Древесные балансы

3 декабря 2001, 00:00
  Урал

Развитие лесной отрасли, пребывающей в состоянии неустойчивого равновесия, будут определять противоположные тенденции: рост внутреннего спроса и сокращение экспортного

*При подготовке обзора использованы данные ГТК РФ, Госкомстата РФ, Комиссии по сельскому хозяйству ООН (Forest Agriculture Organisation), ежегодного отчета за 2000 год Финской лесопромышленной федерации (Finnish Forest Industry Federation), данные сайта www.lesprom.ru, а также опросы экспертов.

Россия занимает первое место по запасам леса: у нас сосредоточено примерно 25% общего объема мировых запасов древесины. Лесом покрыто 722 млн га - около 40% территории страны. "С точки зрения лесных ресурсов Россия - гигант на мировой сцене. С точки зрения производства и торговли лесом ... ее доля относительно невелика", - столь мягкая формулировка содержится в ежегодном отчете Комиссии по сельскому хозяйству ООН. На деле ситуация еще хуже. В общем мировом экспорте лесоматериалов на долю России приходится всего 3%, при этом специализируется она в основном на поставках продуктов с самой низкой добавленной стоимостью.

Россия в мировой торговле лесом

На отдельных рынках положение России таково: доля в мировом экспорте лесопродукции низкой степени переработки (пиломатериалы, химическая целлюлоза, фанера) - 3%, газетной бумаги - около 4%, доля на рынке продукции глубокой переработки (высококачественной бумаги, прочих сортов бумаги и картона) - менее 1%. И лишь по экспорту круглого леса Россия входит в число лидеров: целых 17% мирового рынка (2-е место после США).

Мировая торговля лесоматериалами в основном локализована в рамках нескольких региональных рынков - североамериканском, европейском, азиатском. Крупнейшим потребителем на первом из них являются Штаты, значительный объем производимых США и Канадой лесоматериалов экспортируется в Японию. Центральное звено азиатского рынка - Китай и Япония, на долю которых приходится почти пятая часть мирового импорта. Именно на эти экономики в основном ориентированы крупные лесоэкспортеры Индонезия и Малайзия (7-е и 11-е места в мировом экспорте соответственно), значительный объем лесоматериалов экспортируется сюда из России.

Особенность европейского рынка лесоматериалов - большое число крупных экспортеров и импортеров (пять из десяти крупнейших экспортеров и импортеров приходится на Европу).

Мировые региональные рынки относительно изолированы друг от друга, поскольку в каждом регионе есть собственные крупные запасы леса и перерабатывающие мощности. Североамериканский континент полностью обеспечивает себя лесом плюс сюда идет львиная доля экспорта с богатого ценными породами леса южноамериканского континента. Азиатско-Тихоокеанский регион имеет большие запасы леса в Индонезии, Малайзии.

Географическое положение России дает ей одно большое преимущество и один крупный недостаток. Преимущество заключается в стратегически удобном местоположении: мы можем поставлять лес на три основных рынка - в Северную Америку, Азию и Европу. Недостаток - во всех трех регионах имеются развитые собственные перерабатывающие мощности, поэтому Россия вынуждена экспортировать продукцию самой низкой степени переработки. Основная добавленная стоимость при переработке российского леса создается иностранными производителями.

Наглядно это можно увидеть, сравнив структуру производства, экспорта и импорта основных видов лесопродукции России и Финляндии. Почему Финляндии? Потому что эта маленькая страна, чьи общие запасы леса (1,7 млрд кубометров) лишь немного превышают запасы леса Свердловской области (1,56 млрд кубов), занимает третье место в мире по объему экспорта лесопродукции и первое - по экспорту качественных сортов бумаги. На 85 - 90% финская лесная промышленность обеспечивает себя собственным сырьем, недостаток сырья на 83% (по данным за 2000 год) восполняется поставками из России.

В чем же разница? А разница в том, что Россия экспортирует дешевые бревна и доски, а закупает дорогую бумагу. Помимо Финляндии, Швеции, других европейских стран, Россия поставляет более 90% бревен мягких сортов в Китай (это около 40% общего китайского импорта бревен). Более дорогие твердые сорта завозятся в Китай в основном из Малайзии и, как ни странно, из Европы (по утверждениям экспертов, это явление временное, связано с низкими ценами на буковое дерево в Европе).

Финляндия же, наоборот, закупает дешевые бревна, а экспортирует дорогую бумагу. И благодаря этому лесопромышленный комплекс обеспечил Финляндии в 2000 году экспортные поступления объемом примерно в 1/3 от совокупных экспортных поступлений российской нефтяной отрасли.

Финляндия и Свердловская область: мы чем-то похожи...

Как мы уже выяснили, Свердловская область по общим запасам леса сравнима с Финляндией. Правда, покрытая лесом площадь у нас меньше вдвое, съем древесины с одного гектара - почти в 5 раз (это определяет эффективность лесозаготовок), а общая вывозка древесины - почти в 10 раз. Это связано с одной из двух важнейших российских проблем - плохими дорогами или их отсутствием, из-за чего падает доступность лесных массивов.

Предприятия лесопромышленного комплекса Свердловской области можно разделить на экспортеров и ориентированных на внутренний рынок. Экспортеры: ОАО "Лобва", ЗАО "Фанком", ОАО "Ляля-лес", ОАО "Тагиллес", Юшалинский ДОК и ряд леспромхозов, поставляющих в основном круглый лес либо напрямую на экспорт, либо через сбытовые организации (ПО "Свердлес", АОЗТ "Свердлеспром", Уральскую лесопромышленную компанию и др.). Крупнейшие предприятия-поставщики на внутренний рынок: Туринский и Новолялинский целлюлозно-бумажные заводы, Алапаевская лесопромышленная компания, Серовский энерголесокомбинат и другие.

В 1999 - 2000 годах очень высокие темпы роста (в среднем 80 - 100% в год) демонстрировали практически все ведущие предприятия. Исключение составил крупнейший производитель фанеры ЗАО "Фанком", который несколько снизил продажи в 2000 году. По всей видимости, это связано с ухудшением конъюнктуры основного для "Фанкома" рынка - североамериканского.

Однако уже по итогам 2000 года видно, что темпы роста продаж снизились, начала сокращаться рентабельность. Слабо заметное в 2000 году расслоение предприятий по финансовым результатам в 2001-м может трактоваться как существенное. Это расслоение обусловлено усилением двух долгосрочных тенденций, действующих на рынке с 1998 года: во-первых, ухудшением конъюнктуры мирового рынка лесоматериалов, усиленным ростом тарифов на железнодорожные перевозки и энергоносители; во-вторых, расширением внутреннего спроса на бумагу, упаковку, мебель, стройматериалы. Столкновение двух этих тенденций и будет определять будущий "ландшафт" и российского лесопромышленного комплекса в целом и свердловского в частности.

Рассмотрим эти тенденции подробнее.

Тревожные сигналы для экспортеров

Мировой рынок лесоматериалов переживает сегодня далеко не лучшие времена. Цены на основные позиции экспорта стабильно (хотя и не резко) падали с 1998 года. Исключение составила лишь древесная целлюлоза и бумага, цены на них поднялись в 2000 году в среднем на 20%. Однако в 2001-м рост остановился, а с лета сменился спадом. Цены на древесную целлюлозу упали в среднем на 20 - 30%, подешевела бумага (особенно качественные сорта).

В результате европейская бумажная промышленность вошла в полосу как минимум стагнации, цены на качественные сорта бумаги и целлюлозу продолжают падать, в среднем на 2% сократилось производство бумаги в Финляндии. Перспективы дальнейшего развития ценовой ситуации пессимистичны: по прогнозу UTIPULP (Бельгия) к концу 2001 - началу 2002 цены должны достичь "дна" и поднимутся не ранее, чем через год.

О "сползании" экспортеров лесоматериалов к стагнации говорили еще в прошлом году. К этому времени эффект девальвации был по многим позициям исчерпан высокими транспортными тарифами и падением мировых цен. Однако плохая конъюнктура мирового рынка - это "средняя температура по больнице". К примеру, активно растет китайский рынок, экспорт круглого леса на который из России за период 1998-2000 увеличился в пять раз (с 1,1 до 5,5 млн кубометров).

В целом можно утверждать, что экспортный рынок для России в 2001 - 2002 годах сократится. Об этом свидетельствует падение темпов роста по итогам 10 месяцев этого года (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) в лесопромышленном комплексе до 2,4%. Спад в американской экономике вызвал падение спроса на поставляемую в Штаты фанеру и пиломатериалы. Это сокращение в целом для ЛПК не будет критичным, однако предприятиям, ориентированным на североамериканский и европейский рынки, придется тяжело. Ситуацию усугубляет ввод мощностей по производству целлюлозы в Юго-Восточной Азии и Латинской Америке, который привел к падению спроса на российскую целлюлозу. Тем не менее экспортные возможности России на рынке стран Юго-Восточной Азии сохранятся.

Формула успеха: мебель, бумага, упаковка

Несмотря на то, что ЛПК России за 10 месяцев текущего года вырос всего на 2,4%, производство целлюлозно-бумажного комплекса росло быстрее за счет роста выпуска бумаги (на 3,5%), картона (на 12,6%), целлюлозы (на 5,8%). При этом выпуск пиломатериалов сократился на 7,1%.

В чем причина роста? Факты говорят о том, что основной импульс придал растущий внутренний спрос со стороны полиграфической промышленности, строительного сектора, производителей мебели, а также промышленности (спрос на тару и упаковку).

Емкость отечественного мебельного рынка, по официальным данным, составляла в 1999 году около 550 млн долларов, в 2000-м - почти 750. При этом около 30% рынка составлял импорт. Учитывая, что импортируется в основном дорогая мебель и большинство импортеров значительно занижают данные о ценах, можно предположить, что реально доля импорта составляет около 40%, а реальная емкость рынка превышает 1 млрд долларов. Другие оценки дают цифру примерно того же порядка. Так, журнал "Эксперт" приводит цифру емкости рынка в 1,5 млрд долларов ; Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности оценивает долю импортных продаж выше 50%.

О росте мебельного рынка и нехватке мощностей по производству качественной мебели свидетельствуют как минимум два факта. Во-первых, если сравнить Россию с Европой, то получится, что в Европе на одно мебельное предприятие приходится 5 тысяч жителей, а у нас - в 15 раз больше. Во-вторых, по итогам 2000 года зафиксирован резкий рост (в 2,6 раза) производства ламинированной ДСП, используемой при производстве мебели.

Пока отечественные производители проигрывают иностранным. Ситуацию усугубляет приход на отечественный мебельный рынок таких монстров, как Ikea. Однако не все потеряно. Дело в том, что для создания компактного производства качественной мебели нужны не такие уж большие инвестиции, особенно если модернизировать действующие мощности и приобретать бывшее в употреблении оборудование. Косвенные данные свидетельствуют о росте инвестиций в это направление: ежегодный уровень закупок оборудования в 1,8 раза превышает уровень 1997 - 1998 годов. Правда, по мнению участников рынка, закупается в основном бывшее в употреблении оборудование. Именно поэтому учитываемый официальной статистикой инвестиционный рост в отрасли невысок. Копировать же удачные дизайнерские решения зарубежных производителей наши мебельные предприятия научились давно. Этого, а также доступа к источнику качественных ламинированных древесно-стружечных плит уже достаточно для того, чтобы начать производить пользующуюся спросом мебель. Однако есть две глобальные проблемы: первая - дефицит на рынке качественной ламинированной древесно-стружечной плиты, вторая - масштабные вложения в раскрутку брэнда для обеспечения успеха продаж, что мелким производителям не потянуть. Поэтому сегодня все мы знаем, что мебель Ikea - это недорогая, но очень качественная мебель для среднего класса. А вот какого качества и на кого ориентирована продукция Средуралмебели - большой вопрос.

Однако проблемы это решаемые, и прежде всего в рамках интеграции производителей древесины и мебели. На наш взгляд, несмотря на активную экспансию на рынок западных производителей, один из серьезных шансов отечественных предприятий ЛПК заключается в инвестициях в производство мебели.

Другое, еще более перспективное направление - развитие картонно-бумажного производства. Когда мы слышим фразу "финская бумага", дальнейших комментариев по поводу ее качества не требуется. Именно поэтому Финляндия держит мировой рынок лесопродукции с самой высокой добавленной стоимостью. Однако и Россия не лыком шита. После кризиса многие компании перешли с финской бумаги на продукцию отечественных производителей, и, как выяснилось, по соотношению "цена - допустимое качество" она вполне приемлема. Рост спроса стимулировал инвестиции в этот сегмент. К примеру, один из крупнейших производителей бумаги Кондопожский ЦБК вложил почти 100 млн долларов в буммашину еще в 1999 году; 37 млн долларов вложила в создание в Подмосковье мощностей по производству гофрокартона и тарного картона группа "Титан" (включает Архангельский ЦБК и ряд других предприятий отрасли); идет строительство крупного завода по производству тарного картона в Челябинской области.

Перспективность этого направления вызвана еще и тем, что значительный объем бумаги закупается по импорту. Россия в 2000 году завезла, по данным Комиссии по сельскому хозяйству ООН, на 74 млн долларов (в два раза больше, чем в 1999) писче-печатной бумаги и на 220 млн долларов прочей бумаги и картона. С учетом вероятного занижения таможенной стоимости эта сумма должна быть в 1,5 - 2 раза больше, то есть потенциальный внутренний рынок, который российские производители могут захватить, - около полумиллиарда долларов.

Высокий потенциал внутреннего рынка целлюлозно-бумажной продукции подтверждается финансовыми результатами таких предприятий области, как Туринский ЦБЗ, который специализируется на производстве писче-печатных сортов бумаги (более 56% в реализации по итогам I квартала 2001 года) и ДВП (25% в реализации): завод увеличил продажи в три раза с 1998 года; балансовая прибыль выросла с 25 млн руб. в 1998-м до 48 млн руб. в 2000 году. Еще более впечатляющих успехов достиг Новолялинский ЦБК, который за 1998 - 2000 годы увеличил реализацию в 4,5 раза.

Будущее за интеграцией и инвестициями

Итак, стратегический интерес в отрасли с точки зрения инвестиционной привлекательности представляют прежде всего производители бумаги и упаковки; на втором месте производители мебели; на третьем - экспортеры с хорошо диверсифицированным экспортом. Это точки роста, вокруг которых, по логике, должна происходить консолидация лесозаготовительных и деревообрабатывающих активов.

По нашему мнению, дальнейший рост внутреннего рынка должен спровоцировать появление на нем достаточно крупных игроков, которые в перспективе смогут обеспечить стабильные поставки качественной продукции на экспорт, имея при этом "базу" в виде стабильного внутреннего спроса и мощной сырьевой базы. Конечно, для этого нужны достаточно крупные инвестиции. Из-за низкого технологического уровня выход конечной продукции из единицы сырья в России в несколько раз ниже, чем в развитых лесопромышленных странах. По данным НИПИЭИлеспрома, за 2000 год в России на тысячу кубометров заготовляемой древесины по сравнению с США производится в 2,1 раза меньше пиломатериалов, в 3,4 раза меньше фанеры, в 2,7 раза - древесных плит, в 5,5 раз - бумаги и картона. Тем не менее низкая стоимость сырья, рабочей силы частично уравновешивают этот дисбаланс. Более того, инвестиции, пусть и в недостаточных объемах, в отрасль поступают: за послекризисный период в реконструкцию мощностей ЛПК вложено свыше миллиарда долларов собственных средств предприятий (из них свыше полумиллиарда пришлось на 2000 год). Это не такая уж маленькая сумма: повторимся - приобретается в основном бывшее в употреблении дешевое, но качественное оборудование либо реконструируются действующие мощности. В целом необходимые для обеспечения конкурентоспособности на экспортном рынке необходимые инвестиции в небольшие (даже по российским меркам) Новолялинский и Туринский ЦБЗ (которые ориентированы пока в основном на внутренний рынок) составляют несколько десятков миллионов долларов. Инвестиции же в крупные комбинаты вроде Сегежского, Сыктывкарского ЦБК, Кондопоги исчисляются сотнями миллионов долларов.

Внутренний российский рынок в конечном счете не сможет окупить эти инвестиции, он слишком мал, однако в качестве "стартера" роста в ЛПК внутреннего спроса достаточно. Дальнейшее же расширение присутствия на мировом рынке будет делом нелегким, так как рынок лесопродукции жестко поделен. Даже если каким-то чудесным образом Россия в рекордные сроки ввела бы современные мощности по производству качественной бумаги, на внешнем рынке с распростертыми объятиями ее никто не встретит. Развитые страны прекрасно умеют защищать свой рынок от проникновения конкурентов, и глобальное преимущество российских лесоперерабатывающих предприятий - дешевая рабочая сила - быстро сойдет на нет после введения антидемпинговых пошлин. Тем не менее на мировом рынке периодически происходят перетасовки лидеров, и в эти моменты у потенциальных претендентов на место в клубе крупнейших экспортеров появляется шанс. Именно так на мировой рынок вышла Индонезия, увеличив долю в мировом экспорте фанеры с 2% в 70-х до 40% в настоящее время и нарастив в шесть-семь раз в 90-е экспорт качественных сортов бумаги (сейчас по этому показателю она в три раза обгоняет Россию).

С инвестиционной точки зрения отрасль не столь привлекательна, как предприятия металлургии и машиностроения, поэтому тенденции формирования крупных объединений здесь только начинают проявляться. Однако интерес к лесопромышленному комплексу у крупных участников рынка есть - об этом свидетельствует захват Усть-Илимского ЛПК группой "Сибал".

В Свердловской области таких крупных игроков нет и не предвидится, прежде всего в силу отсутствия крупных лесопромышленных активов (максимальная годовая выручка на предприятие едва составляет 15 млн долларов США). Однако интересные предприятия есть. Активы распределены между местными предпринимателями либо контролируются менеджментом. Из сформированных или формирующихся лесопромышленных групп отметим крупного экспортера пиломатериалов ОАО "Лобва" (контроль у Павла Федулева), группу предприятий, контролируемых Маликом Гайсиным (Новолялинский ЦБК, ОАО "Ляля-лес", "Шамара-лес", Карабашский и Камышловский ЛПХ), группу "Уральский лес" (входит в Металлургический холдинг, включает также компанию "Средуралмебель" и торговца "Карат-Е"), производителя шпал для МПС и мачт для энергетики Серовский энерголесокомбинат (входит в группу "Уралинвестэнерго"), АОЗТ "Свердлеспром" (структура, осуществляющая сбыт продукции ряда ЛПХ и владеющая пакетами акций некоторых из них).

Активно пытаются влиять на ситуацию в лесопромышленном комплексе и областные власти. Разработана долгосрочная программа развития комплекса, предполагающая объединение лесозаготовительных и перерабатывающих предприятий вокруг нескольких территориальных "узлов".

Тем не менее почти половина продаж осуществляется небольшими предприятиями, контролируемыми в основном менеджментом. Долгосрочные перспективы большинства этих предприятий достаточно туманны. Они не в состоянии вкладывать сколь-нибудь значительные ресурсы в поддержание технической базы и неустойчивы к изменениям конъюнктуры рынка. Дальнейшая их перспектива связана с присоединением к наиболее успешным предприятиям отрасли.

Аналитический центр "Эксперт-Урал"