмуртии 80% предприятий, по оценкам экспертов, имеют признаки неплатежеспособности. Все они в депрессивном состоянии: основные фонды изношены, из-за огромной задолженности перед кредиторами наблюдается дефицит оборотных средств. И число таких предприятий будет неизбежно расти. В процедуре банкротства состоит сегодня всего 148 организаций. Это капля в море: только в промышленности, по мнению специалистов, более тысячи предприятий нуждаются в процедуре финансового оздоровления.

Между тем в республике ситуация катастрофической не считается: власти проблеме банкротств достаточного внимания не уделяют, а руководству предприятий, уставшему бороться за выживание, часто уже все равно.

Спасение утопающих потоплением

- Чем раньше будут предприняты меры по выводу должников из кризиса, - считает начальник территориального органа Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству в Удмуртской республике Сергей Шуклин, - тем больше шансов, что экономика республики получит дополнительные средства для развития.

Территориальное агентство по финансовому оздоровлению и банкротству в Удмуртии организовано в мае 1994-го, через полгода после возникновения Федеральной службы. Первые два года его работы ушли на диагностику финансового состояния крупных, социально значимых объектов. В их числе Чепецкий и Ижевский механические заводы, Ижмаш, Воткинский завод, Ижевский электромеханический завод "Купол". Первые дела о банкротствах возбуждены в 1996 году. "Пионерами" стали Валамазский стекольный завод (основной долг более 100 млн неденом. руб.), Яганская мебельная фабрика и можгинский завод "Дубитель" (по 260 млн руб. долга), Сарапульский лесокомбинат (долг в бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды более 5 млрд руб.). Процедура внешнего управления, как правило, уже не могла помочь этим предприятиям, поэтому по инициативе территориального агентства по банкротству на них вводилось конкурсное производство. Главной его целью было не погашени" "кредиторки", а урегулирование долгов по зарплате и запуск нового бизнеса на базе сохранившихся активов предприятия.

Сегодня на Валамазском стекольном заводе кредиторская задолженность практически погашена, но несмотря на все усилия (агентство привозило туда более десяти инвесторов), запустить производство не удалось. На некогда градообразующем предприятии функционирует небольшой деревообрабатывающий участок, где занято всего 30 человек.

Судьбу Сарапульского лесокомбината предопределила обыкновенная реорганизация. Когда предприятие уже не могло приносить доход, позволяющий существовать самостоятельно, на его базе организовали 12 юридических лиц. Лесокомбинат был также признан банкротом, после реализации оставшихся активов погашен долг в размере 34% от общей задолженности по заработной плате. Государство и кредиторы в этом случае не получили ни копейки.

Первым крупным промышленным предприятием Удмуртии, в отношении которого в 1996 году возбуждено дело о банкротстве, стал завод "Редуктор". Главная причина фиаско предприятия - неумение работать в рыночных условиях. Стоимость произведенной, но невостребованной продукции оценивалась в 30 млрд рублей. Мертвым грузом висел огромный долг - 65 млрд рублей, и 12 из них - государству. Около полугода "Редуктор" не платил зарплату, а если она и выдавалась, то мукой или консервами по завышенным ценам. Немудрено, что работники образовали забастовочный комитет.

В рамках политики, проводимой внешним управляющим Сергеем Молчановым, увеличено производство нефтяных качалок и проведена реорганизация структуры управления. Цехи получили статус самостоятельных юридических лиц и стали напрямую работать с потребителями. Результат грамотного менеджмента не заставил себя ждать: через 18 месяцев дело в отношении завода прекратили.

После "Редуктора" под процедуру финансового оздоровления попали ижевские литейный и подшипниковый заводы (на последнем за четыре года сменилось восемь руководителей), одно из основных бюджетообразующих предприятий республики АО "Удмуртнефть", глазовский завод "Химмаш", "Порт Сарапул". Все они восстановили платежеспособность, урегулировали отношения с государством и кредиторами, выплатили многомесячные долги по зарплате. Увеличены объемы производства, более 20 тысяч сотрудников сохранили рабочие места. В бюджет и бюджетные фонды республики в течение 1999 - 2000 годов внесено свыше 2 млрд рублей: это один из лучших показателей в России. И он говорит о том, что в Удмуртии процесс вывода промышленных предприятий из кризиса отлажен и работает.

Среди сельскохозяйственных предприятий Удмуртии 55% убыточны. Их реанимируют, как правило, тоже при помощи конкурсного производства. Национальная особенность продажи активов заключается в том, что она проходит на закрытых тендерах, в которых могут участвовать только руководители этой отрасли. Еще одно обязательное условие конкурсного производства сельхозпредприятий - сохранение профиля их деятельности и числа рабочих мест. Поэтому, как правило, хозяйства-должники "прикрепляются" к более устойчивым коллегам. Так, сельскохозяйственное товарищество "Чемошур", где урожайность была... 1,8 центнера зерна с гектара, перешло во владение ГП "Увинская птицефабрика". Колхоз "Мир" теперь принадлежит ГП "Воткинская птицефабрика", а ЗАО "Рой" - Удмуртской птицефабрике.

Подобные меры, считают специалисты агентства по финансовому оздоровлению, позволяют сохранить число стабильных хозяйственных единиц с одной стороны и вносят качественные изменения в работу банкротов - с другой. Удмуртия - один из немногих регионов России, где осуществляется такая практика. И за шесть лет в Удмуртии не было ни одного скандала из-за продажи предприятий.

Альтернативы банкротству нет и быть не может - утверждают те, кому государство поручило это дело. Однако есть и другая точка зрения.

Реакция

Несмотря на то, что за пять лет более 250 предприятий республики прошли через территориальный орган Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству, даже от представителей государственной власти и продвинутых руководителей крупных предприятий можно услышать негативные отзывы об этом институте.

Желающих добровольно расстаться с властью немного. В Ижевске, где сосредоточено до 70% крупных промышленных предприятий Удмуртии, если и проходит процедура банкротства, то только по инициативе налоговых органов или кредиторов, отчаявшихся вернуть долги. И как правило, поздно: внешнее управление вводится только на 10% всех предприятий, в отношении которых возбуждены дела о банкротстве. Городские власти упорно продолжают пенять на несовершенство закона о банкротстве: он якобы направлен на окончательное разрушение предприятий.

По мнению Сергея Шуклина, к недостаткам закона можно отнести то, что представители государственной власти после первого собрания кредиторов не имеют права принимать участия в судьбе банкрота. Кроме того, 18 месяцев внешнего управления, по его мнению, недостаточно, чтобы урегулировать многолетние задолженности. Однако системная реализация норм, заложенных в законодательстве, позволит решить экономические проблемы государства. Условие одно: эти нормы должны быть применены вовремя.

Ижевск

Новости партнеров

Реклама