Ревизия ревизоров

В начале августа президент России подписал федеральный закон "Об аудиторской деятельности". Аудиторы ждали этого документа семь лет: с 1993 года они работали на основе "Временных правил аудиторской деятельности", утвержденных президентским указом. Закон утвердил правила и стандарты и изменил некоторые условия работы аудиторов. Во-первых, требование к числу аттестованных специалистов в аудиторских фирмах увеличено с двух до пяти, а индивидуальным предпринимателям запрещено проводить обязательный аудит. Во-вторых, лицензирование компаний, осуществляющих банковский аудит, передано от Банка России Минфину. Затем предполагается создать новый орган, который будет осуществлять контрольные функции за всеми видами аудита (общим, банковским, страховым и инвестиционным), а при нем экспертный совет, в состав которого войдут представители саморегулируемых организаций - профессиональных объединений аудиторов. Кроме того, закон ограничивает доступ аудиторов к предприятиям, производство которых представляет государственную тайну, вводит обязательное страхование профессиональных рисков аудиторов и впервые прописывает понятие "ложный аудит". В профессиональном сообществе развернулась дискуссия: как эти изменения отразятся на рынке?

Аркадий Брызгалин, директор центра "Налоги и финансовое право" (Екатеринбург):

- Закон об аудиторской деятельности появился не случайно. Это тенденция: государство постепенно наводит порядок в тех сферах, которые необходимы для развития реформ, - в области оценочной, страховой деятельности, рынка ценных бумаг.

Самый позитивный момент закона - жесткое требование к аудитору предоставлять сведения о клиентах исключительно по решению суда и только тем государственным органам, которые указаны в этом решении. Таким образом, закон ввел категорию "аудиторской тайны". Аудитор - это ведь как врач: ему клиент раскрывает всю информацию о себе, иначе никакой работы не получится. Поэтому меня не должны допрашивать или пользоваться моими материалами против моего же клиента. К сожалению, в законе этот аспект прописан несколько поверхностно, там указана процедура истребования информации, но не предусмотрено, в каких случаях и при каких обстоятельствах можно вообще поднимать вопрос о получении сведений о клиенте у аудитора.

Другая ситуация, где законодатель сказал "А" и не сказал "Б", - это обязательное страхование аудиторской деятельности. И это правильно, так как от итогов проверки аудитором правильности исчисления налогов предприятием многое зависит: пропустил ошибку - предприятие заплатит штраф. Но хотелось бы знать, что законодатель подразумевает под страховыми рисками, а этого критерия нет. Мне кажется, нужно доработать эту статью, так как это сфера аудиторского законодательства, а не страхового, все-таки аудит имеет свою специфику.

И наконец, самое важное - новые правила лицензирования аудиторской деятельности. Я думаю, что создание нового органа совершенно не нужно. ИМинфин, и Центробанк прекрасно с этим справляются. Рынок аудиторов не такой большой, чтобы надзирать за ним с помощью отдельной структуры. Честно говоря, я просто боюсь, что у уполномоченного органа сфера приложения сил будет настолько мала, что единственным направлением его деятельности станут контрольные проверки действующих фирм. Нет, на мой взгляд, и необходимости в создании саморегулируемых организаций. Такие структуры нужны, когда участникам рынка нужно защищать свои интересы, заниматься лоббированием и создавать "общественное министерство". Пока в этом нет острой потребности. Тем более что количество фирм после принятия закона будет сокращаться. И это правильно. На рынке должны остаться серьезные фирмы.

Владимир Бойков, генеральный директорЗАО "Екатеринбургский аудит-центр":

- Думаю, что принятие закона существенно изменит ситуацию на рынке: его ждет укрупнение. Именно укрупнение, а не разорение или исчезновение аудиторских фирм, как это пытаются подать некоторые наши коллеги. Сам по себе аудитор с рынка исчезнуть не может, если он профессионал. Просто маленькие компании вынуждены будут объединяться. И это хорошо. Не секрет, что сегодня работает много мелких фирм и индивидуальных предпринимателей, которые не в состоянии всем категориям клиентов оказывать качественные услуги, особенно когда речь идет о банковском аудите. Банк - не пивной ларек, он ведет деятельность по различным направлениям, и охватить всю гамму невозможно. В крупной компании обязательно есть специализация: одни лучше разбираются в сути рынка ценных бумаг, другие - в особенностях бухгалтерского учета. Такова мировая практика: аудиторские услуги в чистом виде оказывают несколько крупных компаний, остальные просто консультируют клиентов. Это специфика и особенность нашего бизнеса, где право выбора не всегда играет положительную роль. Чем чревато наличие большого предложения? Предприятие или банк имеют возможность выдвинуть свои условия при выборе партнера не столько даже по цене, сколько по сути аудита, например попросить "закрыть глаза" на какие-то детали. Мы знаем "карманных" аудиторов, аудиторов, которые создаются для решения одной-единственной проблемы конкретного предприятия. Они за небольшие деньги берут ответственность за достоверность баланса, не делая проверок. Крупная аудиторская фирма может отказаться от такого "предложения": у нее и статус, и финансовое положение, и имидж. А мелкой порой терять нечего. Ну и нельзя сбрасывать со счетов финансовый аспект: мелкие компании часто демпингуют, пытаясь привлечь клиентов, и это дестабилизирует ситуацию на рынке. Поэтому я приветствую положения закона об обязательном наличии не менее пяти аттестованных специалистов.

А вот логика авторов закона в плане создания новой лицензирующей структуры мне не понятна. Совет по банковскому аудиту при Ассоциации российских банков, членом которого я являюсь, неоднократно давал заключения о том, что нецелесообразно таким революционным путем передавать в новый орган функции аттестации и лицензирования. Я не думаю, что и передача этих функций Минфину - хорошая идея. Банк России достаточно жестко контролирует деятельность аудиторов: прежде всего он требует соблюдения норм банковского законодательства, Минфин же в силу своих задач будет больше внимания уделять налоговой политике. В итоге это просто приведет к снижению качества услуг аудиторских фирм, и Банку России станет сложнее координировать деятельность коммерческих банков, а последним - больше "работать над ошибками". К сожалению, мнение профессионального сообщества в этом вопросе проигнорировано.

Елена Лавренчук, директор аудиторской фирмы "Лавренчук и партнеры" (Пермь):

- Требование о минимальном штате аудиторской фирмы в размере пяти лицензированных аудиторов я расцениваю как попытку ограничить рынок путем сокращения количества мелких аудиторских фирм. Кроме того, это затруднит создание новых фирм: найти сразу пять лицензированных специалистов сложно. На мой взгляд, этот пункт закона отражает интересы только крупных игроков рынка. Не секрет, что аудитор с лицензией предъявляет повышенные требования по зарплате, поэтому многим мелким фирмам содержать лицензированных аудиторов не по карману. Следовательно, часть фирм, не выполнивших условия, уйдет с рынка, а их клиентов подберут более крупные и богатые компании. При этом я не вижу смысла направлять на проверку какого-то предприятия, допустим, сразу трех лицензированных аудиторов. Достаточно, чтобы руководитель этой группы имел лицензию.

Не до конца проработано определение "ложный аудит". То, что это понятие появилось, - хорошо. Но "ложным" аудит признается только по решению суда. А что предъявлять в суд, не понятно. Логично, что подтверждением может стать заключение другой аудиторской фирмы, которое вскроет изъяны предыдущей проверки. Но кто будет платить за повторную проверку?

Неопределенной остается и стоимость аудиторских услуг. Аудитор продает свою интеллектуальную собственность, знания, квалификацию, а стоимость этих услуг не определена, нет единых тарифов. Я надеялась, что в новом законе будет предложено решение этого вопроса.

Леонид Мильман, директор фирмы "Аудит-М"(Пермь):

- Поддерживаю положение закона, которое запрещает индивидуальным аудиторам осуществлять обязательный аудит. Просто представьте себе трудоемкость проверки предприятия, численность работников которого более 200 человек. Чтобы выдать нормальное заключение, аудитор должен проработать на нем как минимум полгода, какие бы стандарты аудита ни использовались.

При общении с клиентами мы нередко сталкиваемся с результатами работы мелких аудиторов. Иногда обнаруживается вагон с маленькой тележкой проблем, на которые они не захотели или не смогли обратить внимание. Таких аудиторов и мелких фирм достаточно много, причем как с лицензией, так и имеющих только аттестаты. Но надо понимать, что лицензия большинству таких фирм и не нужна, поскольку процентов 60 - 70 работ на рынке - сопутствующие услуги: приведение в порядок бухучета, различные технико-экономические обоснования, постановка учета, документооборота.

Введение института проверки качества аудиторских услуг - идея замечательная. Только, на мой взгляд, использовать его будут не столько для проверки качества услуг, сколько для конкурентной борьбы на рынке. Опять же не ясно, как будет осуществляться контроль. На момент прихода проверки в аудиторскую фирму у аудитора не будет ни одного первичного документа проверяемого предприятия. Единственный документ, который фирма хранит, - экземпляр заключения с приложением расчетов по клиенту. Понятно, что такую проверку невозможно осуществить без повторного выхода на предприятие-заказчик. Так что я не вижу иного выхода из этой ситуации, кроме как проверять аудитора в момент осуществления им деятельности. И очень сомневаюсь в том, что клиент пустит к себе другого аудитора или организацию для перепроверки деятельности первого, поскольку субъект проверки в законе не упомянут и не обязан предоставлять данные для повторной проверки. Наверное, будут выпущены подзаконные акты, которые урегулируют все эти моменты.