Секса в искусстве у нас нет

Марина Романова
3 декабря 2001, 00:00
  Урал

К такому неутешительному выводу приводят редкие эротик-экшн в Екатеринбурге

Снова стали появляться на афишах и в пригласительных билетах рекомендации типа: "Детям до 16 не..." Начинают оберегать детей от искусства? Отнюдь - откровенно заманивают. Новый спектакль камерного театра "Волхонка" называется "Как это туда засунуть" и аннотируется таким образом: "До 18 и после 40 смотреть не рекомендуется". Несомненно, в расчете на то, что обозначенные возрастные категории особо активно побегут за билетами. Вряд ли эти ожидания оправдываются. Как и ожидания жаждущих "клубнички": на сцене целомудренно промелькнет на секунду девочка в трусиках - и все. Зато хоть спектакль не разочарует.

В музее фотографии недавно тоже вводили возрастной ценз - на "ACTion" Игоря Иванова. Сам автор признается: использовал для прикола, для разогрева интереса. А вот опасливый музей отнесся к ограничению, похоже, серьезно, особенно после того, как одну фотографию кто-то из зрителей стыдливо прикрывал газеткой. Впрочем, разогрева не наблюдалось. Малым интересом публики и объяснили закрытие выставки на две недели раньше запланированного и приглашение в залы вполне одетых мужчин и женщин Ван Дейка взамен обнаженных современных дам. Вахтерши освобожденно вздохнули: "Ну теперь хоть люди придут", мол, можно звать, не стыдно.

Женщины не продаются

Если кто-то думает, что рисовать, фотографировать и выставлять картины и фотографии обнаженных женщин - это работать на публику, он прав с точностью до наоборот. Кабацкий зазыв на стриптиз в искусстве сегодня не работает как рекламный прием. Еще несколько лет назад склонный к экспериментам музей молодежи весьма успешно проводил осеннюю живописно-графическую экспозицию "Нагота на Вознесенском" и весенний фестиваль "Ева" с использованием боди-арта. Прошлогодний же его проект "Лучшие фотографии Playboy" имел куда меньший резонанс, чем предполагалось.

Схематично ситуацию с "обнаженкой" можно представить в виде равностороннего "любовного треугольника". С одной стороны, зрители не смотрят (ажиотажа не наблюдается). С другой - коллекционеры не покупают. Вот недавняя беседа торговца картинами и художника. Торговец (советующе): "Нарисуй парусник какой-нибудь - быстро продам". Художник (жалостливо): "Ты же знаешь, я женщин обнаженных рисую". Торговец (сочувственно): "Да, это не пойдет, конкуренции не выдержишь...". А с третьей стороны - и художники почти не рисуют. То ли женщины перестали вдохновлять, то ли мужчины перестали вдохновляться. Редко увидишь нынче живописца, на полном серьезе изображающего обнаженное тело. Ну была на выставке современного искусства "Безумный двойник" фотография четырех парней без штанов на столичной улице, но ведь не тела же ради - эпатажа для. В общем, кризис жанра. Кстати, основополагающего в изобразительном искусстве. Написала - аж сама прослезилась...

Акт

К счастью, индивидуальные творческие кризисы не всегда совпадают с общими. Фотохудожник Игорь Иванов двадцать лет работает в двух жанрах: пейзаж и эротика. Снимает себе "обнаженку" в человеке и в природе, исходя исключительно из внутреннего спроса. Успел получить признание на высоком уровне: имеет "золото", "серебро" и "бронзу" FIAP, международной федерации фотоискусства, медали нескольких международных фотосалонов. Провел семь персональных выставок. Теперь вот завершил работу над проектом из двух частей: "Ню конца тысячелетия", представленной два года назад, и новоиспеченной "ACTion".

На фоне почти полного отсутствия эротического искусства выставка в подобном жанре сама становится action. А еще act, кроме понятных всем значений, в мировой практике искусства обозначает ню, обнаженную натуру. Не обошлось и без action в момент открытия (непременный ритуал актуального искусства). Зрителям предлагалось пройтись по телам, в том числе и авторскому (чем некоторые и воспользовались злорадно, учитывая неоднозначную оценку выставки). Дорожка из отксерокопированных фото на простой бумаге изгибалась в виде восклицательного знака и вопросительного. Одни смело шагали по телам, другие задумывались, отступали в сторону (автор при этом сидел в сторонке и подсматривал), а кто-то даже столь внимательно вглядывался под ноги, что обнаруживал здесь оригинальные работы, которых не было на стенах, например "сэндвиджи" - двойное фото.

По содержанию "ACTion" - не сладенькие девочки, а довольно жесткая эротика. По форме - монохром, принципиальная работа без компьютерных эффектов, без наложения кадров, хотя некоторые вещи выглядят как монтаж или снятые через фильтр. Ноу-хау автора - метод акцентирования деталей; в результате картина становится пластически многоплановой. На одной фотографии часть тела, та, что ниже спины, длится так долго и красиво, что по всем законам человеческой геометрии пора начаться спине. Как это сделано? - возникает вопрос, ведь почти все мы когда-то да держали фотоаппарат в руках и ощущаем себя по меньшей мере не профанами. Автор секретов не раскрывает.

- Зачем высокомерно отказываться от способной на многое и упрощающей процесс компьютерной техники?

- В массовых масштабах компьютерная техника, конечно, побеждает. То, что проще, всегда выигрывает. Но ценители остаются верны "чистому" фото. Оно будет становиться более эксклюзивным, авторским, как черно-белая фотография сегодня уже приоритет профи. Думаю, со временем фотография четко разделится на два направления: компьютерное и "чистое" фото. Первое - для любителей, второе - для профессионалов.

- Вы сказали "ценители". А они есть? Кто приобретал ваши работы?

- Единицы. Два-три крупных бизнесмена. Музеи, например испанский музей международной фотографии.

- Честно говоря, мне трудно представить солидное учреждение, оформленное частями голых тел. Квартиру видеть довелось: эротические фото высокого качества в прекрасных рамах оказались весьма уместны не только в спальне, но и в зале. Причина того, что эротические фотокартины редко покупают, видимо, не только в предмете изображения, но и в том, что фотография у нас пока мало воспринимается как искусство?

- Фотоработы приобретаются в сравнении с живописными и графическими примерно в соотношении одна к десяти тысячам. В столице появились первые коллекционеры, собирающие фотографию, на Урале их еще нет. Фото продолжает существовать в основном на бытовом уровне. За него не привыкли платить большие деньги.

- Каков порядок цен в мире?

- От 1 до 5 тысяч долларов (раскрученные имена и тираж 20 экземпляров без негатива). Мэтры, само собой, продаются дороже. Работа Ман Рея на аукционе Сотбис ушла за 607 тысяч долларов. В Москве произведения известных наших фотомастеров, Гринберга к примеру, идут по 300 долларов.

- Кого вы используете в качестве натурщиц?

- Профессиональных фотомоделей на Урале практически нет. Они не востребованы: собственные эротические журналы не создаются, художников, работающих в этом жанре, особо не наблюдается. Манекенщицы, что уверенно и красиво ходят по подиуму, еще далеко не фотомодели. Жить перед камерой, "держать" состояние - этому нужно учиться. Да и "звездная болезнь" им нередко мешает, все видится облегченно.

- Несколько лет назад натурщицы, позирующие студентам в архитектурном институте, скрывали, чем занимаются, знакомым представлялись кто бухгалтером, кто парикмахером. Сегодня же "натурщица" звучит гордо, это почти что "красивая". А мужчины-натурщики как относятся к такому роду деятельности?

- С мужчинами совсем сложно. Мало кто захочет считать позирование профессией, сказывается активная мужская натура. Но это не мои проблемы - я работаю преимущественно с женщинами.

- Ваши модели далеко не все писаные красавицы. Красивым можешь ты не быть, но эротичным быть обязан?

- Мои модели разные. Но всегда не без формы. Иначе не будет ни эротики, ни хорошей фотографии.

Эротика отделена от искусства

Эротическое фото существует полтора века и пережило разные этапы: от изображения хорошеньких девушек в соблазнительных позах, через откровенную и порой жесткую эпоху Playboy до современной концептуальности, когда художнику важно не столько тело, сколько идея, образ, драматургия снимка. И тогда мир признал эротическое фото видом искусства. В искусстве всегда было важно не "что", а "как". Мир - но не мы: у нас эротика "тематически" отделена от искусства.

Событием, еще одним action экспозиции Игоря Иванова, стало издание шикарного календаря, своеобразное пролонгирование выставки на год. Проект дорогостоящий, не коммерческий, лишь часть календарей ушла в продажу.

Удивительно все-таки: обнаженное тело на экранах ТВ, в специализированных журналах, книгах - запросто и в большом количестве. А в музеях шокирует. Видимо, когда чего-то много, требуется систематизация, и наш русский уральский народ упорядочил проблему просто и логично: место эротики - в секс-шопах, а в искусство без одежды не входить. Не проходит сразу и "эротобоязнь" у людей, долгое время находившихся в темноте (секс существовал в эксклюзивно ночном варианте). Впрочем, весь мир, а не только шестая часть земли, переживал в данном вопросе приливы и отливы. "Целому поколению школьников предложили вырасти с недоуменными мыслями о том, как выглядит в реальности обнаженное женское тело" - это из книги Рода Эшфорда. "Глядя на произведение искусства, не должно возникать никаких эротических чувств, одни эстетические" - это из Книги жизни советских людей. Закончилось ли ее чтение?

Екатеринбург