Безоглядная смелость экспериментатора

Тема недели
Москва, 17.12.2001
«Эксперт Урал» №24 (37)
Губернатор Алексей Чернышев пытается создать в Оренбуржье новый класс хозяйствующих субъектов путем скрещивания промышленников, сельхозпроизводителей и областных чиновников

В декабре 1999 года на губернаторских выборах оренбургские избиратели проголосовали за Алексея Чернышева. Традиционно "красная" область обрела губернатора-коммуниста, прошедшего партийную школу, которая и определяет его управленческий стиль. Как ни странно, красный губернатор сегодня устраивает, похоже, не только тех, кто за него голосовал.

Низы не могут, а верхи - не хотят жить по-новому

Сев в кресло губернатора при поддержке коммунистического крыла и сельских избирателей, новоиспеченный глава области начал возвращать электорату полученные авансы: "Один человек на селе дает работу семерым в городе, надо поднимать село, а оно всю промышленность поднимет". С первых месяцев правления он занялся переустройством системы управления регионом и любимым сельским хозяйством.

К моменту смены руководства области практически вся крупная промышленность Оренбуржья была поделена между финансовыми группами. Сельское хозяйство находилось в крайне запущенном состоянии (среди причин - низкие цены на зерно, рентабельность и оборачиваемость средств) и не представляло интереса для инвесторов. К тому же в большинстве хозяйств директора сохранили кресла еще с доперестроечных времен. Поэтому, приступая к обязанностям, Чернышев уже имел поддержку прокоммунистически настроенного большинства руководителей аграрного комплекса. Начав кредитовать сельское хозяйство, причем преимущественно из бюджетных средств, он без особых усилий получил полный контроль над рынком производства сельхозпродукции. Музыку заказывает тот, кто платит.

В 2000 году с помощью товарных кредитов областной администрации и Оренбургской нефтяной компании (тогда еще государственной) примерно на полмиллиона гектаров были увеличены посевные площади зерновых. Суровые директивы из области насчет увеличения посевных площадей, подкрепленные ГСМ, запчастями и посевным материалом, районное и колхозно-совхозное начальство восприняло как возвращение к милому сердцу партийно-советскому стилю руководства. А к кредитам директора сельхозпредприятий отнеслись как к безвозмездной помощи.

Но подсчет осенних цыплят показал, что полмиллиона дополнительных гектаров, введенных в севооборот, потащили вниз всю сельскую экономику. Урожайность и сортность зерновых низкая, старый машинно-тракторный парк не выдерживает повышенных нагрузок и обрабатывать площади просто нечем.

Учиться, учиться и еще раз учиться

Урок оказался наглядней некуда. Благо Чернышев - опытный политик и не наступает на одно и то же сельхозорудие дважды.

К 2001 году губернатор перестроил под себя региональную законодательную власть. Втиснул принципы выборности в привычную советскую систему управления, перекроив и внутренние границы области: 560 муниципальных образований были укрупнены до 43. Через областную думу провели закон, согласно которому большинство глав районов выбираются из состава представительных органов муниципальных образований по предложению губернатора. Это позволило Чернышеву получить лояльную районную верхушку.

На этом губернатор не остановился. Под его давлением принят законодательный акт, разрешающий главам районных администраций избираться депутатами Законодательного собрания. Всего депутатских мандатов 47. Если учесть, сколько муниципальных образований в области, нетрудно догадаться, за кем окажется большинство в областном парламенте. Так что оренбургский губернатор хорошо расчистил площадку для реализации управленческих замыслов.

Экспроприация экспроприаторов

Начавшийся в 2000 году передел собственности на ряде крупнейших предприятий области, последовавшее за этим снижение налоговых поступлений в бюджет привели к тому, что областная власть стала активно вмешиваться в дела промышленных предприятий.

Зону ответственности в секторе экономики губернатор очертил таким образом: областной администрации нужно иметь блокирующий пакет акций каждого крупного акционерного общества (25% плюс одна акция). Главный идеолог этого процесса, заместитель губернатора Борис Плохотнюк, начинание объяснил так: "Мы не стремимся вмешиваться в работу предприятия, мы хотим предоставить работникам социальные гарантии. Для этого надо, чтобы в совет директоров входили представители областной администрации".

Претворять идею в жизнь губернатор начал весьма жесткими методами: "У собственника, если он даже захочет работать без администрации, ничего не получится. Мы можем искусственно создать такую ситуацию, что директора сами придут и будут просить взять 25% собственности".

Крупные предприятия Оренбуржья оказались, однако, настолько интегрированы с российским, а то и мировым капиталом, что устремления местной власти большинство хозяев позволили себе проигнорировать.

Стирание граней между городом и деревней

Зато в результате осуществления "агропромышленной интеграции", объявленной губернатором с 2001 года стратегическим направлением, увенчалась успехом попытка переложить часть ноши по кредитованию сельхозпредприятий на частный сектор экономики.

Существуют два варианта интеграции. Первый носит внутрирайонный характер и представляет собой объединение технологической цепочки от производства до получения конечной продукции сельхозпереработки. Хозяйства - должники областного бюджета вкупе с переработчиками под патронажем районной администрации создают юридическое лицо, где от 25 до 51% уставного капитала принадлежит муниципальному образованию. Туда же передаются в аренду или вносятся в качестве уставного капитала основные фонды учредителей, происходит объединение оборотных средств. В текущем году 14 районных интеграционных объединений вложили в свои хозяйства около 102 млн рублей.

Второй вариант интеграции предполагает выкуп или аренду крупными сельхозперерабатывающими предприятиями основных фондов хозяйств. Новые собственники, к примеру ассоциация "Оренбургская марка" и ЗАО "Хлебопродукт 2", оказывают аграриям финансовую поддержку, покупают необходимую технику. Таким образом, складывается цепочка "село - предприятие переработки".

Интеграцией в области именуют и внедрение в сельское хозяйство крупных специализированных фирм и холдингов из других регионов, таких как "Разгуляй Укророс" или "ОГО", а также различных финансово-промышленных групп, имеющих бизнес в Оренбуржье. Причем им не просто предлагают оказать разовую помощь, а навязывают взять на баланс заброшенные хозяйства. Открыто ссориться с местной властью промышленники извне не хотят. Поэтому практически все промышленные предприятия знают о сельхозпроблемах области не понаслышке: НОСТА, Медногорский медно-серный комбинат, "Уралэлектро", Гайский ГОК и другие имеют в собственности пару-тройку колхозов.

Под знаком интеграции в 2001 году в аграрный сектор помимо бюджетных средств инвестировано более миллиарда рублей. В итоге собран рекордный за последние десять лет урожай. Наблюдается подъем в животноводческой отрасли. Однако ни областные деньги, ни инвестиции промышленных предприятий в аграрный сектор не привели к увеличению поступления налогов. Наоборот, из-за инфляции и невозвратов кредитов областной инвестиционный портфель худеет. Более того, навязанный сверху интеграционный процесс привел к парадоксальной ситуации: Чернышев, ярый противник купли-продажи земли, собственноручно привлекает собственников, имеющих виды на оренбургские степи. Недавняя иллюстрация: в ходе визита президента РФ в Оренбуржье руководители агропромышленных объединений области в беседе с Путиным в присутствии губернатора однозначно высказались за свободную куплю-продажу земли. Чернышев возражать не стал. Нетривиальный вариант обычного для России противоречия слова и дела.

Руки-крылья, а вместо сердца пламенный мотор

Алексей Чернышев принял область в отнюдь не худшее для нее и страны время. Воспользовавшись улучшением экономической ситуации, губернатор сумел собрать политические дивиденды, создав удобную для себя систему управления. Его попытки действовать в условиях рыночной экономики административно-командными методами привели к странному симбиозу хозяйствования промышленников, сельхозпроизводителей и представителей региональной власти. Это причудливое смешение в одном флаконе противоположных эпох развития дает результаты, неожиданные и для самого изумленного экспериментатора. В более экономически развитых регионах России подобное вряд ли оказалось возможно: гремучая смесь моментально взорвала бы ситуацию на территории.

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №24 (37) 17 декабря 2001
    Бизнес и власть: взгляд извне
    Содержание:
    Политику всегда приходится лавировать

    Но нельзя играть законами в интересах политической целесообразности, - считает губернатор Свердловской области Эдуард Россель

    Реклама