Грозовое предупреждение

Ирина Перечнева
4 февраля 2002, 00:00
  Урал

Государство выбросило пряник и взяло в руки кнут

Банкротство - это законная процедура, в ходе
которой вы перекладываете деньги в брючный
карман и отдаете пиджак кредиторам

Тристан Бернар

В конце прошлого года государство предприняло последнюю попытку очистить экономику от бремени долгов: 1 декабря закончился срок подачи заявок от предприятий на реструктуризацию задолженности в бюджет. На этом пятилетняя история "выбивания" долгов из бизнеса завершена: тем, кто не воспользовался предоставленной возможностью, обещают массовые банкротства.

Сладкая реструктуризация

Впервые о проблеме гигантской задолженности налогоплательщиков российское правительство задумалось в 1996 году. Тогда экономика, построенная сплошь и рядом на взаимозачетах, задыхалась от недостатка денежной массы. Испробовав все мыслимые и немыслимые схемы выбивания долгов трубами и сахаром, власти предложили бизнесу отсрочить уплату неуплаченных налогов, пеней и штрафов в бюджеты и внебюджетные фонды на несколько лет. Первое такое постановление за номером 254 появилось 5 марта 1997 года. Однако оно не сработало ни в одном регионе. Главная причина - кабальные условия реструктуризации. Чтобы получить право реструктурировать задолженность, предприятие должно было передать в залог контрольный пакет акций, и в случае срыва графика платежей этот пакет отходил государству. Желающих рискнуть собственностью нашлось с десяток по всей России. Но государство не сдавалось: оно решило применить метод "кнута и пряника". В качестве пряника использовали условия реструктуризации, роль кнута играло банкротство, вернее его угроза. Однако с каждым разом пряник становился все слаще и слаще, а угроза банкротства не воплощалась в жизнь. Через год вышло новое постановление, 395: теперь от предприятия просили в качестве залога уже не контрольный пакет, а любое ликвидное имущество или банковскую гарантию. Но и эта схема не нашла понимания. Всего по области вышло на ликвидацию по постановлению 395 одно предприятие - Северский трубный завод. Следующий документ - 1002 - вышел через год и стал просто сахарным: обязательное условие - платежеспособность предприятия, которое определяло агентство по финансовому оздоровлению, и никакого залога. Главное, исправно платить текущие платежи. Первые шесть лет должник гасит основной долг, затем в течение четырех лет - накопленные пени и штрафы. Если график не срывается и предприятием уплачена половина долга, через два года налогоплательщику простят половину пеней и штрафов, а через четыре - все. На эту удочку кое-кто клюнул. Например, в Свердловской области за два года (с сентября 1999 года по март 2000-го) заявление на реструктуризацию подали 750 предприятий - это 70% всех налогоплательщиков, имеющих на это право. Из них 530 получили разрешение, однако 116 впоследствии право утеряли, потому что не платили текущие налоги. Тем не менее процесс пошел. Чтобы стимулировать предприятия, пилюлю еще чуть-чуть подсластили. В четвертом по счету постановлении 410 упростилась сама процедура подачи документов на реструктуризацию, в частности должнику не требовалось получать заключение территориального органа по делам о несостоятельности и банкротству. Кроме того, предприятиям разрешили включать в реструктуризацию пеню, накопленную за время между подачей заявления и получением на него разрешения от налоговых органов. В 2001 году правительство приняло отдельное постановление по реструктуризации долгов во внебюджетные фонды. Кроме того, был прописан еще более льготный механизм отсрочки долгов для сельхозпредприятий и даже исправительно-трудовых учреждений (колонии тоже оказались должниками федерального бюджета, который их же и финансирует). Исчерпав все возможности, в мае 2001 года государство поставило точку, определив последний срок подачи заявок на реструктуризацию 1 декабря: пряников больше не будет.

На собственные грабли

Надо сказать, что на кампанию вовлечения в реструктуризацию на последнем этапе были брошены все силы. В регионах проходили конференции, совещания, брифинги. Налоговые органы всю последнюю неделю рапортовали о количестве поданных заявок, и даже суббота 1 декабря была объявлена рабочим днем: самая последняя возможность реструктурироваться. В Екатеринбурге за неделю до окончания срока подачи заявок провели окружную конференцию, на которой менеджерам предприятий пригрозили персональной ответственностью, если они не урегулируют задолженность. Где-то эти угрозы подействовали. В Свердловской области, например, общее число подавших заявки - 1768, из них 684 пришлось на последнюю неделю. Всего в области платежеспособных должников, задолженность которых колеблется от тысячи рублей до миллиарда, около 12 тысяч. Ясно, что пару тысяч рублей расписывать на десять лет мало кто соберется, тем более что у многих долги образовались не так давно и их проще просто погасить. Поэтому Галина Казанина, заместитель руководителя управления МНС России по Свердловской области, рассчитывала на реальные цифры - около 2500 предприятий.

- Раньше предприятия не шли к нам по одной причине - налоговая безграмотность менеджеров. Сейчас причины скорее в другом. У многих все-таки не хватает оборотных средств, чтобы отвлечь их на погашение текущих налогов. И вторая группа - те, кто уже находится фактически в состоянии банкротства.

По мнению специалистов управления МНС, заявок могло быть больше и по чисто техническим причинам. Несмотря на то, что постановление правительства постоянно дорабатывалось, до конца устранить все административные препоны не удалось. Например, для того чтобы получить разрешение на реструктуризацию налогов в региональный и местные бюджеты, нужно составить и согласовать специальный график с чиновниками соответствующей администрации. Но подать заявку в управление МНС должник должен одновременно по всем налогам - федеральным, региональным и местным. Зачастую согласование графиков с местной администрацией занимает непозволительно много времени, что ощутимо затягивает сроки принятия решения. "Это несовместимые принципы - согласование графика и одновременность подачи заявки, - считает Галина Казанина, - надо брать какой-то один".

Аналогичные проблемы возникли и у должников во внебюджетные фонды. Как мы уже говорили, правительство приняло отдельное постановление по проведению реструктуризации в фонды социального, медицинского страхования и пенсионный. Для того чтобы, например, согласовать график погашения пеней и штрафов с Пенсионным фондом, предприятию из далекого уральского городка нужно ехать в областной центр, потому что уполномоченные Пенсионного фонда на местах не имеют права на принятие такого решения. Хотя сами условия реструктуризации безусловно привлекательны (при условии проплаты 15% пеней и штрафов в течение 5 лет остальные 85% списываются), но из-за утомительной процедуры многие мелкие предприятия не смогут вовремя на нее выйти.

Дело чести

Однако говорить о том, что широкомасштабная кампания, развернутая правительством и МНС, прошла даром, нельзя. Государство добилось того, что реструктуризировал свои долги крупный бизнес. В Свердловской области 16 налогоплательщиков с объемом задолженности более 100 млн рублей. И все 16 дружно согласились с предложенной схемой. Если учесть, что общая сумма заявок на рассрочку составила 18,7 млрд рублей, то ясно, что "план" дал именно крупный бизнес. Аналогичная ситуация и в других регионах. Например, в Башкирии исправно реструктурируют долги крупные предприятия с участием государства - Башспирт, Баштрансгаз и другие. С удовольствием воспользовались предоставленной возможностью ИТУ: в Свердловской области заявки подали 80% учреждений.

Так что главную задачу - разобраться с "работающими предприятиями" - государство выполнило. Остальным сказано жестко: пряников больше не будет. И твердо обещан кнут: "будем банкротить".

- У нас определен круг предприятий, с которыми мы активно работаем по финансовому оздоровлению с января 2002 года. Это не значит, что банкротство будет повальным. Подходить будем дифференцированно, смотреть, когда недоимка образовалась, но если предприятие имеет долги прошлых лет и не реструктурировало их - разговор будет жесткий, - обещает руководство МНС.

Участники рынка позитивно относятся к намерению правительства именно таким образом разобраться с должниками. Директор юридического агентства "Частное право" (Екатеринбург) Максим Колесников считает, что для нынешней власти любой шаг назад будет выглядеть как поражение.

- Если государство не предпримет никаких действий, это будет просто смешно. До этого каждый этап реструктуризации заканчивался предложением предприятиям пройти новый. Сейчас этого делать нельзя. Иначе это будет воспринято рынком как индульгенция, для того чтобы не платить налоги и дальше. Я не вижу ничего плохого в том, даже если такие процедуры будут массовыми. По крайней мере предприятия будут знать, что их могут наказать.

За январь этого года управление МНС по Свердловской области подготовило порядка десяти исковых заявлений о признании банкротами предприятий, которые не подали заявления на реструктуризацию. Кроме того, усилены меры принудительного взыскания задолженности: приостанавливаются операции по счетам, с них снимаются деньги, предприятия принудительно расплачиваются за долги имуществом.

Екатеринбург-Уфа