"На деньги недоброжелателей я узнаю, чего мне избегать в работе"

Джамал Гиназов
10 сентября 2001, 00:00
  Урал

Губернатор Тюменской области Сергей Собянин: для интеграции субъектов тюменской "матрешки" за восемь последних месяцев сделано больше, чем прежней властью за восемь лет

Тюменская область - один из самых сложнопостроенных субъектов РФ. Составляют ее два огромных и очень богатых северных автономных округа, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский, и небольшой дотационный юг. При этом все три образования - равноправные субъекты федерации.

Разные финансовые возможности тюменской "матрешки" стали причиной многолетнего противостояния севера и юга области. Губернаторов Ямала и Югры, исправно отчислявших налоги не только в федеральную казну, но и в бюджет областного юга, раздражало то, как их коллега расходует эти самые средства.

В январе 2001 года северяне выставили единого кандидата на пост губернатора Тюменской области - Сергея Собянина, первого заместителя полпреда в УрФО. Выборы Собянин выиграл. Спустя восемь месяцев можно подвести первые итоги.

- Сергей Семенович, вы уже почувствовали себя полноценным хозяином огромной области?

- Термин "хозяин" по отношению к губернаторам устарел. Губернатор не феодал, а руководитель команды, чью работу он обязан организовать. При этом губернатор должен нести полную ответственность за все, что происходит на территории: "не виноват, потому что не знал" - не самый верный принцип в работе.

- Позиция Кремля на выборах, помнится, была двойственной. Кого все-таки поддерживала Москва и в чем, на ваш взгляд, причина поражения Рокецкого?

- Отслеживать настроение Кремля мне было некогда. А ореол поддержки федеральной властью того или иного кандидата скорее дело рук пиар-команд на местах, нежели позиция Москвы. Считаю, что не усидел Рокецкий в губернаторском кресле потому, что не совсем удачно хозяйствовал. Об этом говорят экономические показатели, финансовая несостоятельность области.

- По отношению к вашей прежней должности губернаторство - шаг вниз или вы сознательно покинули президентскую структуру, функционирование которой, по мнению правоведов, юридически не закреплено?

- Я бы обошелся без сравнительных "ступенек", тем более что губернаторов выбирают, а сотрудники полпредств утверждаются президентом. Я, поработав в Уральском федеральном округе, в необходимости системы представительств не сомневаюсь. Некоторые губернаторы в первые годы становления обновленной России, уподобившись удельным князькам, правили в отдельно взятом регионе по своему усмотрению. Вернуть их в конституционное поле, заставить нормально работать федеральные структуры на местах - основные задачи полпредов на первом этапе. С этой точки зрения, решение президента поделить огромную страну на управляемые округа вполне оправданно.

- Не можете ли объяснить, по какому принципу шла разбивка: как, в частности, сибирские субъекты РФ попали к уральцам, а уральские - к приволжцам?

- Честно - не знаю. Но не вижу для Тюменской области плюсов, если бы мы попали в Сибирский округ. Экономика области ориентирована больше на Урал. Тюменцы - основные заказчики многих машиностроительных предприятий Свердловской, Челябинской, Пермской областей. Хотя мы продолжаем сотрудничать и с сибирской академической базой в Новосибирске, и с нефтеперерабатывающим комплексом в Омске.

- Вас на выборах поддержали нефтегазовые "генералы". Значит ли это, что именно они получат лакомые кусочки неосвоенных углеводородных месторождений области?

- Руководители нефтегазодобывающей отрасли не первый год в бизнесе. Они прекрасно понимают, что новые месторождения распределяются на тендерной основе. Моя задача в этом вопросе проста - создать для претендентов равные условия.

- Политику губернаторов Ямала и Югры Филипенко и Неёлова по отношению к Тюменской области давно назвали "северным сепаратизмом". Как сегодня строятся взаимоотношения?

- Отношения складываются нормально, как "в галстуках", так и без: с деловыми людьми, не бросающими слов на ветер, приятно иметь дело. Подготовлено с десяток экономически обоснованных взаимовыгодных инвестиционных проектов. Некоторые из них, на 3,5 млрд рублей, уже реализуются. В плане интеграции три тюменских субъекта федерации за последние месяцы сделали значительно больше, чем за несколько лет.

- Тюменская область по-прежнему остается дотационной?

- Теперь уже нет. Мы сумели в Москве отстоять свои интересы: 5,5% налогов от платы за недра газовых и нефтяных месторождений Ямала и Югры идет в областной бюджет. Эти средства и позволили вывести область из числа дотационных.

- ЯНАО и ХМАО - кладези энергоресурсов России. Многие предприятия качают деньги из тюменских недр, но зарегистрированы за пределами области. Не собираетесь вернуть их в лоно местного бюджета?

- Такая проблема существует. Вертикально-интегрированные холдинги заняты не только добычей углеводородного сырья, но и его переработкой и сбытом, причем предприятия переработки находятся по всей России. Поэтому вернуть их вряд ли возможно. Главное при таком раскладе, чтобы область и округа получали адекватные налоги от тех доходов, которые имеет компания от деятельности именно в Тюменской области. Есть, кстати, и другие примеры: компания "Сибур" зарегистрировалась недавно в Салехарде...

- Зато новые хозяева из "Сибур-Тюмени" зарегистрировалиТобольский нефтехимкомбинат, градообразующее предприятие, в другом городе. Бюджетообразующим стало местное дочернее предприятие Сибнефтепровода, где, в отличие от нефтегиганта, трудится всего несколько сотен человек.

- Согласен, объем налоговых поступлений в городской бюджет от деятельности нефтехимкомбината должен быть значительно больше: на его долю приходится половина продукции, производимой в нашем регионе "Сибуром". Мы обсуждали эту ситуацию с руководством компании. Надеюсь, оно в ближайшее время изменит отношение к Тобольску.

Ситуаций, схожих с тобольской, по стране сотни. Развязать этот противоречивый узел отношений между градообразующими предприятиями и муниципалитетами должно российское законодательство.

- Крупные муниципалитеты не вписались в выстраиваемую президентом вертикаль власти, что обострило и без того непростые отношения между губернаторами и градоначальниками. Как складывается ваша работа с мэром ТюмениСтепаном Киричуком?

- Муниципалитеты выполняют государственные функции, обеспечивают людям прописанные в Конституции гарантии на получение образования, услуг здравоохранения и т.д. Однако государство, если администрация муниципалитета не справляется с их выполнением, не имеет на нее рычагов воздействия. Это ненормальная ситуация, которую федеральный центр, думаю, выправит в ближайшие год-два.

А что касается наших отношений с Киричуком - это нормальные рабочие отношения. Я хочу одного: сделать Тюмень современным, ухоженным, цивилизованным городом.

- В одной из тюменских газет прочитал о вас не слишком лестную статью. В частности, автор ставит под сомнение способность губернатора управлять областью...

- Читать неприятно. Но в любой политической трескотне присутствует положительный момент: за деньги недоброжелателей я узнаю, чего мне избегать в работе.

- Муниципалитеты юга Тюменской области укрупняются. Насколько это оправданно?

- Прошедшие в Тюменской области референдумы, где в среднем 80 - 90% населения проголосовало за изменение устройства местного самоуправления, показали: практика разбивки нескольких десятков районов на 290 самостоятельных муниципальных образований себя не оправдала. Удивляться итогам голосования вряд ли стоит, так как доходная база большинства почти трехсот муниципалитетов не покрывает даже заработную плату их глав. Говорить в таком случае о долгосрочных программах вряд ли уместно.

- А как вы относитесь к предложениям некоторых губернаторов об укрупнении субъектов федерации? Готовы пожертвовать своим креслом?

- Не думаю, что в России целесообразно заниматься сегодня укрупнением. Прежде всего из экономических соображений: любое государственно-территориальное переустройство требует колоссальных вложений. Что касается меня, то я участвовал в выборах не для того, чтобы досрочно сложить полномочия.

- Сергей Семенович, некоторые ваши коллеги, в том числе по УрФО, считают, что с приходом Путина федеральный центр отбирает права у регионов, "общипывает" бюджеты. Ваше мнение?

- Сказать, что наша область кардинально страдает из-за ущемления ее прав Кремлем, не могу. Отток финансов в центр действительно увеличился, но и Москва стала отвечать по своим обязательствам. Раньше федеральные органы власти в регионах практически ни за что не платили. Более того, многие из этих структур содержались за счет местных бюджетов. При таком дисбалансе федеральный центр не мог эффективно управлять территориями.

Сегодня ситуация кардинально изменилась, центр предложил регионам новые правила игры, в том числе и в межбюджетных отношениях. Но это очень болезненный для регионов вопрос. Здесь нельзя действовать административно жестко.

- Как вы бы расставили акценты уральской региональной политики на ближайшую перспективу?

- Уральский регион не имеет своей, отличной от других территорий политики. Урал - это четверть валового продукта страны, но без интеграционных связей с другими регионами такое вряд ли было бы возможным. Поэтому я против сепаратных моделей развития регионов.

- А куда, на ваш взгляд, идет Россия?

- В России всегда было много глобальных замыслов и очень мало реальной работы. С приходом Путина федеральный центр перешел от слов к работе над конкретными проектами. Если тенденция работать с реально выполнимыми и, что еще важнее, экономически целесообразными проектами сохранится, то перемены в регионах со знаком плюс будут.