За здорово живешь

Платить страховым компаниям может позволить себе только крупный бизнес. Но и он не всегда хочет

Действительность методично доказывает: быть здоровым и богатым - это синонимы. Однако инвестировать в собственное здоровье сограждане пока не привыкли: по данным исследования потребительских устремлений среднего класса , медицинские услуги стоят в структуре расходов на последнем месте (4%). Не стремятся заботиться о здоровье сотрудников и руководители предприятий. Обещанное 41-й статьей Конституции право на бесплатное медицинское обслуживание давно не соответствует реалиям жизни. Сама по себе оплата услуг медицинских учреждений еще не гарантирует качества обслуживания. Выхода из ситуации два: либо самостоятельно искать медицинские центры, отвечающие представлению об адекватном соотношении цены и качества, либо купить полис добровольного медицинского страхования.

Страхование как зеркало экономики

Рынок добровольного медицинского страхования (ДМС) Свердловской области развивался на волне общего послекризисного подъема экономики региона. И втянуты в его сферу по преимуществу развивающиеся предприятия базовых отраслей: они накопили финансовые ресурсы, позволяющие выполнять социальные программы для работников. В результате лидируют на региональном рынке ДМС крупные кэптивные (ориентированные на обслуживание аффилированных финансово-промышленных групп или холдингов) компании. По большому счету, рынок своим развитием обязан именно им.

Бесспорный лидер по величине страховых взносов - Сибирско-Уральская страховая компания. Объем взносов этого крупного местного кэптива (136,5 млн руб.) вчетверо больше, чем у ближайших конкурентов. В основном его составляют взносы предприятий цветной металлургии, расположенных на территории Свердловской и Иркутской областей. Следом за Сибирско-Уральской СК идут филиалы крупных московских страховых компаний СОГАЗ и "Энергогарант" (33,9 млн руб. и 30,6 млн руб. соответственно). Основные источники поступления взносов для них - "родственные" предприятия газовой и энергетической отраслей. Пятерку лидеров замыкают также кэптивы: екатеринбургский филиал страховой компании "Медведь-ЛК" и страховая компания "Урал-Рецепт".

Среднее количество застрахованных по корпоративным договорам (в расчете на один договор) колеблется значительно: от нескольких тысяч у крупных кэптивов (более 4,5 тыс. у Сибирско-Уральской СК, более 2 тыс. у "Энергогаранта", свыше тысячи у "Урал-Рецепта") до нескольких сотен человек у других участников рынка. Величина показателя напрямую зависит от масштаба бизнеса предприятий, с которыми работает страховая компания. Сумма взноса в расчете на одного застрахованного по корпоративным договорам также сильно колеблется: от 1500 руб. до 6 тыс. руб.

Предприятия среднего и малого бизнеса страхованием за редким исключением не охвачены, работают с этим сектором рынка в основном страховщики среднего эшелона.

В страховании физических лиц максимальный показатель у страховой компании СОГАЗ (12 тыс. чел.), за ней с отрывом следуют екатеринбургские филиалы страховых компаний "Медведь-ЛК" (более 2,5 тыс. чел.) и РОСНО (более тысячи). При этом большая часть застрахованных - работники (и члены их семей), которые уже имеют полис ДМС, оплаченный работодателем, и приобрели дополнительный, чтобы расширить перечень услуг, предоставляемых корпоративными программами. Количество застрахованных физических лиц в других компаниях в десятки и сотни раз меньше, но и эти страхователи, как правило, уже имеют отношение к корпоративным договорам - обычно это менеджеры (и члены их семей) высшего и среднего звена, страхующиеся по расширенным программам ДМС. Счет лиц, самостоятельно купивших полис ДМС, идет на десятки.

Было бы здоровье - остальное купим

Участники рынка ДМС предлагают три основных продукта: монополисы, возвратные (они же транзитные или накопительные) схемы и классическое рисковое страхование.

Монополис дает право на одну медицинскую услугу, и стоимость его равна стоимости этой услуги. С середины 90-х годов монополисы составляли большую долю во взносах страховых компаний по ДМС. Популярность продукта объясняется просто: при оказании лечебным учреждением пациенту платной услуги стоимость этой услуги считается доходом учреждения и облагается всеми налогами. Работать же через страховую компанию гораздо выгоднее даже с учетом комиссионных этой компании. Полис в этом случае становится по сути счетом за оказанную услугу. Ни о каком реальном страховании речь здесь не идет. Поэтому с сентября 1999 года по указанию Минфина продажа монополисов перестала считаться страхованием, а начала квалифицироваться как продажа услуг и соответственно облагаться налогами. Однако устранить практику распространения монополисов не удалось. Возникли и сейчас в ходу страховые продукты, которые формально монополисами не являются (в них введена небольшая рисковая составляющая, например риск осложнения после оказания медицинской услуги, или в договор внесено условие об уплате взносов в рассрочку, при этом понятно, что после оказания услуги и оплаты первого взноса о договоре "забывают"), но остаются ими по сути.

При возвратной схеме стоимость оказываемых по полису услуг практически равна величине страхового взноса или даже меньше ее: страховая компания вычитает комиссионные (10 - 20%) за посредничество и организацию контроля над оказанием услуг. Если клиент за год деньги не расходует, они возвращаются или переходят на следующий год. Эта схема касается в основном предприятий, стоимость лечения сотрудников которых составляет фактически оплату услуги медучреждению в полном объеме плюс комиссия страховой компании.

Монополисы и возвратные схемы на рынке ДМС Свердловской области, по оценкам его участников, превалируют, причем на возвратные схемы приходится 85 - 95%. Объемы страхования по классической рисковой схеме (основное преимущество которой для страхователя в том, что страховая сумма намного превышает величину взноса) несопоставимо малы. Такой расклад обусловлен низкой страховой культурой руководителей большинства предприятий: они пока не готовы к осознанию того, что деньги, уплаченные страховой компании в виде взноса, могут не быть полностью потрачены на лечение сотрудников этого предприятия. Ситуацию, когда сумма страховой выплаты может существенно превысить сумму страхового взноса, они вообще не представляют.

Таким образом, можно утверждать, что рынок классического рискового ДМС пребывает в зачаточном состоянии. Со стороны страхователя спрос на эту услугу пока отсутствует. Однако, если он и появится, страховщики не готовы к работе в этом секторе ДМС в ближайшей перспективе.

Болезни роста

Понятно, что прогресс в сфере добровольного медицинского страхования, как и в любом секторе услуг, объективно возможен лишь при устойчивом улучшении общей экономической ситуации. Среди внешних факторов влияния отметим субъективный: вступление в силу 25-й главы Налогового кодекса, по которой сумма страховых взносов, относящихся на себестоимость, будет рассчитываться как 3% от фонда оплаты труда (по прежней норме - 1% от объема реализации продукции), приведет к неизбежному уменьшению этой суммы. На крупных предприятиях с большими фондами оплаты труда это отразится слабо. Однако для развития ДМС среднего и малого бизнеса (в первую очередь на предприятиях с небольшим штатом сотрудников, но большими оборотами) окажется серьезным препятствием. Не добавляет популярности ДМС и позиция Министерства по налогам и сборам РФ, которое пытается включить средства, выплачиваемые предприятиями за своих сотрудников, в совокупный годовой доход работников и взимать по ним подоходный налог. Причем базой для расчета налога станет сумма взноса за каждого конкретного работника вне зависимости от того, на какую сумму оказаны застрахованному медицинские услуги.

Среди внутрирыночных проблем важнейшая - финансовая дистрофия. По этой причине тормозится развитие, в частности, рискового ДМС. Для заключения договоров по классическим рисковым схемам, например с предприятием, все его сотрудники должны в обязательном порядке пройти медицинское обследование, что само по себе недешево. В результате страховые компании, как местные, так и филиалы из других регионов, либо вообще отказываются работать с конкретными людьми (при возвратной схеме), либо ограничиваются заполнением специальных медицинских анкет (в основном при рисковых схемах). Следствие подобной практики - антиселекция страхователей: среди желающих застраховаться от определенных рисков вероятность наступления страхового события гораздо выше средней. Кроме того, страховые компании не готовы выставлять обоснованные тарифы, так как обосновать тариф можно только когда счет застрахованных идет на тысячи.

Есть и инфраструктурные ограничители роста рынка: медицинские учреждения, имеющие приемлемую для страховщиков материально-техническую базу и качественный сервис, не готовы принять возросшее количество застрахованных (по свидетельству специалистов страховых компаний, очереди из застрахованных по ДМС возникают уже сейчас).

При таком раскладе лидирующие позиции в ДМС в ближайшей перспективе будут удерживать крупные местные и инорегиональные кэптивы. В развитии рисковых форм страхования их преимущества также очевидны: накопленный объем статистических данных позволит выставлять обоснованные тарифные ставки, что вместе с большим количеством страхователей даст кэптивам возможность держать тарифы на более низком уровне. Возможности расширения регионального рынка ДМС лежат в плоскости более полного освоения сектора крупных корпоративных клиентов в основном в базовых отраслях и увеличения сумм, отчисляемых на программы ДМС, уже существующими клиентами. До среднего и малого бизнеса руки участников рынка ДМС дойдут по мере разбора крупных клиентов и обострения конкуренции среди страховых компаний.

Формальные показатели, которые могли бы стать критерием при выборе медучреждения, отсутствуют. Поэтому как к экспертам в области контроля качества медицинских услуг мы обратились к самим специалистам ДМС. На наш взгляд, полученные результаты относительно индикативны: в Екатеринбурге не более пяти стационаров и поликлиник, качество услуг которых удовлетворяет требованиям страховых компаний и их клиентов.

Разумеется, оценки отдельных страховщиков не лишены предвзятости. Между ними и медицинскими учреждениями существуют партнерские отношения: страховщики финансируют ремонт палат и покупку медицинского оборудования. Вот некоторые родственные связки: СК "Гамма" - ГБ 41, СОГАЗ - ГБ 41, "Медведь-ЛК" - ГКБ 40, "Урал-рецепт" - ОБ 2.